Яндекс.Метрика

Новости

Немецкое семейное законодательство предусматривает следующие виды алиментов:

— между родственниками по прямой линии — родителями и детьми (§1601 ГК);

— между супругами в том случае, если они проживают раздельно (§1360  ГК);

— между разведенными супругами (§1569  ГК);

— мать ребенка, родившегося вне брака, имеет право на получение содержания на ребенка от его отца (§1615  ГК).

Гражданский кодекс Германии содержит отдельную статью (§1612 ГК), определяющую размер минимального содержания для несовершеннолетних детей. Различий в расчетах алиментов на детей на территории старых и новых федеральных земель страны не существует. Следует отметить, что защита алиментных прав несовершеннолетних детей — область, строго охраняемая законодательством и судебной практикой.

Содержание детей должно быть обеспечено обоими родителями и после семейного разрыва или развода. До совершеннолетия ребенка считается, что тот родитель, у которого ребенок живет, выполняет свою обязанность по содержанию повседневной заботой, уходом и воспитанием ребенка. Второй родитель, соответственно обязан оплачивать содержание деньгами каждый месяц вперед, в зависимости от собственного дохода. Закон не предусматривает возможности отказа одного из родителей от своих обязанностей по обеспечению содержания ребенка.

Размер алиментов зависит от доходов родителя, который после развода проживает отдельно от ребенка: чем выше доход, тем выше размер алиментов, который определяется так называемой Дюссельдорфской таблицей. Тот же родитель, с которым остался ребенок, может требовать алименты на собственное содержание, по крайней мере на срок 3 года со дня рождения ребенка, независимо оттого, были отношения родителей официально зарегистрированы или нет (§1615 ГК). Кроме того, отец ребенка обязан обеспечить содержание матери на время 1,5 месяца до рождения и 2 месяца после рождения ребенка, а также оплатить затраты, связанные с беременностью и родами, и необходимые медицинские услуги.

Необходимо иметь ввиду, что при расторжении брака между гражданином ФРГ и иностранным гражданином на территории Германии судебная практика во многих случаях такова, что при решении вопросов о праве проживания и воспитании ребенка предпочтение отдается гражданину ФРГ. Как правило, это происходит потому, что тот из родителей, который является иностранным гражданином, не работает, в то время как другой родитель, гражданин ФРГ, имеет стабильный заработок и, таким образом, в состоянии обеспечить ребенку лучшие условия жизни. Это означает, что суд в обязательном порядке учитывает, работает ли тот родитель, который является иностранным гражданином, его степень интегрированности, знание немецкого языка и, соответственно, его реальные шансы найти работу, чтобы обеспечивать ребенка (детей). Поэтому если родитель —  иностранный гражданин — имеет стабильный заработок, достаточный для того, чтобы обеспечить ребенку нормальные условия жизни, то факт, что суд решит в пользу родителя — гражданина ФРГ — вовсе не очевиден.

Германское гражданское уложение — Википедия

Источником правового регулирования семейного права в ФРГ является книга четвертая Гражданского Кодекса Германии (далее — ГК, нем. BGB — Burgerliches Gezetzbuch), Закон о браке 1946 г. с последующими изменениями, Закон об усыновлении 1976 г., Первый закон о реформе брачного и семейного права 1976 г., Закон о равноправии мужа и жены в области гражданского права 1957 г. и другие законы.

По германскому законодательству заключение брака должно происходить в органе ЗАГС, в ходе определенной церемонии с участием как самих лиц, вступающих в брак, так и совершеннолетних свидетелей (§1317 ГК). Условиями заключения брака являются: принадлежность вступающих в него к разным полам, достижение сторонами брачного возраста (18 лет), наличие добровольного согласия вступающих в брак (§1317 ГК). Запрещены браки между родственниками третьей степени, т.е. между дядей и племянницей, тетей и племянником. При нарушении условий заключения брака он может быть признан недействительным.

Режим имущества супругов может быть договорным, т.е. установленным на основании заключенного ими брачного договора (который может быть составлен и заверен нотариально как до заключения брака, так и во время) и законным, т.е. установленным законом. В качестве законного в ФРГ установлен режим так называемой «условной общности» имущества супругов или режим «общности прироста», что означает, что в случае развода супруги имеют право на половину от стоимости прироста имущества, т.е. разницы между стоимостью их имущества на момент заключения брака и на момент его расторжения. Кроме того, супруги обязаны взаимно содержать друг друга.

Правоотношения между родителями и детьми могут носить имущественный (взаимное алиментирование) и личный (осуществление т.н. родительской заботы, обязанности по воспитанию детей и др.) характер.

Допускается добровольное установление отцовства ребенка на основании заявления отца (§1723, 1724 ГК) и судебное установление отцовства путем предъявления соответствующего иска.

Усыновителем может быть лицо, достигшее 25 лет, с разницей в возрасте между ним и усыновленным в 18 лет (§1744, 1745 ГК). Усыновляемый должен выразить свое согласие на усыновление.

Практика относительно субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве в последние несколько лет устоялась с явным уклоном в сторону расширения оснований и случаев привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. Дела, в которых в удовлетворении подобного рода требований кредиторов было отказано, можно сосчитать по пальцам одной руки.

Одним из таких примеров является Постановление АС Северо-западного округа от 25 февраля 2020 г. по делу № А44-2961/2015. Особенностью данного дела является не только то, что к субсидиарной ответственности привлекались члены некоммерческой организации – потребительского общества, но и то, что в их привлечении к ответственности было отказано.

Кратко напомню фабулу дела. Новгородское областное потребительское общество «Облпотребсоюз» (далее – НОПО) – некоммерческая корпоративная организация, действующая на основании Закона о потребкооперации1, – было образовано путем слияния районных потребительских обществ, на основе которых образованы районные филиалы НОПО. За счет такого объединения общество приобрело большое количество основных средств, в том числе объектов недвижимости и предприятий.

В 2013 г. руководство НОПО приняло решение о реорганизации общества путем выделения ранее вошедших в него организаций с передачей им имущества, внесенного ими при объединении и создании потребительского общества.

Для текущей деятельности общества руководителем НОПО привлечено 14 кредитов на общую сумму около 1 млрд руб. Основным кредитором по данным обязательствам являлось АО «НС-Банк». Около 500 млн руб. заемных средств получено должником уже после реорганизации.

13 августа 2015 г. общество признано банкротом, введено конкурсное производство. В рамках дела о банкротстве 11 мая 2017 г. конкурсный кредитор («НС-Банк») подал заявление о привлечении 48 уполномоченных пайщиков НОПО к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. С учетом уточнений размер заявленного требования в общей сумме превысил 670,5 млн руб.

В качестве основания для привлечения к субсидиарной ответственности конкурсный кредитор указал голосование за утверждение на общем собрании уполномоченных пайщиков разделительного баланса, повлекшее, по мнению кредитора, несправедливое распределение активов между должником и выделившимися районными потребительскими обществами, и, как следствие, – банкротство должника.

Ключевыми обстоятельствами, составляющими предмет доказывания по данному делу, стали следующие.

Во-первых, контролирующий статус лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности.

В процессе судебного разбирательства уполномоченные пайщики неоднократно указывали, что не являлись лицами, контролирующими должника, представляли письменные доказательства, подтверждающие дачу председателем правления потребительского общества им указаний.

Во-вторых, факт голосования за спорный разделительный баланс.

Заявляя требование о привлечении к субсидиарной ответственности, кредитор должен был доказать факт голосования за разделительный баланс, а также подтвердить субъектный состав голосовавших. Однако в материалы дела оригинал протокола голосования, опросные листы, бюллетени или иные доказательства, подтверждающие факт голосования за спорный баланс лицами, привлекаемыми к субсидиарной ответственности, до окончания рассмотрения спора так и не были представлены.

В-третьих, противоправность голосования за предложенный председателем правления общества разделительный баланс.

Основным доводом конкурсного кредитора на протяжении рассмотрения спора являлся довод об осведомленности пайщиков о непропорциональном разделении прав и обязательств в утвержденном балансе. Однако даже если предположить, что единый разделительный баланс и утверждался уполномоченными пайщиками, не вполне понятно, обязаны ли они были проверять его достоверность и пропорциональность?

В-четвертых, неясно, стало именно разделение общества действительной причиной банкротства НОПО или была другая, не менее весомая причина наступления неплатежеспособности – например, выдача самим банком, требующим привлечения пайщиков к субсидиарной ответственности, кредита на сумму около 500 млн руб.

Спор прошел два круга рассмотрения, в итоге пайщикам удалось доказать отсутствие оснований для их привлечения к субсидиарной ответственности.

В первом круге суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований. Апелляция, наоборот, привлекла к субсидиарной ответственности всех пайщиков. Суд кассационной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение, обратил внимание на неисследованность судами вопроса о стандарте осмотрительности: могли ли лица, голосовавшие за утверждение разделительного баланса, объективно располагать сведениями о недостоверности содержащихся в нем данных и наличествует ли вина привлекаемых к ответственности лиц в том, что эти данные недостоверны?

При новом рассмотрении спора суд первой инстанции вновь встал на сторону пайщиков, а суд апелляционной инстанции привлек к субсидиарной ответственности лишь директоров филиалов НОПО. Кассация согласилась с нашими доводами и доводами других представителей пайщиков, отказав в привлечении к субсидиарной ответственности всех уполномоченных пайщиков, за исключением бывшего и действующего председателей правления.

Нам удалось доказать, в частности, что между членом правления, например, коммерческого банка и уполномоченным пайщиком потребительского общества как некоммерческой организации существует огромная разница (как по виду деятельности, так и по статусу данных лиц). Уполномоченные пайщики не являются профессиональными представителями (как, например, агенты или комиссионеры), они были избраны пайщиками на добровольных началах, их деятельность не оплачивалась. Потребительское общество является некоммерческой организацией (ст. 123.2 ГК РФ), что предполагает иной стандарт осмотрительности и добросовестности действий его членов по сравнению с членами коммерческих организаций, поскольку именно последние ведут деятельность на свой страх и риск (п. 1 ст. 2 ГК) при безвиновной ответственности по обязательствам (п. 3 ст. 401 ГК).

Согласно п. 2 ст. 123.1 ГК некоммерческие организации создаются в организационно-правовых формах потребительских кооперативов, общественных организаций, ассоциаций (союзов), нотариальных палат, товариществ собственников недвижимости, казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, а также общин коренных малочисленных народов России.

Фактически в рамках рассматриваемого дела речь шла о стандарте должной осмотрительности, который в отсутствие установленного законом правила должен установить суд при рассмотрении дела.

Дважды примененный конкурсным кредитором и судом апелляционной инстанции к гражданам-пайщикам, не являющимся предпринимателями, повышенный стандарт должной осмотрительности (ст. 10 ГК) привел к фактическому вменению последним обязанности по юридической, экономической и иной экспертизе документов, что несовместимо с их статусом. Возложение на пайщиков такой обязанности и, как следствие, привлечение их к ответственности за ее несоблюдение, на мой взгляд, недопустимы и абсурдны, учитывая категорию и число граждан, вовлеченных в потребительскую кооперацию и подобные некоммерческие объединения граждан.

Логика рассуждений суда апелляционной инстанции фактически ведет к тому, что граждане-пайщики при голосовании должны были прибегнуть к услугам специалистов (например, юристов, аудиторов) и оплатить их работу. Полагаю, подобное рассуждение суда является глубоко ошибочным, ложно интерпретирующим принятие решения о реорганизации некоммерческой организации как бизнес-решения со всеми вытекающими предпринимательскими рисками.

Фактически установленный апелляционным судом стандарт осмотрительности уполномоченных пайщиков приравнивается к стандарту осмотрительности членов коммерческих организаций, которые должны обладать соответствующей компетенцией и профессиональными знаниями. Полагаю, что подобные выводы не учитывают особую специфику правоотношений с участием граждан, большая часть которых не всегда верно трактуют экономическую или юридическую сущность бухгалтерских и иных документов.

