Яндекс.Метрика
Контакты
+7(495)728-36-44
без перерыва на обед, с 08-00 до 22-00;
по неотложным вопросам круглосуточно.

В колонии в Копейске произошел бунт
В колонии в Копейске произошел бунт

Фотография: Станислав Красильников/ИТАР-ТАСС

 | 

В колонии №6, расположенной в Копейске Челябинской области, взбунтовались заключенные. Как утверждают правозащитники и родственники зэков, около 300 осужденных около суток отказывались от приема пищи, требуя прекратить пытки, а в субботу забрались на вышку колонии и просили помощи у родственников. Близких зэков в колонию не пускают — вместо этого их попытался прогнать ОМОН. Несколько человек попали в травпункт.

О том, что в копейской ИК-6 произошел бунт заключенных, который пытается подавить полицейский ОМОН и спецназ ГУ ФСИН по Челябинской области, «Газете.Ru» сообщила партнер правозащитной организации «Gulagu.net» Оксана Труфанова. Она рассказала, что все воскресенье провела возле колонии — все это время рядом с КПП исправительного учреждение дежурила группа родственников зэков, всего, по ее данным, около 300 человек. Как отмечает Труфанова, речь шла не о бунте как таковом, а о голодовке и акции протеста: таким образом заключенные требовали остановить постоянные, как они говорят, пытки и издевательства со стороны администрации исправительного учреждения.

«На днях в колонии избили заключенных, поместили их в штрафной изолятор (ШИЗО) и больше оттуда не выпускали. Остальные осужденные потребовали, чтобы администрация колонии показала им избитых — они хотели проверить, живы они или нет. Им отказали, и тогда они решили устроить акцию протеста, перестав принимать пищу», — заявила Труфанова.

Сколько осужденных было побито и какова их судьба, правозащитник сказать не смогла. По ее информации, в акции протеста участвуют около 300 заключенных.

Вслед за отказом от пищи, продолжает Труфанова, зэки демонстративно не стали возвращаться на места, выстроились шеренгой на плацу и так простояли более суток на морозе — с пятницы по субботу. В субботу заключенные, не встретив понимания у администрации колонии, решили пойти дальше — они забрались на вышку для наблюдения, захватили ее и пробыли там до вечера.

Они сделали самодельный плакат с надписью «Люди, помогите!» и вывесили его на общее обозрение. «На вышке было несколько десятков человек, может быть, человек 100, а может быть, даже 200. Они кричали родственникам, требовали помощи. Родственники утверждают, что надпись была красного цвета, не исключают, что это кровь. Заключенные начали вскрывать вены», — рассказывает Труфанова.

В субботу в колонию приехали члены областной Общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания (ОНК), но администрация пускать их внутрь отказалась.

Попасть в «зону» смогла лишь Труфанова, которой удалось добиться встречи с руководством учреждения. «Почему они не пускали тех, у кого есть полномочия на посещение колонии, я не понимаю — пройти внутрь смогла только я одна. Видимо, они рассчитывали на то, что я успокою родственников, буду играть в их игру. Я пообщалась с администрацией: мне сказали, что бить людей не будут, но верилось с трудом. Родственников тем не менее пускать отказывались», — утверждает она.

После беседы с руководством колонии Труфанова, по ее словам, уехала. Все то время, которое правозащитница была в отъезде, ей «названивали родственники и просили вернуться, говоря, что без меня их всех убьют». Вернулась на место она через несколько часов — к этому моменту ситуация только накалилась. У КПП по-прежнему стояли родственники, требовавшие пустить их в колонию, а на вышке все так же привлекали к себе внимание заключенные.

У колонии были припаркованы несколько автобусов ОМОНа, СОБРа и спецназа ГУ ФСИН по Челябинской области, отмечает Труфанова. Часть «спецназовцев» и «омоновцев» стояла у колонии, другая часть — пошла внутрь: «Видимо, было решено подавить людей. Как мне рассказывали родственники, из колонии слышались крики. Что там делали с заключенными, можно было только догадываться».

Она рассчитывала повторно попасть в колонию: Труфанова понадеялась на представителя аппарата уполномоченного по правам человека в Челябинской области, который пообещал, что разрешение на ее допуск получен. Но как только она подошла к входу, бойцы отрядов спецназначения активизировались.

«Я услышала «Бьем!», и на родственников бросились люди в черных масках, в обмундировании и с дубинками.

Все побежали, но многих догнали. Меня лично ударили по голове и свалили с ног. Я им говорила, что я правозащитник, но мне в грубой форме, матом, сказали, чтобы я помалкивала, а то получу еще», — подчеркнула Труфанова.

Травмы от «работы» ОМОНа, СОБРа и спецназа областного ГУ ФСИН получили несколько человек. Некоторые из них впоследствии поехали в травмпункт снимать побои. Вместе с ними туда отправились и сотрудники полиции. «Уже в травмпункте я слышала, как по рации полицейским было приказано никого не выпускать, чтобы потом всех отправить в отдел полиции для дачи показаний. Я не исключаю, что уже в отделении нас может ждать провокация: родственников заключенных, к примеру, обвинят в неподчинении сотрудникам полиции», — предполагает правозащитник.

Как рассказал «Газете.Ru» руководитель «Gulagu.net» Владимир Осечкин, ситуация в ИК-6 под свой контроль взял президентский Совет по правам человека (СПЧ). Председатель совета попросил у Осечкина подготовить материалы по ИК-6 для того, чтобы на проблему компетентно отреагировала профильная рабочая группа СПЧ.