Адвокатам удалось также отстоять в суде довод уполномоченных пайщиков об отсутствии с их стороны контроля за деятельностью НОПО. Работа в качестве директоров (заместителями директоров) филиалов должника не давала пайщикам возможность оказывать существенное влияние на принимаемые должником решения и получать доступ ко всей финансовой отчетности НОПО. Следовательно, их должностное положение не позволяло достоверно знать показатели разделительного баланса и участвовать в его формировании.

Согласно п. 20 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минфина России от 29 июля 1998 г. № 34н, хозяйственные операции должны отражаться в регистрах бухгалтерского учета в хронологической последовательности и группироваться по соответствующим счетам бухгалтерского учета. Правильность отражения хозяйственных операций в регистрах бухгалтерского учета обеспечивают лица, составившие и подписавшие их (согласно положениям устава НОПО это председатель правления и главный бухгалтер).

Иными словами, «наполнение строк» баланса могло понять только то лицо, которое занималось его подготовкой, из чего следует, что сведениями о достоверности показателей бухгалтерской отчетности НОПО и принципах формирования разделительного баланса обладали только лица, осуществлявшие фактическое руководство должником в момент реорганизации, а также бухгалтерский учет и контроль финансовой деятельности должника.

Указанные доводы уполномоченных пайщиков были поддержаны судом и нашли отражение в постановлении кассационной инстанции, поставившей точку в этом деле.

Кроме того, в рамках обсуждаемого спора мы указывали на недобросовестные действия самого конкурсного кредитора, заявившего требование о привлечении уполномоченных пайщиков к субсидиарной ответственности. По нашему мнению, банк не мог не знать о готовящейся реорганизации общества в силу установленного законом порядка доведения до кредиторов информации о проводимой реорганизации (п. 1 ст. 60 ГК). Однако несмотря на указанные обстоятельства, банк не только не прекратил выдачу кредитов обществу-должнику, но и продолжил его финансирование в увеличенных объемах. Банк имел также возможность прекратить финансирование как согласно условиям заключенных кредитных договоров, так и на основании п. 2 ст. 60 ГК, однако данным правом не воспользовался. Кроме того, он давал согласие на переход права собственности на объекты недвижимости от должника в пользу районных потребительских обществ, что, на наш взгляд, свидетельствует о детальной осведомленности конкурсного кредитора о хозяйственной деятельности должника.

В соответствии со ст. 10 ГК указанные доводы являются основанием для отказа в защите права лицу, в действиях которого имеется недобросовестность, но, к сожалению, они не нашли отражения в акте кассации.

Закрепление практики привлечения уполномоченных пайщиков к субсидиарной ответственности, на мой взгляд, нанесло бы непоправимый вред системе потребкооперации, с помощью которой жителям сельской местности обеспечивается доступ к социально-значимым товарам и товарам первой необходимости. С учетом особого характера деятельности таких предприятий, их социальной функции и широкого общественного резонанса вокруг сложившейся ситуации от итога рассмотрения описываемого дела во многом зависела судьба потребкооперации – по существу, решался вопрос: смогут ли пайщики других потребительских организаций свободно участвовать в этой системе, удовлетворяя свои бытовые нужды, или будут опасаться быть привлеченными к субсидиарной ответственности по долгам потребительского общества?

Помимо интересных и важных для практики выводов судов данное дело крайне важно с точки зрения формирования адекватной практики по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности. Очевидно, что чрезмерная увлеченность судов применением названного института и прокредиторский уклон в делах о банкротстве неизбежно повлекут негативные для экономики последствия: вместо стимулирования активности граждан и поддержки их деятельности предлагается привлекать к субсидиарной ответственности даже членов некоммерческих организаций, не давая им при этом явных ориентиров, не указывая границ дозволенного и пределов должного в гражданских правоотношениях.


1 Согласно ст. 1 Закона о потребкооперации потребительское общество – добровольное объединение граждан и (или) юридических лиц, созданное, как правило, по территориальному признаку, на основе членства путем объединения его членами имущественных паевых взносов для торговой, заготовительной, производственной и иной деятельности в целях удовлетворения материальных и иных потребностей его членов.

автор: Любимова Мария

источник: АГ Адвокатская газета

Уже весной следующего года инспекторы получат право штрафовать водителей за использование шипованных покрышек летом, защитные пленки на стеклах фар, а также за поврежденный бампер. В рамках новых Правил дорожного движения (ПДД), с проектом которых ознакомился “Ъ”, ГИБДД планирует существенно расширить список технических неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств. В этот перечень войдут и мешающий обзору видеорегистратор, ошибки в бортовом компьютере и отсутствие цепей противоскольжения у водителей грузовиков.

Подготовленный в МВД проект постановления правительства содержит новый «перечень неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств» (является приложением к ПДД). При выявлении хотя бы одного нарушения из этого перечня инспектором оформляется протокол по ст. 12.5 КоАП (от штрафа в размере 500 руб. до лишения прав). Перечень признан экспертами и МВД неактуальным — он содержит ссылки на устаревшие нормативы. В 2020 году ГИБДД представила первую редакцию документа, сейчас подготовлена вторая.

Большинство новых запретов взяты из техрегламента Таможенного союза «О безопасности колесных транспортных средств» 2011 года.

В частности, пятисотрублевый штраф будет налагаться на водителя, если его автомобиль «обут» в шипованные шины летом (июнь—август) либо в летнюю резину — зимой (декабрь—февраль). Отметим, временной диапазон запретов может быть изменен по решению региональных властей. Штраф сможет применяться и в отношении водителей грузовиков, если у них зимой (с декабря по февраль; период также может быть изменен) при отсутствии зимних шин нет и цепей противоскольжения. Данный запрет будет вводиться по решению властей каждого региона.

Основанием для штрафа в размере 500 руб. станут и отсутствующие или неработающие фароочистители (многие водители отключают их для уменьшения расхода незамерзающей жидкости) и автокорректоры уровня фар, обязательные для производимых в РФ и ввозимых машин. Уже сейчас ст. 12.5 КоАП позволяет наказывать граждан, не поменявших перегоревшую лампу в фаре, а также использующих нештатные газоразрядные (ксеноновые) или светодиодные лампы (они популярны, так как светят ярче обычных). Установка их в обычные фары приводит к ослеплению встречных водителей, так как световой пучок формируется неправильно. Из-за расплывчатых формулировок в действующем документе возникают споры между сотрудниками ГИБДД и водителями — новый документ детализирует требования. Кроме того, теперь закрепляется запрет и на использование пленок на стеклах фар — ряд автовладельцев клеят их для защиты стекол от камней.

Впервые нарушением станет отсутствие противосолнечных козырьков и подушек безопасности, предусмотренных производителем, а также наличие «предметов», закрывающих обзор.

По данным “Ъ”, речь идет о видеорегистраторах, если они мешают видеть дорогу. Но если эти приборы установлены за зеркалом заднего вида или встроены в него, не мешая обзору, это не будет нарушением.

Ошибки неисправности двигателя или АКПП, сохраненные в памяти бортового компьютера (при выходе из строя датчика или низком уровне технологической жидкости, например), будут еще одним основанием для протокола. Другой новый запрет — установка в легковых автомобилях «конструкций из стали или аналогичных материалов», выступающих вперед относительно линии бампера (например, популярные среди любителей бездорожья лебедки, часто устанавливаемые кустарно). Также запрещено будет эксплуатировать машину, один из бамперов которой деформирован после ДТП настолько, что его внутренняя железная часть выступает за пределы габаритов машины и может нанести травму пешеходу.

Основанием для штрафа в размере 500 руб. станут и отсутствующие или неработающие фароочистители (многие водители отключают их для уменьшения расхода незамерзающей жидкости) и автокорректоры уровня фар, обязательные для производимых в РФ и ввозимых машин. Уже сейчас ст. 12.5 КоАП позволяет наказывать граждан, не поменявших перегоревшую лампу в фаре, а также использующих нештатные газоразрядные (ксеноновые) или светодиодные лампы (они популярны, так как светят ярче обычных). Установка их в обычные фары приводит к ослеплению встречных водителей, так как световой пучок формируется неправильно. Из-за расплывчатых формулировок в действующем документе возникают споры между сотрудниками ГИБДД и водителями — новый документ детализирует требования. Кроме того, теперь закрепляется запрет и на использование пленок на стеклах фар — ряд автовладельцев клеят их для защиты стекол от камней.

Впервые нарушением станет отсутствие противосолнечных козырьков и подушек безопасности, предусмотренных производителем, а также наличие «предметов», закрывающих обзор.

По данным “Ъ”, речь идет о видеорегистраторах, если они мешают видеть дорогу. Но если эти приборы установлены за зеркалом заднего вида или встроены в него, не мешая обзору, это не будет нарушением.

Ошибки неисправности двигателя или АКПП, сохраненные в памяти бортового компьютера (при выходе из строя датчика или низком уровне технологической жидкости, например), будут еще одним основанием для протокола. Другой новый запрет — установка в легковых автомобилях «конструкций из стали или аналогичных материалов», выступающих вперед относительно линии бампера (например, популярные среди любителей бездорожья лебедки, часто устанавливаемые кустарно). Также запрещено будет эксплуатировать машину, один из бамперов которой деформирован после ДТП настолько, что его внутренняя железная часть выступает за пределы габаритов машины и может нанести травму пешеходу.

Отметим, 31 декабря 2020 года правительство в рамках «регуляторной гильотины» издало постановление №2467, согласно которому для внесения даже незначительных поправок в ПДД (например, поменять ссылку на ГОСТ) нужно отменить и выпустить заново нормативный акт. МВД, по данным “Ъ”, выступало категорически против, указывая, что это существенно осложнит работу. Однако позицию ведомства не учли. Постановление стало неприятным сюрпризом и для Минтранса, который готовит собственный пакет поправок к правилам, касающихся электросамокатов, моноколес и прочих устройств. МВД в рамках изменения «перечня неисправностей» хочет вывести ПДД из-под действия упомянутого постановления. Если это уточнение не принять, следует из материалов к проекту, то внести оперативно поправки в ПДД будет невозможно, это «парализует деятельность правоприменительных органов» и окажет «отрицательное воздействие на степень защищенности прав и свобод граждан».

В данный момент проект поправок находится на изучении у экспертов в Аналитическом центре при правительстве РФ в рамках «регуляторной гильотины». Предположительный срок вступления в силу поправок — 1 марта 2022 года.

Иван Буранов

источник: kommersant.ru

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
№ 16-КГ20-6
г. Москва
29 июня 2020 г.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации в составе
председательствующего Пчелинцевой Л.М.,
судей Вавилычевой Т.Ю. и Гуляевой Г.А.
рассмотрела в открытом судебном заседании 29 июня 2020 г.
кассационную жалобу Парфентьева Дениса Анатольевича на решение
Центрального районного суда г. Волгограда от 5 июня 2019 г. и
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Волгоградского областного суда от 15 августа 2019 г.
по делу № 2-3738/2019 Центрального районного суда г. Волгограда по
иску Парфентьева Дениса Анатольевича к публичному акционерному
обществу «Сбербанк России» о признании приказа об увольнении
незаконным, восстановлении на работе, взыскании разницы в заработной
плате за время выполнения нижеоплачиваемой работы, компенсации
морального вреда.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Пчелинцевой Л.М., объяснения Парфентьева Д.А., поддержавшего доводы
2
кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу представителя
ПАО «Сбербанк России» Янишевской АС , заключение прокурора
Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т. А.,
полагавшей обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене с
направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции для
рассмотрения по существу,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации
установила :
Парфентьев Денис Анатольевич 20 мая 2019 г. обратился в суд с
иском к публичному акционерному обществу «Сбербанк России» в лице
Волгоградского отделения № Поволжского банка (далее —
ПАО «Сбербанк России», Волгоградское отделение ПАО «Сбербанк
России», работодатель), в котором просил:
— признать приказ ПАО «Сбербанк России» от 4 июня 2018 г. о
прекращении (расторжении) трудового договора с работником
Парфентьевым Д.А. незаконным;
— восстановить его в должности начальника сектора инкассации и
перевозки ценностей № 2 отдела инкассации и перевозки ценностей
операционного офиса № «Кассово-инкассаторский центр
«Волгоградский»;
— взыскать разницу в заработной плате за время выполнения им
нижеоплачиваемой работы (недополученную заработную плату) с 6 июня
2018 г. в размере 247 891 руб., а также компенсацию морального вреда в
размере 700 000 руб.
В обоснование заявленных требований Парфентьев Д.А. указывал, что
он с декабря 2003 г. на основании трудового договора от 11 декабря 2003 г.,
заключенного на неопределенный срок, состоял с ПАО «Сбербанк России»
(Волгоградское отделение) в трудовых отношениях, с июля 2015 г. — в
должности начальника сектора инкассации и перевозки ценностей № 2
отдела инкассации и перевозки ценностей операционного офиса №
«Кассово-инкассаторский центр «Волгоградский» Волгоградского
отделения № ПАО «Сбербанк России».
Приказом ПАО «Сбербанк России» от 4 июня 2018 г. трудовой
договор от 11 декабря 2003 г., заключенный с Парфентьевым Д.А. на
неопределенный срок, расторгнут и он уволен по пункту 3 части первой
статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (расторжение
трудового договора по инициативе работника).
В этот же день (4 июня 2018 г.) с Парфентьевым Д.А. заключен
срочный трудовой договор на период отсутствия основного работника.
Парфентьев Д.А. ссылался на то, что с 4 июня 2018 г. были
значительно ухудшены его условия труда и снижен размер заработной
платы, поскольку в дальнейшем он неоднократно увольнялся на основании
пункта 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации
3
и вновь принимался на работу по срочным трудовым договорам, что
является дискриминацией работника в сфере труда.
При этом Парфентьев Д.А. утверждал, что добровольного желания
увольняться с работы в июне 2018 г. по собственной инициативе он не
изъявлял, неоднократно поданные работодателю заявления об увольнении
по собственному желанию, послужившие основанием для расторжения
трудовых договоров (как трудового договора от 11 декабря 2003 г.,
заключенного на неопределенный срок, так и срочных трудовых договоров),
были написаны им под принуждением со стороны его непосредственных
руководителей П и К В., обещавших
Парфентьеву Д.А. принять его на прежних условиях на должность
начальника сектора инкассации и перевозки ценностей № отдела
инкассации и перевозки ценностей операционного офиса №
«Кассово-инкассаторский центр «Волгоградский» Волгоградского
отделения № ПАО «Сбербанк России».
Парфентьев Д.А. также приводил доводы о том, что он является
единственным кормильцем в семье, на его иждивении находятся две
несовершеннолетние дочери, одна из которых признана ребенкоминвалидом, а его супруга не работает в связи с осуществлением постоянного
ухода за ребенком-инвалидом, поэтому ухудшение работодателем условий
его труда и уменьшение заработной платы негативно сказывается на
семейном благополучии, а также влечет невозможность проведения
ребенку-инвалиду необходимых платных реабилитационных мероприятий.
В исковом заявлении Парфентьев Д.А. просил восстановить
пропущенный им срок обращения в суд с настоящим иском, полагая, что
срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора (об
оспаривании приказа об увольнении от 4 июня 2018 г. и о восстановлении
на работе в прежней должности) пропущен им по уважительным причинам,
так как трудовые отношения между сторонами (Парфентьевым Д.А. и
ПАО «Сбербанк России») фактически не прекращались. После издания
ответчиком оспариваемого приказа от 4 июня 2018 г. об увольнении
Парфентьев Д.А. в тот же день снова был принят на работу на нижестоящую
должность и своевременно не обратился в суд, поскольку ожидал
выполнения непосредственным руководителем Киселевой Н.В. обещания
принять его на прежнюю должность на тех же условиях, но его обманули.
31 мая 2019 г. в Центральный районный суд г. Волгограда
представителем ПАО «Сбербанк России» подано письменное заявление о
применении на основании части 6 статьи 152 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации последствий пропуска
Парфентьевым Д.А. без уважительных причин срока обращения в суд за
разрешением индивидуального трудового спора и об отказе
Парфентьеву Д.А. в удовлетворении исковых требований по этому
основанию.
4
Дело по иску Парфентьева Д.А. было рассмотрено судом первой
инстанции в предварительном судебном заседании в порядке части 6
статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Решением Центрального районного суда г. Волгограда от 5 июня
2019 г. в удовлетворении исковых требований Парфентьеву Д.А. отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским
делам Волгоградского областного суда от 15 августа 2019 г. решение суда
первой инстанции оставлено без изменения.
Парфентьев Д.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с
кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о передаче жалобы с делом
для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским
делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены судебных
постановлений, как незаконных.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей
Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. 10 марта
2020 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же
определением от 28 мая 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для
рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским
делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов
кассационной жалобы и письменные возражения на нее представителя
ПАО «Сбербанк России», Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей
удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для
отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.
Основаниями для отмены или изменения судебной коллегией
Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в
кассационном порядке являются существенные нарушения норм
материального права и (или) норм процессуального права, которые
повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны
восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а
также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 390
Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле судами
первой и апелляционной инстанций были допущены такого характера
нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились
в следующем.
Изучив материалы дела, суд кассационной инстанции отмечает, что
обстоятельства дела, касающиеся причин пропуска Парфентьевым Д.А.
срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового
спора, судами первой и апелляционной инстанций в нарушение требований
гражданского процессуального закона (часть 4 статьи 198, пункт 5 части 2
статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации)
5
не устанавливались и соответственно в судебных постановлениях не
изложены.
Между тем из материалов дела усматривается, что Парфентьев Д.А.
с 11 декабря 2003 г. принят на работу в Волгоградское отделение №
ОАО «Сбербанк России» на должность контролера-кассира отдела кассовых
операций, о чем между сторонами 11 декабря 2003 г. заключен трудовой
договор на неопределенный срок. В дальнейшем Парфентьев Д.А. занимал
различные должности в операционном офисе № Волгоградского
отделения № ПАО «Сбербанк России» (далее — операционный офис
405 Волгоградского отделения ПАО «Сбербанк России»).
С 1 июля 2015 г. Парфентьев Д.А. занимает должность начальника
сектора инкассации и перевозки ценностей № 2 отдела инкассации и
перевозки ценностей операционного офиса 405 Волгоградского отделения
ПАО «Сбербанк России».
Согласно дополнительному соглашению от 1 апреля 2016 г. к
трудовому договору от 11 декабря 2003 г. начальнику сектора инкассации и
перевозки ценностей № 2 отдела инкассации и перевозки ценностей
операционного офиса 405 Волгоградского отделения ПАО «Сбербанк
России» Парфентьеву Д.А. установлен должностной оклад в размере
47 000 руб.
Приказом ПАО «Сбербанк России» от 4 июня 2018 г. трудовой
договор от 11 декабря 2003 г. с Парфентьевым Д.А. расторгнут и он уволен
с 6 июня 2018 г. с занимаемой должности по пункту 3 части первой
статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (расторжение
трудового договора по инициативе работника).
В этот же день (4 июня 2018 г.) между ПАО «Сбербанк России» и
Парфентьевым Д.А. заключен срочный трудовой договор на период
отсутствия основного работника Л по которому он принят с
7 июня 2018 г. на должность заведующего кассой 6-А-01 в отдел кассовых
операций операционного офиса 405 Волгоградского отделения
ПАО «Сбербанк России» с должностным окладом в размере 45 000 руб. На
основании данного договора работодателем оформлен соответствующий
приказ.
Приказом ПАО «Сбербанк России» Парфентьев Д.А. переведен с
15 ноября 2018 г. постоянно на должность заведующего кассой 7-А-01
отдела кассовых операций операционного офиса 405 Волгоградского
отделения ПАО «Сбербанк России» с должностным окладом в размере
46 350 руб., основание — дополнительное соглашение от 29 октября 2018 г. к
срочному трудовому договору от 4 июня 2018 г.
Приказом работодателя от 26 ноября 2018 г. срочный трудовой
договор от 4 июня 2018 г. с Парфентьевым Д.А. расторгнут и он уволен с
должности заведующего кассой 7-А-01 отдела кассовых операций
операционного офиса 405 Волгоградского отделения ПАО «Сбербанк
России» по пункту 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской
Федерации (расторжение трудового договора по инициативе работника).
6
В этот же день (26 ноября 2018 г.) стороны (ПАО «Сбербанк России»
и Парфентьев Д.А.) вновь заключили срочный трудовой договор на период
отсутствия основного работника Л согласно которому
Парфентьев Д.А. принят на должность заведующего кассой 7-А-01 отдела
кассовых операций операционного офиса 405 Волгоградского отделения
ПАО «Сбербанк России» с должностным окладом в размере 46 350 руб.
Приказом ПАО «Сбербанк России» от 22 марта 2019 г.
Парфентьев Д.А. переведен постоянно с должности заведующего кассой
7-А-01 на должность старшего кассира отдела кассовых операций
заведующего кассой 7-А-01 отдела кассовых операций операционного
офиса 405 Волгоградского отделения ПАО «Сбербанк России» с
должностным окладом 31 185 руб., основание — дополнительное соглашение
от 22 марта 2019 г. к срочному трудовому договору от 26 ноября 2018 г.
Парфентьевым Д.А. в материалы дела также представлены приказ
ПАО «Сбербанк России» от 8 мая 2019 г. об увольнении Парфентьева Д.А. с
14 мая 2019 г. с должности старшего кассира отдела кассовых операций
отдела кассовых операций операционного офиса 405 Волгоградского
отделения ПАО «Сбербанк России» по пункту 3 части первой статьи 77
Трудового кодекса Российской Федерации (расторжение трудового договора
по инициативе работника), заявление Пафентьева Д.А. от 13 мая 2019 г. об
отзыве заявления об увольнении по собственному желанию от 7 мая 2019 г.,
свидетельство о рождении дочери Парфентьевой А , года
рождения, свидетельство о рождении дочери Парфентьевой П ,
года рождения, справка об инвалидности дочери
Парфентьевой А .
На момент обращения Парфентьева Д.А. в суд с настоящим иском
приказ ПАО «Сбербанк России от 8 мая 2019 г. об увольнении
Парфентьева Д.А. с должности старшего кассира отдела кассовых операций
операционного офиса № «Кассово-инкассаторского центра
«Волгоградский» Поволжского банка ПАО «Сбербанк России» был отменен
работодателем и Парфентьев Д.А. продолжал работать в указанной
должности в ПАО «Сбербанк России».
Суд первой инстанции, рассматривая в предварительном судебном
заседании ходатайство Парфентьева Д.А. о восстановлении ему
пропущенного месячного срока, предусмотренного частью первой
статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, для обращения
работника в суд по спору об увольнении, о пропуске которого было
заявлено стороной ответчика ПАО «Сбербанк России», признал причины
пропуска этого срока неуважительными и оставил ходатайство
Парфентьева Д.А. о восстановлении срока без удовлетворения. При этом суд
первой инстанции исходил из того, что обстоятельства, приведенные
Парфентьевым Д.А. в исковом заявлении в подтверждение ходатайства об
уважительности причин пропуска срока обращения в суд с иском о
признании его увольнения приказом ПАО «Сбербанк России» от 4 июня
7
2018 г. незаконным, не являются уважительными и объективно ничем не
подтверждаются.