Что сейчас происходит в колонии, Труфанова не знает. На момент написания заметки она все еще находилась в травмпункте. Вместе с ней там был брат заключенного ИК-6 Дениса Любистока Борис. Его родственника, как он говорит, сотрудники колонии побили 13 октября. «Его сразу поместили в ШИЗО. После избиения у него побывало два адвоката — оба они зафиксировали следы побоев, синяки. Говорят, держали восемь человек, а бил один», — рассказал «Газете.Ru» Борис Любисток.

Постоянные избиения и пытки в ИК-6 — не новость, продолжает он. Это отличительная черта этой колонии, продолжает Любисток. Его брат попал в ИК-6 в июле, туда его его перевели из ИК-1, которая тоже находится в Копейске. «Так вот там, в ИК-1, у него проблем никаких не было — все было спокойно. За пять лет, которые он отсидел, он попадал в ШИЗО от силы пару раз. А тут сразу приехал, был избит и помещен в изолятор, из которого его практически не выпускали. Мне с июля отказывают в свидании с ним. Ссылаются на то, что брат в ШИЗО», — посетовал Любисток.

До этого правозащитники не раз жаловались на порядки в ИК-6.

Последний раз о пытках членам областной ОНК рассказал заключенный Евгений Терехин. По его словам, у него выбиты зубы, также после избиения у Терехина обнаружились проблема с мочеиспусканием. Еще раньше о невыносимых условиях содержания «Газете.Ru» рассказывал бывший заключенный ИК-6 Михаил Ермураки. «За все то время, которое я находился в колонии, я наблюдал, как администрация учреждения силами рядовых сотрудников и приближенных к ней заключенных занимается вымогательством денег с осужденных. В случае отказа зэков бьют», — говорил Ермураки.

От администрации незаконную деятельность своих подчиненных контролирует, по словам бывшего заключенного, начальник колонии Денис Механов, от осужденных — бывший заместитель губернатора Челябинской области Виктор Тимашов, который был осужден за взятку на 10 лет и отсидел уже половину своего срока в ИК-6.

Приближенных к администрации заключенных, которые за свое сотрудничество находятся на льготном положении в колонии, зэки называют «сдиповцами» (производное от аббревиатуры СДиП, которая расшифровывается как секция дисциплины и порядка). «Сдиповцы», по его словам, свободно владеют мобильными телефонами, им по желанию предоставляют свидания с родственниками и даже с проститутками, по территории колонии они передвигаются свободно — могут даже выполнять функции сотрудников колонии, например, принимать вновь прибывших.
«В колонии около пятидесяти приближенных к администрации заключенных. Давление начинается, когда ты только попадаешь на зону. Поначалу тебя стараются прощупать — насколько ты кредитоспособен, — отмечал Ермураки. — У тебя узнают, кто твои мама, папа, жена, брат, дедушка, бабушка, чем они занимаются, есть ли у тебя бизнес на воле, и в зависимости от полученной информации действуют. Говорят: «Тебе сидеть 13 лет, подумай, как ты будешь жить: вот, к примеру, ремонт в кабинетах у сотрудников колонии нужно сделать».

Тех, кто «не ломается» и находит в себе силы пожаловаться на пытки правозащитникам или в правоохранительные органы, бьют еще сильнее, утверждает Ермураки. Если традиционные средства убеждения не помогают, заключенному угрожают унижением. Насилие может закончиться летальным исходом, говорит он. Пример — история заключенного Николая Коровкина, который, по словам бывшего зэка, не выдержал побоев и умер в июне 2012 года. Свидетели избиения Коровкина, которые предали огласке происшествие, также были избиты, рассказывали «Газете.Ru» представители «Gulagu.net» и челябинской ОНК. Речь идет об осужденных Данииле Абакумове и Олеге Локтионове. Побитый в ноябре Денис Любисток был среди тех, кто постоянно жаловался на действия администрации. Вместе с ним недовольны своим положением, отмечал Ермураки, — Артем Дмитриевский, Руслан Латыпов, Виталий Корташов, Андрей Жмаев, Сергей Рычков, Максим Краснобаев, Антон Нечаев, Семен Трусков, Андрей Фомин и Вианор Думава.

Получить комментарии в ИК-6 не удалось.

Однако ГУ ФСИН по Челябинской области выступило с официальным заявлением, которое было размещено на сайте ведомства «для предупреждения распространения недостоверной информации».

«24 ноября в 11.30 в ИК-6 перед проведением обеда осужденные шести отрядов в количестве 250 человек вышли на режимный коридор жилой зоны учреждения и выдвинули незаконные требования по ослаблению режима содержания, в частности, освобождению ряда осужденных из штрафного изолятора, водворенных туда за нарушения правил внутреннего распорядка», — говорится в заявлении. На место происшествия прибыли начальник ГУ ФСИН России по Челябинской области генерал-майор внутренней службы Владимир Турбанов и прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Александр Яковлев. «В настоящее время проводится служебная проверка, выявляются все обстоятельства произошедшего, — говорится в сообщении. — Обстановка в учреждении контролируемая и управляемая»

Добавить комментарий

ПОДПИСКА
https://i2.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/rss.jpg?resize=25%2C25     https://i0.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/tt.jpg?resize=25%2C25     https://i0.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/ff.jpg?resize=25%2C25     https://i1.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/vv.jpg?resize=25%2C25     http://https://i2.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/lj.jpg?resize=26%2C26