Придя к выводу о пропуске Парфентьевым Д.А. срока обращения в
суд без уважительных причин, суд первой инстанции, руководствуясь
абзацем вторым части 6 статьи 152 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации, принял решение оставить без удовлетворения
исковые требования Парфентьева Д.А. о признании незаконным приказа
работодателя от 4 июня 2018 г. о прекращении (расторжении) трудового
договора и об увольнении, о восстановлении Парфентьева Д.А. в прежней
должности, взыскании разницы в заработной плате за время выполнения
нижеоплачиваемой работы, компенсации морального вреда.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой
инстанции и их правовым обоснованием.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации считает, что выводы судебных инстанций об отказе
Парфентьеву Д.А. в восстановлении срока обращения в суд за разрешением
спора об увольнении и оставлении в связи с этим без удовлетворения его
исковых требований основаны на неправильном применении норм
материального права, а также сделаны с существенным нарушением норм
процессуального права.
Исходя из общепризнанных принципов и норм международного права
и в соответствии с Конституцией Российской Федерации основными
принципами правового регулирования трудовых отношений и иных
непосредственно связанных с ними отношений признаются, в частности,
обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и
свобод, включая судебную защиту; обеспечение права на разрешение
индивидуальных и коллективных трудовых споров (статья 2 Трудового
кодекса Российской Федерации).
Статьей 381 Трудового кодекса Российской Федерации установлено,
что индивидуальный трудовой спор — неурегулированные разногласия
между работодателем и работником по вопросам применения трудового
законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы
трудового права, коллективного договора, соглашения, локального
нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или
изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по
рассмотрению индивидуальных трудовых споров. Индивидуальным
трудовым спором признается спор между работодателем и лицом, ранее
состоявшим в трудовых отношениях с этим работодателем, а также лицом,
изъявившим желание заключить трудовой договор с работодателем, в
случае отказа работодателя от заключения такого договора.
Индивидуальные трудовые споры рассматриваются комиссиями по
трудовым спорам и судами (статья 382 Трудового кодекса Российской
Федерации).
В соответствии с частью первой статьи 392 Трудового кодекса
Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за
8
разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со
дня, когда узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по
спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии
приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.
Согласно части четвертой статьи 392 Трудового кодекса Российской
Федерации при пропуске по уважительным причинам названных сроков они
могут быть восстановлены судом.
В пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской
Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в
качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут
расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику
своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального
трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке,
невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы,
необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).
В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 29 мая 2018 г. № 15 «О применении судами законодательства,
регулирующего труд работников, работающих у работодателей —
физических лиц и у работодателей — субъектов малого
предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям» содержатся
разъяснения, являющиеся актуальными для всех субъектов трудовых
отношений, по вопросам пропуска работником срока обращения в суд. В
абзаце первом данного пункта указано, что судам необходимо учитывать,
что при пропуске работником срока, установленного статьей 392 Трудового
кодекса Российской Федерации, о применении которого заявлено
ответчиком, такой срок может быть восстановлен судом при наличии
уважительных причин (часть четвертая статьи 392 Трудового кодекса
Российской Федерации). В качестве уважительных причин пропуска срока
для обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, объективно
препятствовавшие работнику своевременно обратиться в суд за
разрешением индивидуального трудового спора, как то: болезнь работника,
нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд
вследствие непреодолимой силы, необходимости осуществления ухода за
тяжелобольными членами семьи и т.п.
В абзаце третьем пункта 16 названного постановления Пленума
Верховного Суда обращено внимание судов на необходимость тщательного
исследования всех обстоятельств, послуживших причиной пропуска
работником установленного срока обращения в суд за разрешением
индивидуального трудового спора.
Оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для
принятия решения о восстановлении пропущенного срока, суд не должен
действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность
обстоятельств конкретного дела, не позволивших работнику своевременно
обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора (абзац
9
четвертый пункта 16 постановления Пленума Верховного Суда от 29 мая
2018 г. № 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд
работников, работающих у работодателей — физических лиц и у
работодателей — субъектов малого предпринимательства, которые отнесены
к микропредприятиям»).
В абзаце пятом пункта 16 данного постановления Пленума
Верховного Суда Российской Федерации отмечается, что обстоятельства,
касающиеся причин пропуска работником срока на обращение в суд за
разрешением индивидуального трудового спора, и их оценка судом должны
быть отражены в решении (часть 4 статьи 198 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации).
Исходя из приведенных нормативных положений трудового
законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской
Федерации по их применению лицам, не реализовавшим свое право на
обращение в суд в установленный законом срок по уважительным
причинам, этот срок может быть восстановлен в судебном порядке.
Перечень уважительных причин, при наличии которых пропущенный срок
для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора
может быть восстановлен судом, законом не установлен. Указанный же в
постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации перечень
уважительных причин пропуска срока обращения в суд исчерпывающим не
является.
Соответственно, с учетом положений статьи 392 Трудового кодекса
Российской Федерации в системной взаимосвязи с требованиями статей 2
(о задачах гражданского судопроизводства), 56, 67, 71 (о доказательствах и
доказывании, оценке доказательств) Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации суд, оценивая, является ли то или иное
обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении
работнику пропущенного срока для обращения в суд за разрешением
индивидуального трудового спора, не должен действовать произвольно, а
обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного
дела, не позволивших лицу своевременно обратиться в суд за разрешением
индивидуального трудового спора.
Признавая неуважительными причины пропуска Парфентьевым Д.А.
предусмотренного частью первой статьи 392 Трудового кодекса Российской
Федерации месячного срока для обращения в суд по спору об увольнении,
судебные инстанции не установили и не приняли во внимание всю
совокупность обстоятельств, не позволивших Парфентьеву Д.А.
своевременно обратиться в суд за разрешением спора об увольнении.
Между тем Парфентьев Д.А. в обоснование ходатайства об
уважительности пропуска срока на обращение в суд об оспаривании приказа
ПАО «Сбербанк» от 4 июня 2018 г. об увольнении его с должности
начальника сектора инкассации и перевозки ценностей № 2 отдела
инкассации и перевозки ценностей операционного офиса 405
Волгоградского отделения ПАО «Сбербанк России» приводил доводы о том,
10
что его увольнение по собственному желанию 4 июня 2018 г. было вызвано
тем, что он не раз подвергался психологическому давлению со стороны
своего руководителя К убеждавшей его о необходимости
уволиться по собственному желанию с названной должности. При этом
руководитель заверяла Парфентьева Д.А., что трудовые отношения между
ним и работодателем не будут прекращены, он будет принят на работу в
этот же отдел по срочному трудовому договору на временную должность, а
впоследствии вновь переведен на прежнюю должность с тем же окладом и
заключением трудового договора на неопределенный срок. Боясь потерять
работу, так как имеет на иждивении двух несовершеннолетних дочерей,
одна из которых является ребенком-инвалидом и ей необходимы
постоянные платные реабилитационные мероприятия, Парфентьев Д.А.
был вынужден согласиться на предложенные ему условия работы и
написать заявление об увольнении по собственному желанию.
Парфентьев Д.А. также ссылался на то, что продолжение им работы в
операционном офисе 405 Волгоградского отделения ПАО «Сбербанк
России» после увольнения 4 июня 2018 г., заключение с ним в этот же день
срочного трудового договора, заверения руководителя К В. о
временном характере работы Парфентьева Д.А. по срочному трудовому
договору и обещание перевода его на постоянную должность давали ему
основания полагать о выполнении со стороны работодателя обещания о
принятии его работу на прежнюю должность на тех же условиях, вследствие
чего он не обращался в суд с иском об оспаривании приказа ПАО «Сбербанк
России» об увольнении от 4 июня 2018 г.
Однако произведенные в спорный период дальнейшие действия
работодателя по заключению с Парфентьевым Д.А. вновь срочного
трудового договора от 26 ноября 2018 г. на должность заведующего кассой
на время отсутствующего работника, переводу его с этой должности на
нижестоящую должность старшего кассира постоянно с понижением
заработной платы и увольнение с названной должности убедили
Парфентьева Д.А. в нарушении работодателем его трудовых прав,
ухудшении этих прав и дискриминации его в сфере труда, в связи с чем он
обратился в суд за оспариванием увольнения.
Приведенные обстоятельства как препятствующие Парфентьеву Д.А. в
рамках продолжающихся трудовых отношений по срочным трудовым
договорам, заключенным между ПАО «Сбербанк России» и
Парфентьевым Д.А., обратиться в суд в месячный срок за разрешением
спора об увольнении судебными инстанциями проигнорированы, а кроме
того, не принято во внимание, что работник является экономически более
слабой стороной в трудовом правоотношении с учетом не только
экономической (материальной), но и организационной зависимости
работника от работодателя, что могло повлиять на пропуск
Парфентьевым Д.А., не желающим потерять работу, зависящим от
работодателя материально, заинтересованным в стабильной занятости и
ожидающим от работодателя решения о принятии его на постоянную работу
11
в прежней должности, срока для обращения в суд с иском об оспаривании
приказа ПАО «Сбербанк России» от 4 июня 2018 г. об увольнении его с
должности начальника сектора инкассации и перевозки ценностей № 2
отдела инкассации и перевозки ценностей операционного офиса 405
Волгоградского отделения ПАО «Сбербанк России».
Ввиду изложенного вывод судов первой и апелляционной инстанций о
том, что Парфентьевым Д.А. без уважительных причин пропущен срок
обращения в суд с настоящим иском, является неправомерным.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации считает, что отказ в восстановлении пропущенного
срока на обращение в суд за разрешением спора об увольнении нарушает
права Парфентьева Д.А. на судебную защиту, противоречит задачам
гражданского судопроизводства, как они определены в статье 2
Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и признает
уважительными причины, по которым Парфентьев Д.А. несвоевременно
обратился в Центральный районный суд г. Волгограда (ожидание от
работодателя заключения с ним трудового договора на неопределенный
срок на прежних условиях о принятии на должность начальника сектора
инкассации и перевозки ценностей № 2 отдела инкассации и перевозки
ценностей операционного офиса 405 Волгоградского отделения ПАО
«Сбербанк России») с иском о признании незаконным приказа ПАО
«Сбербанк России» от 4 июня 2018 г. о прекращении (расторжении)
трудового договора с Парфентьевым Д.А. и об увольнении его с названной
должности и иными исковыми требованиями.
С учетом приведенного выше решение Центрального районного суда
г. Волгограда от 5 июня 2019 г. и апелляционное определение судебной
коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда
от 15 августа 2019 г. по делу № 2-3738/2019 Центрального районного суда
г. Волгограда Судебная коллегия признает принятыми с существенными
нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими
на исход дела, что согласно статье 39014
Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации является основанием для их отмены и
направления дела на новое рассмотрение по существу в суд первой
инстанции в ином составе суда.
При новом рассмотрении дела суду следует разрешить исковые
требования Парфентьева Д.А. по существу в соответствии с законом и
установленными по делу обстоятельствами.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации, руководствуясь статьями 390 , 390 , 390
Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,
определила:
решение Центрального районного суда г. Волгограда от 5 июня 2019 г.
и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Волгоградского областного суда от 15 августа 2019 г. по делу № 2-3738/2019
Центрального районного суда г. Волгограда отменить.
12
Восстановить Парфентьеву Денису Анатольевичу срок обращения в
суд с иском к публичному акционерному обществу «Сбербанк России» о
признании приказа публичного акционерного общества «Сбербанк России»
от 4 июня 2018 г. о прекращении (расторжении) трудового договора с
работником незаконным.
Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции —
Центральный районный суд г. Волгограда для рассмотрения по существу в
ином составе суда.
Председательствующий
Судьи

Спасибо законодателям, – в порыве заботы о бюджете, они приняли поправки в закон «О банкротстве», расширяющие круг тех, кто может быть привлечен к субсидиарной ответственности (т.е. тех, с кого можно взыскать налоговую недоимку). Теперь если компания-должник не может рассчитаться с кредиторами своими силами, то к ответственности могут быть привлечены лица, контролирующие должника.

К ним отнесены не только директор и учредители, но финансовый директор и главный бухгалтер, лица, действующие по доверенности, члены ликвидационной комиссии, родственники указанных выше лиц и лица, могущие повлиять на указанных лиц в силу своего должностного положения или другими способами.

Получается – неограниченный список, который можно составить из собственников и ответственных сотрудников компаний их родственников или знакомых, обладающих в силу должностных или материальных достижений большими полномочиями.

Для этого любому из кредиторов достаточно подать в суд заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

Как изменилась субсидиарная ответственность и процедура привлечения к ней с 1 сентября 2017 года рассмотрим на примере.

Компания, занимающаяся ремонтом нежилых помещений, по результатам выездной налоговой проверки получила доначисления налогов на большую сумму, выплатить которую она никак не сможет (или не хочет). Доначисления получились, так как подрядчики ООО, заявленные в документах, ликвидированы.

Налоговики не смогли получить документы, подтверждающие сделки. Но они выяснили, что в фирме-подрядчике персонала не было, выручка поступала от компании-должника и тут же обналичивалась. И если раньше невозможность получить встречные документы трактовалась в пользу налогоплательщика, то теперь это трактуется в пользу налоговиков. Поскольку ИФНС заявляет: с учетом выявленных обстоятельств, сделки оформлялись только с целью снижения НДС и налога на прибыль.

  1. ИФНС может трактовать действия ликвидированных фирм в свою пользу, даже если эти компании уже не существуют и первичные документы по ним предоставить невозможно

    Далее собственник, как уже говорилось, пытаясь сохранить бизнес, открывает новое ООО и переводит туда персонал, перезаключает действующие договоры с поставщиками и заказчиками.

    Срочно, пока шла проверка, новой фирме продали строительную технику по явно заниженной цене.

    Компания-должник продает за бесценок служебный автомобиль бизнес-класса брату директора.

    Собственник выкупает у компании служебные помещения, но не перечисляет денег за них.

    После получения крупного доначисления налогов, компания инициирует банкротство. Начинаются судебные заседания, в которых ИФНС принимает самое активное участие. Назначается конкурсный управляющий.

    Налоговики инициируют вопрос о субсидиарной ответственности собственника и директора, как лиц, контролирующих компанию-должника, действия которых привели к банкротству. И получают решение суда о привлечении к ответственности должностных лиц, поскольку они не доказали, что совершенные ими действия не нанесли ущерба заявителю, а именно государству в лице ИФНС.

  2. Теперь нет презумпции невиновности должностных лиц – субсидиарная ответственность по долгам ООО наступает, если они сами не докажут свою невиновность

    Другими словами, налоговики не должны доказывать, что контролирующие лица – директор и собственник – нарушили требования законодательства и нанесли ущерб компании. Должностные лица сами должны были собрать доказательства и отстаивать правомерность своих действий в суде.

    Судом, по инициативе налоговиков, вновь созданная фирма признается соответчиком по долгам компании, поскольку утверждается, что создана она только с целью ухода от долгов первой компании.

  3. Налоговики будут проверять все компании, которые банкротятся по собственной инициативе или по просьбе кредиторов

Субсидиарная ответственность предполагает, что физические лица, которые отвечают за деятельность компаний, несут полную финансовую ответственность по всем их обязательствам в размере всей задолженности перед контрагентами. Проще говоря, этот механизм позволяет взыскать долги компании из личных средств генерального директора или учредителей компании.

После вступления в 2009 г. в силу изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», существенно расширились возможности кредиторов по привлечению к субсидиарной ответственности при банкротстве — учредителей, директоров, бухгалтеров, управляющих, менеджеров и руководителей высшего звена компаний.

В законодательстве появился специальный термин «контролирующее должника лицо». Им может быть даже тот, кто не связан с директором компании никакими юридическими документами, однако де-факто контролирует его деятельность и влияет на принимаемые решения.

Контролирующее должника лицо привлечь к субсидиарной ответственности можно только в том случае, если будет доказано, что банкротство произошло по его вине. То есть, обратившиеся в суд кредиторы должны будут доказать, что именно его действия привели к ситуации, в которой компания стала неплатежеспособной и не смогла выполнять свои обязательства перед партнерами, кредиторами и так далее.

Чтобы избежать риск привлечения к субсидиарной ответственности, необходимо иметь полный контроль над ситуацией в процедуре банкротства, быть в курсе всех планов кредиторов и управляющего. Для этого необходимо сопровождать процедуру участием в ней опытного специалиста.

Если компания, где вы являетесь директором, участником, учредителем или главным бухгалтером, находится в процедуре банкротства и есть риск привлечения вас к субсидиарной ответственности, то рекомендую привлекать юристов, специализирующихся на банкротстве предприятий. Необходимо помнить, что осторожность и осмотрительность позволит вам избежать неоправданных рисков.

Ответственность учредителя

Сегодняшнее законодательство предусматривает достаточно большое количество организационно-правовых форм существования хозяйственных субъектов. Все они имеют свои достоинства и недостатки. Каждая из них прекрасно приспособлена для существования в условиях современного отечественного правого поля и решения определенных задач конкретного бизнеса. Одни из этих форм организации более популярны, другие менее. Наиболее востребованной на сегодня является создание предприятий в рамках Общества с Ограниченной Ответственностью или ООО. Эта аббревиатура знакома всем и стоит перед названием многих известных фирм и компаний. Следует уточнить, какую ответственность несет учредитель ООО.

Одним из наиболее привлекательных особенностей ООО является то, что оно очень удобно в плане ответственности, которую несет учредитель компании. За все долги, кредиты и прочие обязательства учредители отвечают только принадлежащей им долей в уставном капитале компании. Это прямо вытекает из Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Гражданский кодекс РФ, в частности 56 статья, определяют, что ООО отвечает по всем взятым на себя обязательствам принадлежащим ему имуществом. В то же время учредители общества с ограниченной ответственностью или ее владельцы от ответственности по долгам и кредитам ООО избавлены, равно как и Общество не отвечает по долгам и обязательствам своих учредителей.

Таким образом, в случае любой финансовой катастрофы учредители ООО рискуют потерять максимум свою долю в уставном фонде компании, а также принадлежащую им часть имущества общества. Обязать учредителей отвечать по долгам ООО достаточно трудно, однако это не является невозможным. Сделать это можно, задействовав механизмы субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность предполагает, что физические лица, которые отвечают за деятельность компаний, несут полную финансовую ответственность по всем их обязательствам в размере всей задолженности перед контрагентами. Проще говоря, этот механизм позволяет взыскать долги ООО из личных средств генерального директора или учредителей компании.

Это стало возможно после вступления в силу изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». Данные поправки существенно расширили возможности кредиторов, которые те могут использовать для привлечения к ответственности при банкротстве учредителей: директоров, бухгалтеров, управляющих, менеджеров и руководителей высшего звена компаний, которые зарегистрированы как ООО.

Согласно старой редакции закона к ответственности можно было привлекать только учредителей, участников и руководителей ООО, которые являлись таковыми на момент начала процедуры банкротства. Однако подобная формулировка оставляла возможность легко избегать ответственности, заменяя руководителей или изменяя состав учредителей. Злоумышленники могли просто сменить устав ООО, назначить нового директора, управляющего или бухгалтера. Зиц-председателя Фунта найти не так уж и сложно. В нашей стране всегда в достатке тех, кто готов будет «пострадать» за соответствующее вознаграждение. Однако теперь есть возможность привлекать к ответственности бывшего директора компании и вообще всех лиц, причастных к ее руководству и отвечавших за те или иные хозяйственные решения.

Законодательство было существенно изменено. В частности, в нем появился специальный термин «контролирующее должника лицо». Им может быть даже тот, кто не связан с директором ООО никакими юридическими документами, однако де-факто контролирует его деятельность и влияет на принимаемые тем решения. Для того, чтобы доказать подобную связь, достаточно показаний свидетелей, которые суд сочтет достаточно убедительными.

Руководящие лица ООО или его учредители могут быть привлечены к субсидиарной ответственности только в том случае, если будет доказано, что банкротство произошло по их вине. То есть, обратившиеся в суд кредиторы должны будут доказать, что именно действия участников ООО привели к ситуации, в которой Общество стало неплатежеспособным и не смогло выполнять свои обязательства перед партнерами, кредиторами и так далее.

Чтобы добиться применения норм субсидиарной ответственности необходимо определить, к кому они будут применяться. Это могут быть учредители, руководители, управляющие или другие участники ООО. Отвечать по долгам общества также могут другие физические лица, если будет доказано, что именно они заставили руководителей совершать действия, результатом которых стало банкротство предприятия.

Законом № 14 –ФЗ определено, что учредитель общества не несет ответственность по не исполненным обязательствам общества. Он отвечает за убытки в пределах уставной доли.

При этом полагается, что это не ответственность учредителя, а утрата им внесенного в качестве уставной доли имущества при неисполнении ООО своих обязательств.

Он отвечает по обязательствам только в случае его непосредственной вины в понесенных обществом убытках или неисполнении им обязательств (статья 3, п. 3 вышеуказанного Закона). Но вина учредителя в неисполнении обществом обязательств должна быть доказана в ходе судебного заседания.

Для учредителей предусмотрена административная ответственность за банкротство, преднамеренное или фиктивное, а также за неправомерные действия, совершенные во время процедуры банкротства (Статьи 14.12 , 14.13 КоАП). За деяния, квалифицируемые УК РФ, учредители отвечают в установленном порядке.

К руководителям ООО относятся директор, его заместители, главный инженер (если общество занимается производственной деятельностью), главный бухгалтер.

Каждый отвечает в пределах своей компетенции. Не может быть наказан заместитель за действия главного бухгалтера, приведшие к убыткам. И наоборот.

Ответственность за действия того или иного должностного лица определяется действующим законодательством и уставом организации. Наложенные взыскания могут быть, начиная с устного выговора и заканчивая увольнением, возмещением понесенного обществом ущерба, частично или полностью, путем удержания из заработной платы и полного разового погашения убытка.

Наложение взысканий частью находится в компетенции общества, частью в компетенции суда. Например, в судебном порядке должно быть доказано, что действие или бездействие того или иного должностного лица привели к значительному материальному ущербу, банкротству. Уголовное наказание при совершении ими противоправных действий может быть применено в общем порядке.

Деятельность любой организации, фирмы, компании построена на принципе единоначалия. То есть во главе организации стоит человек, который осуществляет оперативное управление ею и отвечает за всю ее деятельность.

В нашем случае — директор, назначаемый собранием учредителей. Директор может быть наказан за действия, в результате которых организация понесла материальные и, не дай Бог, людские потери, повлекшие за собой банкротство ООО.

Директора могут привлечь к ответственности за действия, нарушающие уставные нормы организации или нормы законодательства, халатное пренебрежение своими обязанностями, превышение должностных полномочий и, наконец, к уголовной — за деяния, носящие криминальный характер.

Директор солидарно отвечает вместе со своими подчиненными, например, за нарушения финансовой дисциплины, нарушения технологического цикла.

В зависимости от нарушения, допущенного руководством ООО или им лично, директор может привлекаться к административной, материальной, уголовной ответственности.

К административной ответственности директор привлекается в случаях нарушения норм охраны труды, режимных норм, отсутствия у организации лицензии или допуска к определенным работам, нарушения правил пожарной и санитарной безопасности.

Материальная может выражаться в виде штрафов или иных взысканий. Штрафы могут накладываться на директора в том случае, если ущерб, понесенный организацией, является небольшим. Во всех остальных случаях взыскание накладывает суд.

За доказанные судом противоправные деяния с директора могут взыскать убытки, директор может быть лишен свободы, с отбыванием наказания в колонии, с выплатой штрафа или без оного, с возмещением нанесенного ущерба. Кроме этого его могут лишить права занимать руководящие должности бессрочно или в течение определенного срока.

Учредитель может нести ответственность в случае, если его решения или действия привели ООО к банкротству или за понесенный организацией ущерб. При этом взыскание накладывается не только на уставную долю учредителя, но и на личное имущество, и денежные средства.

Привело ли такое действие к ущербу или банкротству должно быть доказано в суде. Суд определяет и взыскание, которое должно быть наложено на виновника. Если учредитель является одновременно и руководителем организации, то он несет полную ответственность за свои действия личным имуществом, в том числе и уставной долей.

Учредители несут ответственность своим уставным капиталом. По текущим обязательствам ООО они ответственности не несут.

Субсидиарная ответственность учредителей возникает в случае, если их вмешательство в хозяйственную деятельность повлекло за собой банкротство ООО или нанесло значительный ущерб организации. В этом случае он возмещает ущерб и своим личным имуществом.

В ГК Российской Федерации определяется, когда наступает субсидиарная ответственность и порядок ее применения (статьи 56 и 399, п. 1 соответственно). При этом указано на необходимость доказывать, что именно действия учредителя привели к банкротству или убытку. Если в суде это не будет доказано, то субсидиарная ответственность не наступает.

При банкротстве ООО или его ликвидации учредитель отвечает по обязательствам организации только в пределах своей уставной доли. Если, конечно, не будет доказано в суде, что именно его действия привели к банкротству. В случае если уставная доля участником общества не внесена полностью, то остаток по сумме взыскивается дополнительно.

Ответственность учредителей по долгам

Действующим гражданским законодательством установлено общее правило: учредители не несут ответственности по обязательствам юридического лица, а юрлицо не отвечает по обязательствам учредителей (ст. 56 ГК). Однако данная норма дополнительно предусматривает наличие исключений из этого правила — случаев, когда ответственность учредителя по долгам ООО может иметь место в виде погашения задолженности перед кредиторами из личного имущества.

Ответственность учредителя по долгам ООО за ее деятельность может быть нескольких видов:

— общая. Учредитель ООО отвечает за убытки в пределах своей доли в уставном капитале. Подразумевается не сама ответственность, а утрата лицом имущества, внесенного в качестве доли, при неисполнении компанией своих обязательств;
— субсидиарная. Дополнительная имущественная ответственность учредителей, которая применяется, когда их виновные действия привели к банкротству ООО или причинили обществу, контрагентам значительный ущерб. Меры субсидиарной ответственности назначаются по решению суда — при условии, что у компании недостаточно собственных активов для погашения задолженности перед кредиторами;
— административная. Накладывается за преднамеренное и фиктивное банкротство, неправомерные действия, совершенные в рамках процедуры банкротства (ст. 14.12, 14.13 КоАП РФ);
— уголовная. К уголовной ответственности привлекаются учредители за преступления, предусмотренные Уголовным кодексом России. Это, в частности, ст. 179 УК — принуждение к заключению сделки или отказа от нее, ст. 178 УК — уклонение от погашения кредиторской задолженности и др. Уголовная ответственность применяется за наиболее серьезные правонарушения, ее меры — самые строгие для учредителей ООО.

Субсидиарная ответственность учредителя по долгам ООО предусмотрена Гражданским кодексом и ФЗ «О банкротстве». Согласно данным нормативным актам, субсидиарной ответственностью являются дополнительные обязательства по расчетам с кредиторами, которые возлагаются на контролирующих юридическое лицо субъектов. Это обязательство является дополнением к обязанности самого общества и возникает только при наступлении установленных законом условий.

В частности, для привлечения учредителя ООО к субсидиарной ответственности нужно, чтобы:

• он нарушил свои обязанности или совершил иное правонарушение, причинившее вред компании или ее кредиторам. Например, не подал в арбитражный суд заявление о несостоятельности компании, не обеспечил сохранность бухгалтерской или иной документации, вынес указание или утвердил решение, которое негативно сказалось на должнике и кредиторах, привело к банкротству общества;
• присутствовала вина учредителя и причинная связь между негативными последствиями для должника или кредиторов и совершенным правонарушением;
• кредиторам или должнику были нанесены убытки;
• имела место процедура банкротства компании — действующая или завершенная;
• собственного имущества общества не хватило для погашения задолженности перед кредиторами в полном объеме.

Решение о применении мер дополнительной ответственности к учредителю юрлица принимается судом. Инициировать рассмотрение этого вопроса вправе кредиторы, в том числе государственные органы, или конкурсный управляющий. Если учредителей у ООО несколько, к субсидиарной ответственности могут привлекаться все они одновременно. Тогда они становятся еще и солидарными должниками — совместно отвечают по возникшим обязанностям.

Субсидиарные обязательства погашаются из личных средств учредителя. С этой целью может использоваться любое имущество лица и денежные средства. Конкретная сумма, необходимая к взысканию, устанавливается в судебном решении. Допускается применение мер дополнительной ответственности как к нынешним участникам юрлица, так и субъектам, уже вышедшим из его состава.

Ограниченная ответственность учредителей

Рассмотрим виды ответственности, к которым может быть привлечен учредитель.

Солидарная ответственность, в отличие от субсидиарной, подразумевает совместное выполнение долговых обязательств. При этом не важно, кем именно из должников и в каком размере погашен долг.

Возникает в следующих случаях:

1. На стадии создания общества, до его государственной регистрации. Это могут быть обязательства по оплате консультационных услуг, изготовлению печати и пр.
2. При ликвидации общества. В соответствии со статьей 62 ГК РФ учредители (участники) юридического лица обязаны совершить за счет имущества фирмы действия по ее ликвидации. Если имущества фирмы недостаточно, то учредители (участники) обязаны выполнить процедуру ликвидации солидарно за свой счет.
3. Если участники не полностью оплатили свои доли в уставном капитале. В этом случае наступает солидарная ответственность по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников общества (п.1 ст. 87 ГК РФ, п.1 ст.2 Федерального закона №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Учредитель считается лицом, принимающим решения, то есть управленцем. Поэтому его действия (или бездействие) могут быть квалифицированы, как наносящие ущерб компании или нарушающие закон. Даже если учредитель непосредственно не руководил компанией, а действовал через наемного директора, он может быть привлечен к уголовной ответственности при наличии доказательств вины.

Возникает при нарушении следующих статей УК РФ:

• Статья 195 «Неправомерные действия при банкротстве». К правонарушениям этой статьи относится сокрытие имущества, непредоставление сведений о нем, неправомерное удовлетворение имущественных требований кредиторов, воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации. Наказания по этой статье имеют существенный разброс: от штрафа в 100 тыс. руб. до лишения свободы на срок до 3 лет.
• Статья 196 «Преднамеренное банкротство». Преднамеренное банкротство квалифицируется, если учредитель совершил действия, заведомо ведущие к банкротству. Наказание — штраф в 200-500 тыс. руб., принудительные работы на срок до 5 лет либо лишение свободы до 6 лет.
• Статья 197 «Фиктивное банкротство». Если учредитель делает заведомо ложное объявление о банкротстве, то ему грозит штраф от 100 до 300 тыс. руб., принудительные работы до 5 лет либо лишение свободы до 6 лет.
• Статья 199 «Уклонение от уплаты налогов и сборов с организации». По этой статье учредитель может быть привлечен как соучастник преступления (основные обвиняемые — руководитель компании и главный бухгалтер). Конечно, причастность предпринимателя требуется доказать.

Из вышеизложенного понятно, какую ответственность несет учредитель ООО, если пожелает «обанкротить» свою фирму, не расплатившись с кредиторами. Если же ликвидация фирмы прошла без процедуры банкротства, то и привлечь к ответственности учредителя не за что.

Учредитель не несет ответственности за налоговые и административные правонарушения, совершенные самим обществом. К таким видам ответственности могут быть привлечены лишь должностные лица, виновные в правонарушениях. С первого взгляда, всегда виноваты директор и главбух, которых приняли на работу по трудовому договору. Это их некомпетентность, халатное отношение к обязанностям или преступный умысел привели к долгам и убыткам фирмы.

Однако, любой сотрудник имеет право на защиту: может доказать в суде, что был вынужден ограничить свою деятельность в соответствии с требованиями или прямыми указаниями собственника. Тогда ответственность снимается, инициируется процедура банкротства, после чего в отношении собственника могут предусмотреть субсидиарную ответственность.

Естественно, что налоговая и административная ответственность возможна в случае, когда учредитель и директор — одно лицо. Если собственник сам на себя возложил функции единоличного исполнительного органа, то и все виды ответственности он несет лично.

Привлечение учредителей к ответственности

Массовое появление фирм-однодневок, регистрация компаний на подставных лиц, активное использование разных схем альтернативной ликвидации, фальсификация отчетности и сведений в ЕГРЮЛ – все это влекло серьезные убытки для кредиторов. При этом банкротство предприятий становилось для собственников очень хорошим вариантом, который приводил и к ликвидации компании с долгами, и к списанию любых непогашенных долгов. Несмотря на существование в ГК РФ и других законах положений, допускающих привлечение учредителей (участников) юридических лиц к субсидиарной ответственности, эти нормы крайне редко применялись в судебной практике.

Было ужесточено уголовное законодательство. Изменениям подверглось и законодательство о банкротстве. Впоследствии некоторые изменения в части ответственности учредителей были внесены и в специальные законы, касающиеся деятельности отдельных форм юридических лиц.

В общей сложности сегодня учредитель (участник) ООО может быть привлечен:

1. К субсидиарной ответственности по долгам компании, возникшим в результате действий (бездействия) контролирующих должника лиц и приведшим к его банкротству, в случае недостаточности имущества ООО для покрытия всех долгов.
2. К уголовной ответственности – при наличии в действиях (бездействии) учредителя (участника) состава преступления (речь идет, прежде всего, о преступлениях в сфере экономической деятельности).
3. К административной ответственности, в том числе налоговой, что актуально в основном для случаев совмещения статусов участника и руководителя ООО.

Ответственность учредителей (участников) ООО различается по видам и основания возникновения. Но в любом случае ни один из собственников не застрахован от предъявления ему финансовых и иных претензий, связанных с деятельностью компании.

Главная особенность ответственности учредителя заключается в том, что она возможна только при наличии определенных действий (бездействия), которые прямо привели к негативным последствиям (банкротству), или содержат состав административного либо уголовного правонарушения. Из статуса учредителя сама по себе ответственность не вытекает. И в этом случае прямо действует положение о том, что по всем своим обязательствам ООО отвечает самостоятельно.

Следует различает ответственность учредителя и участника ООО. Первый – тот, кто создал компанию и впоследствии стал ее участником либо не стал, например, не оплатив свою долю или выбыв в процессе деятельности ООО. Участники – бывшие или действующие владельцы (собственники) долей, которые далеко не всегда стояли у истоков создания компании. Несмотря на разницу в статусах, на ответственности это особо не сказывается, но учитывается при анализе ее оснований и пределов.

Основополагающие положения об ответственности учредителей (участников) ООО приводятся в законе об ООО, согласно которому:

• учредители обязаны в течение установленного срока оплатить свою долю в соответствии с договором об учреждении;
• полностью оплатившие долю участники несут ответственность по убыткам компании исключительно в пределах размера своей доли;
• участники, оплатившие долю частично, несут солидарную ответственность по обязательствам ООО в пределах неоплаченного размера доли;
• уставом ООО или единогласным решением всех участников могут быть предусмотрены дополнительные обязанности;
• дополнительные обязанности могут быть возложены только на определенного участника компании, о чем принимается решение 2/3 голосов, при условии голосования за такое решение самого участника или дачи им письменного согласия.

Возможность привлечения участника ООО к субсидиарной (дополнительной) ответственности по обязательствам компании, как правило, рассматривается в случаях банкротства, причем тогда, когда решение об этом уже принято арбитражным судом, а активов должника не хватает, чтобы погасить все долги ООО.

Закон о банкротстве не рассматривает субсидиарную ответственность только применительно к участникам ООО – речь идет о всех контролирующих должника лицах. К таким относятся любые лица, которые в течение 3-х последних лет до принятия арбитражем заявления о банкротстве могли давать обязательные для ООО указания либо иным образом определяли действия общества. Закон прямо признает лицами, контролирующими должника, участника ООО, который владеет более 50% долей в капитале компании, и руководителя общества.

Для наступления субсидиарной ответственности необходимо 4 условия:

1. Признание ООО банкротом.
2. Признание учредителя (участника) контролирующим должника лицом.
3. Наличие таких действий учредителя (участника) либо бездействия, которые повлекли банкротство.
4. Принятие судом решения о привлечении к субсидиарной ответственности.

Наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) участника и банкротством ООО признается по умолчанию, если есть хотя бы одно из следующих обстоятельств:

• участником, с его одобрения или в его пользу совершена сделка (сделки), которая причинила вред имущественным правам кредиторов;
• участник был ответственен за ведение (составление, хранение) бухгалтерского учета (отчетности), и к моменту введения в ООО наблюдения или признания компании банкротом документов бухчета нет, обязательная к отражению информация отсутствует или искажена, что серьезно затрудняет проведение процедур, связанных с банкротством;
• участник был руководителем ООО, в период его деятельности в этом статусе он или компания были привлечены к уголовной (административной, налоговой) ответственности, а в результате правонарушения и примененных санкций образовался долг, относящийся к требованиям кредиторов 3-ей очереди, который на дату закрытия реестра требований кредиторов превышает 50% всех требований этой очереди (учитывается только основной долг, без неустойки и прочего).

Наличие указанных обстоятельств не требует доказательств со стороны лица, которое намерено привлечь участника ООО к субсидиарной ответственности. Бремя доказывания обратного лежит на ответчике. Кроме того, он может попытаться доказать отсутствие своей вины в банкротстве предприятия, а также отсутствие иных обстоятельств, которые дают основания и создают условия для привлечения к субсидиарной ответственности.

К субсидиарной ответственности могут привлекаться несколько контролирующих лиц. Обычно здесь речь идет о всех или нескольких участниках, а также руководителе ООО. В этом случае все лица будут отвечать солидарно.

Пределы субсидиарной ответственности – все требования кредиторов, включенные в реестр, заявленные после его закрытия и возникшие по текущим платежам в ходе процедуры банкротства, которые не могут быть погашены за счет имущества ООО, в том числе по результатам распродажи в рамках конкурсного производства. При рассмотрении иска, связанного с привлечением к ответственности, размеры ответственности могут быть уменьшены судом по сравнению с заявленными требованиями. Например, такое возможно, если ответчик сможет доказать, что причиненный его действиями (бездействиями) вред (ущерб) меньше размера, который требует взыскать истец.

Привлечение к субсидиарной ответственности может произойти в рамках конкурсного производства либо после завершения всех процедур и ликвидации компании. В первом случае взысканные средства включаются в конкурсную массу. Во втором – каждый иск подается и рассматривается индивидуально, а взыскиваемое, соответственно, причитается конкретному истцу. По сути, здесь будет применяться общий порядок взыскания, в том числе принудительного.

Взыскание в рамках субсидиарной ответственности осуществляется за счет личных активов учредителя, если он является физическим лицом, или активов юридического лица, которое также может быть участником ООО.

При недостаточности имущества или неплатежеспособности учредителя он при наличии оснований вправе обратиться с заявлением о банкротстве – так же, как и ООО, участником которой он является или являлся.

Банкротство учредителя ООО – самостоятельный процесс, но он может проходить параллельно и перекликаться с банкротством ООО. Если в результате признания несостоятельности долги, возникшие в результате субсидиарной ответственности, останутся непогашенными, они будут аннулированы.

К административной и уголовной ответственности учредители (участники) ООО привлекаются достаточно редко, в единичных случаях.

Здесь требуется четкий состав правонарушения:

• конкретные незаконные действия (бездействие), влекущие уголовное (административное, налоговое) наказание;
• отнесение законом учредителя (участника) к субъекту конкретного состава правонарушения;
• вина учредителя (участника);
• нарушение прав (интересов) третьих лиц, ущерб, другие негативные последствия, а также их причинно-следственная связь с действиями (бездействием) привлекаемого к ответственности лица.

В большинстве случаев административная или уголовная ответственность участника ООО сопряжена с его руководящим статусом в обществе. Она возникает зачастую из-за фальсификаций документов, отчетов, предоставления ложной информации в налоговую и другие госорганы, из-за совершения незаконных сделок, неуплаты, ухода от налогов и иных обязательных платежей, финансовых нарушений и т.п.

Привлечение к административной или уголовной ответственности может произойти по инициативе (заявлению) любого заинтересованного лица. Часто такие правонарушения выявляются правоохранительными органами самостоятельно в рамках оперативно-розыскных мероприятий. Иногда с заявлением обращаются налоговые и другие контролирующие органы.

У учредителей (участников) ООО есть установленные законом и уставными документами права и обязанности. Злоупотребление правами, неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей может влечь причинение вреда, нарушение прав и интересов ООО, других участников и третьих лиц. В этих случаях также возможна материальная ответственность. Иск к учредителю вправе предъявить любые лица, даже сама компания, как самостоятельное юридическое лицо. Как правило, такие вопросы изначально относятся к категории корпоративных споров, а ущерб взыскивается в обычном порядке – в рамках искового производства в арбитражном суде.

Ответственность учредителя при банкротстве

С внесением поправок в Закон о банкротстве теперь и руководитель и собственник несут ответственность по всем обязательствам организации.

Учредители (участники) юридического лица не отвечают по его обязательствам, а компания, в свою очередь, не несет ответственности за обязательства учредителя или собственника. Исключения из этого правила: государственные казенные предприятия, за которые ответственна государственная казна, и банкротство.

По Закону руководитель организации и ее участники (учредители) отвечают за те действия (или бездействие), которые привели к несостоятельности. Кредиторы, которым не хватило денег от продажи имущества предприятия, вправе требовать возмещения убытков от таких действий не только с руководителя, но и с участников (учредителей, акционеров) организации.

Для того чтобы требовать, нужно сперва доказать, что имело место сочетание следующих обстоятельств:

1) у привлекаемого к ответственности должно было быть право в добанкротный период давать указания, обязательные для организации (либо нужно доказать, что он имел возможность каким-то другим образом влиять на деятельность компании);
2) нужно доказать, что он использовал эти свои права или возможности;
3) важна причинно-следственная связь между использованием этих возможностей и действиями, которые привели компанию к банкротству;
4) имущества должника должно не хватать для расчетов с кредиторами.

Собрать все перечисленные доказательства сложно, особенно если арбитражный управляющий не хочет в этом помогать кредитору. Именно поэтому пока дела о привлечении собственников и управляющих разорившихся предприятий к ответственности на практике большая редкость.

Надо отметить, что помимо прочего у руководителя организации есть еще и обязанность защищать интересы кредиторов. Во-первых, руководитель предприятия-должника обязан собирать, составлять, вести и хранить документы бухгалтерского учета и отчетности. Он отвечает за убытки, причиненные отсутствием или искажением информации об активах и обязательствах организации.

Во-вторых, в его обязанности входит своевременное обращение в суд с заявлением о банкротстве возглавляемой им организации. Сделать это нужно после того, как учредители приняли решение об обращении в арбитражный суд.

Если обращение взыскания на имущество существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность компании-должника, то руководитель обязан подать заявление о банкротстве — вне зависимости от того, согласны с этим учредители или нет.

Руководитель должен обратиться в суд еще в нескольких случаях: если есть не исполненные в течение более чем 3 месяцев требования кредиторов, если имущества должника явно не хватает для удовлетворения всех требований кредиторов и если погашение требований одних кредиторов приводит к невозможности погашения требований других кредиторов. Заявление должно быть подано в кратчайший срок, но не позднее месяца с того момента, когда возникли описанные обстоятельства.

Не стоит забывать, что руководитель, который «не заметил» или проигнорировал подобные обязанности, имеет все шансы ощутить на себе «прелести» субсидиарной ответственности по «новым» долгам организации. Имеются в виду те обязательства, которые возникли после истечения срока на обращение должника в суд с заявлением о банкротстве. Причем взыскать могут не только убытки, доказывать которые достаточно сложно, но и всю сумму неисполненных должником обязательств.

Утешить руководителя организации может только то, что субсидиарную ответственность он несет не по всем долгам организации. Определять, за какие именно долги придется ответить руководителю и учредителям, контролирующим должника, будет суд. Основным критерием для суда будет срок, когда руководитель должен был обратиться с заявлением о банкротстве. Суд может привлечь к субсидиарной ответственности руководителя или участников организации только по сделкам, совершенным после этого срока.

Норма о субсидиарной ответственности по всем долгам организации, возникшим после истечения срока на обращение с заявлением должника об автобанкротстве, у нас достаточно молода, но вполне обоснована с экономической точки зрения. Средний размер удовлетворения требований обычных (не обеспеченных залогом и не привилегированных, например, работники) кредиторов в делах о банкротстве до ее введения не превышал 10%. Большинство экспертов сходились во мнении, что такой маленький процент удовлетворения требований обусловлен не низкой эффективностью работы судов и арбитражных управляющих, а запоздалым введением процедур банкротства — к моменту, когда кредиторы получали возможность контролировать происходящее при помощи суда и арбитражного управляющего, активы должника, как правило, были уже вне досягаемости. Законодатель решил, что строгая имущественная ответственность руководства должника заставит его вовремя перейти в режим пропорционального удовлетворения требований кредиторов и повысит стабильность в экономической жизни страны.

Кроме этого, руководителю организации следует обращать пристальное внимание на претензионно-исковую работу. Необоснованные требования кредиторов руководитель организации обязан оспорить. Если он этого не сделал, другие кредиторы имеют право требовать возмещения убытков, которые они в связи с этим понесли, а учредители, в свою очередь, будут вправе требовать возмещения этих убытков с него самого.

Помимо гражданско-правовой ответственности за неправомерные действия при банкротстве есть и административная ответственность в виде штрафа или дисквалификации. Существует и уголовная ответственность — но это уже отдельный разговор.

Если вы руководитель или акционер организации, объявленной банкротом, а кредиторы или арбитражный управляющий пытаются привлечь вас к ответственности, помните, что «контролирующее должника лицо не отвечает за вред, причиненный имущественным правам кредиторов, если докажет, что действовало добросовестно и разумно в интересах должника».

Ответственность бывших учредителей

Вопрос о том, какую ответственность несет старый директор и бывший учредитель после ликвидации путем смены директора, за деятельность, осуществленную в то время, когда они еще участвовали в управлении фирмой, задается постоянно. И это неудивительно, так как одной из основных причин ликвидации фирмы является как раз уход от ответственности за какие-либо действия, предпринятые в период руководства.

Следует сказать, что ответственность бывшего директора и прежнего учредителя может быть принципиально различных видов, а именно:

— гражданско-правовая;
— уголовная;
— административная;
— дисциплинарная (трудовая).

Что касается административной и дисциплинарной ответственности, то административная ответственность применяется только к действующему «должностному лицу» организации, то есть к бывшему директору применена быть не может, учредители же административной ответственности за организацию не несут, т.к. не являются ее «должностными лицами», дисциплинарная ответственность может быть применена только работнику, состоящему в действительных трудовых правоотношениях с организацией, то есть опять-таки она неприменима.

Поэтому будем рассматривать гражданско-правовую и уголовную ответственность бывшего директора и учредителя.

Наиболее животрепещущим является вопрос об уклонении от уплаты налогов с организации, в частности, с использованием различных незаконных схем.

Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере.

Наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;
б) в особо крупном размере.

Наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Крупным размером в настоящей статье, а также в статье 199.1 настоящего Кодекса признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более двух миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая шесть миллионов рублей, а особо крупным размером — сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более десяти миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая тридцать миллионов рублей.

Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, а также статьей 199.1 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если этим лицом либо организацией, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с которой вменяется данному лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации».

Таким образом, за уклонение от уплаты налогов грозит личная ответственность лицам, на которых лежит обязанность по представлению налоговых деклараций и прочих связанных документов, а это, в первую очередь, директор организации. Учредители не принимают непосредственного участия в заключении договоров компании, отправке денежных сумм на счета контрагентов и поэтому обычно не могут нести ответственности за уклонение от уплаты налогов.

Обращаем внимание, что личная ответственность директора, который непосредственно подписывал документы, исключается полностью только по истечении сроков давности, которые служат основанием для освобождения от уголовной ответственности согласно ст.78 УК РФ. Освобождения от ответственности в случае ликвидации фирмы, как официальной, так и альтернативной, не предусмотрено.

То есть пока не истек срок давности, по первой части статьи 199 УК РФ — 2 года со дня фиктивной сделки, а по второй части статьи 199 УК РФ – 10 лет, директор фирмы может быть в любой момент привлечен к ответственности в случае, если следствием будет установлен факт уклонения от уплаты налогов.

Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает двух лет лишения свободы.

Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает два года лишения свободы.

Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы.

Лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;
б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;
в) десять лет после совершения тяжкого преступления».

Однако для того, чтобы в полной мере оценить риск привлечения бывшего руководителя к ответственности, нужно понимать механизм того, как это происходит.

Для того чтобы получить основания к возбуждению уголовного дела, правоохранительный орган, будь то ОБЭП, или УНП ГУВД, должен получить где-то копии или оригиналы всех документов, относящихся к операции, включая договор, акт, а также учредительные документы фирмы. Без этого у правоохранительного органа нет оснований к возбуждению уголовного дела, т.к. нет первичного материала. Такие документы получаются через запрос в адрес фирмы, который направляется по ее юридическому или фактическому адресу.

Ответственность перед новыми учредителями и директором.

Согласно пункту 2 статьи 44 Федерального закона №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

С иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим, вправе обратиться в суд общество или его участник. Таким образом, новые участники общества и само общество в лице директора вправе обратиться к старому директору с иском о привлечении к ответственности и возмещении убытков, причиненных его зло направленными действиями.

Согласно комплексу норм, установленных несколькими нормативно-правовыми актами учредители и директор компании могут быть привлечены к ответственности в форме возмещения убытков третьих лиц в случаях предумышленного банкротства или банкротства по их непосредственной вине.

Так, согласно пункту 3 статьи 3 Закона в случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников или по вине других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на указанных участников или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Согласно п.3 ст.56 Гражданского Кодекса РФ если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Согласно п.4 ст.10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника и (или) обязанностям по уплате обязательных платежей с момента приостановления расчетов с кредиторами по требованиям о возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов в результате исполнения указаний контролирующих должника лиц, или исполнения текущих обязательств при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу. Арбитражный суд вправе уменьшить размер ответственности контролирующего должника лица, если будет установлено, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине контролирующего должника лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет контролирующего должника лица, привлеченного к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена.

Такие иски о привлечении к субсидиарной ответственности могут быть предъявлены в ходе конкурсного производства арбитражным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов.

В случае если фирма ликвидирована путем продажи доли в уставном капитале, да еще и если ее юридический адрес в дальнем регионе, запрос должен быть направлен именно по этому адресу. Как правило, запросы по таким адресам не направляются, однако если он все-таки направлен, то только новый директор правомочен предоставлять документы от имени организации, только если он найден и у него имеются эти необходимые документы, он сможет их предоставить.

Поэтому смена директора многократно снижает риски ответственности бывшего (старого) директора, однако обращаем ваше внимание, что необходимо вести деятельность компании в строгом соответствии с действующим законодательством, уплачивать все законно установленные налоги и сборы, и мы советуем ни при каких обстоятельствах не нарушать законы.

Уголовная ответственность учредителя

Привлечение руководителей и собственников компаний к уголовной ответственности в настоящее время, к сожалению, становится обычным явлением, а не событием из ряда вон выходящим. Более того, за последние годы число уголовных дел, заведенных на руководителей, существенно выросло.

Прежде чем разбираться в причинах, из-за которых руководители попадают в поле зрения правоохранителей, и способах минимизировать риск уголовного преследования, имеет смысл рассмотреть статьи, по которым чаще всего наступает уголовная ответственность директора (учредителей) компании.

Хочу отдельно поговорить об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. Эта тематика сейчас актуальна как никогда и касается практически каждого руководителя компании.

Рост числа «налоговых» дел можно объяснить и тем, что следователи не связаны трехлетним сроком охвата выездной проверкой, и могут расследовать преступления, совершенные и более трех лет назад.

Как правило, обвиняемым по налоговым преступлениям практически всегда становится руководитель компании. При этом главбух как наемный работник выступает в качестве основного источника показаний против генерального директора.

Также последние два года (после внесения изменений в УПК РФ) по ряду уголовных дел, в отношении некоторых обвиняемых по «налоговым» статьям судами были вынесены обвинительные приговоры с реальным отбыванием наказания в местах лишения свободы. Лично я смотрел практику всех московских судов и не нашел ни одного приговора, опубликованного на сайте суда, где бы дали реальную меру наказания. В настоящий момент ситуация изменилась, и, как я указал выше, сейчас уже выносят приговоры с реальными сроками заключения.

Всего есть пять статей, на основании которых могут привлечь директора к уголовной ответственности за налоговые преступления:

• Уклонение от уплаты налогов с физического лица (статья 198 УК РФ). В группе риска те директора, которые одновременно являются предпринимателями. Например, директор как ИП оказывает какие-либо услуги компании, которую сам же и возглавляет. Оплачивая эти услуги, компании снижает налогооблагаемую прибыль, а ИП работает на «упрощенке» или «вмененке» и платит с дохода пониженный налог. В результате сумма налоговых платежей в бюджет снижается.
• Уклонение от уплаты налогов с организации (статья 199 УК РФ). Это самая опасная статья для руководителя компании. Чаще всего ответственность директора по этой статье наступает за непредставление деклараций либо искажение данных отчетности, то есть занижение доходов или завышение расходов, налоговых вычетов. Причем, если речь идет о руководителе нескольких компаний, то его вина будет оцениваться в совокупности по сумме недоплаченных в бюджет налогов каждой организацией. Вот почему возглавлять компании, у которых возможны проблемы с налогами, очень рисковое занятие.
• Неисполнение обязанностей налогового агента (статья 199.1 УК РФ). В этой статье речь идет об ответственности за неуплату НДФЛ, удержанного с сотрудников. Однако привлечение руководителей к ответственности возможно лишь в том случае, если будет доказана личная заинтересованность руководителя компании. Личный интерес может выражаться в стремлении извлечь выгоду имущественного либо неимущественного характера.
• Сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых должно производиться взыскание налогов (статья 199.2 УК РФ). Ответственность предпринимателя по этой статье будет только тогда, если будет доказана его вина в умышленном сокрытии денег или прочего имущества, за счет которых должно производиться взыскание налогов с организации. Например, компания задолжала налоги, но при этом предоставляет отсрочку покупателям по оплате товаров либо выдает направо и налево займы.
• Незаконное возмещение НДС из бюджета может быть квалифицировано по «общеуголовной» статье 159 УК РФ (мошенничество). Когда подается декларация с требованием вернуть ранее уплаченный НДС, то возвращать на самом деле нечего, поскольку налог не уплачивался. То есть данное преступление не подпадает под статью 199 УК РФ (уклонение от налогов). В данном случае когда НДС поступает на счет организации, т.е. незаконно возвращается, то, по сути, происходит хищение денег из бюджета. Поскольку при этом предоставляются фиктивные документы в том числе декларации, то хищение осуществляется путем обмана. Данная совокупность образует состав преступления – мошенничество.

В то же время есть надежда, что в обозримом будущем привлечение предпринимателей к ответственности за неуплату налогов сократится в разы. Дело в том, что Госдума рассматривает президентские поправки, которые повышают «лимиты» уклонения, при которых руководителям грозит наказание по УК РФ (см. таблицу).

Как изменятся «лимиты» уголовного преследования по налогам:

Статья УК РФ Сумма уклонения
Как сейчас Как будет
Уклонение от налогов с физлица в крупном размере (ч. 1 ст. 198 УК РФ) 600 тыс. руб. за три года (если не уплачено более 10% налогов) либо 1,8 млн. руб. 900 тыс. руб. за три года (если не уплачено более 10% налогов) либо 2,7 млн. руб.
Уклонение от налогов с физлица в особо крупном размере (ч. 2 ст. 198 УК РФ) 3 млн. руб. за три года (если не уплачено более 20% налогов) либо 9 млн. руб. 4,5 млн. руб. за три года (если не уплачено более 20% налогов) либо 13,5 млн. руб.
Уклонение от налогов с организации в крупном размере (ч. 1 ст. 199 УК РФ) 2 млн. руб. за три года (если не уплачено более 10% налогов) либо 6 млн. руб. 5 млн. руб. за три года (если не уплачено более 25% налогов) либо 15 млн. руб.
Уклонение от налогов с организации в особо крупном размере (ч. 2 ст. 199 УК РФ) 10 млн. руб. за три года (если не уплачено более 20% налогов) либо 30 млн. руб. 15 млн. руб. за три года (если не уплачено более 50% налогов) либо 45 млн. руб.

Помимо налоговых дел, чаще всего привлечение руководителей к уголовной ответственности происходит за преступления в сфере экономической деятельности, перечисленные в главе 22 УК РФ:

• Незаконное предпринимательство (статья 171 УК РФ). Уголовная ответственность генерального директора возможна, если обнаружится, что компания работает без государственной регистрации или лицензии (когда она обязательна), либо нарушает требования или условия лицензии. Но наказание по статье будет, если причинен крупный ущерб или получен доход в крупном размере. Крупным ущербом или доходом считаются ущерб/доход, превышающий 1,5 млн. руб., а особо крупным – 6 млн. руб.
• Незаконное получение кредита (статья 176 УК РФ). Статья привлекает руководителя к ответственности, если будет доказано, что компания-заемщик сдает в банк документы, представляющие ее деятельность в более выгодном свете, чем это есть на самом деле, демонстрируя тем самым возможность погашения полученного кредита. Уголовная ответственность директора наступает только в том случае, если незаконное получение кредита причинило крупный ущерб. Обратите внимание: если кредит получен незаконно и его к тому же еще и не вернули, привлечь к ответственности руководителя фирмы могут за мошенничество (статья 159 УК РФ).
• Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (статья 177 УК РФ). Есть статьи, которые для неискушенного в уголовном праве руководителя могут оказаться полной неожиданностью. Так, к двум годам лишения свободы может быть приговорен Генеральный Директор фирмы за злостное уклонение от исполнения судебного решения о взыскании кредиторской задолженности. Такая же уголовная ответственность ожидает руководителя фирмы, которая не выплачивает долги по ценным бумагам (например, векселям). Злостность уклонения определяется судом по ряду обстоятельств. Это может быть, например, смена места нахождения/названия организации, перевод денег компании на личные счета, отчуждение имущества и передача его другим лицам и т. п.
• Незаконное использование средств индивидуализации товаров (статья 180 УК РФ). Уголовная ответственность руководителя по этой статье будет, только если деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб – более 1,5 млн. руб.
• Преднамеренное банкротство (статья 196 УК РФ). Речь идет о действиях (либо, напротив, бездействии) руководителя, в результате которых компания оказалась неспособна удовлетворить требования кредиторов. Например, когда заключались сделки либо выдавались кредиты на невыгодных для компании условиях. Привлечь могут, если таким действиями кредиторам был причинен крупный ущерб (более 1,5 млн. руб.).
• Фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ). Уголовная ответственность директора ООО возможна за заведомо ложное публичное объявление о несостоятельности компании (хотя оснований для этого нет), если тем самым причиняется крупный ущерб (более 1,5 млн. руб.).

За что еще могут привлечь директора? Уголовная ответственность руководителя организации также грозит за нарушение прав и свобод гражданина (глава 19 УК РФ). В частности, за невыплату зарплаты (ст. 145.1 УК РФ), за необоснованный отказ в приеме на работу и за необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до 3 лет (ст. 145 УК РФ), за нарушение требований охраны труда (статья 143 УК РФ).

Однозначно ответить на данный вопрос не представляется возможным. Более того, все зависит от специфики бизнеса.

Можно дать лишь несколько общих советов:

• По всем «сомнительным» вопросам той или иной сделки или операции консультироваться с юристами (в т. ч. налоговыми);
• Регулярно проводить аудиторские проверки;
• Организовать грамотное налоговое планирование;
• Мониторить изменения в налоговом, уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве, а также практику рассмотрения судами уголовных дел в отношении руководителей компаний.

Здание Московского городского суда

Прокуратура направила в Московский городской суд уголовное дело в отношении четырех участников банды, обвиняемых в вооруженных нападениях и убийствах граждан, сообщает во вторник пресс-служба Генпрокуратуры РФ.
«Прокуратура Москвы утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении четверых участников устойчивой вооруженной группировки (банды), жителей столичного региона в возрасте от 36 до 45 лет», — говорится в сообщении.
По версии следствия, злоумышленники входили в состав банды, которая с 2007 года по 2011 год совершала разбойные нападения в Москве, в том числе на салон сотовой связи, ювелирный и свадебный салоны. В ходе нападений они убили девять человек и похитили имущество на общую сумму более 16 миллионов рублей, отмечается в сообщении.
По данным прокуратуры, участники банды незаконно хранили, перевозили и носили оружие и боеприпасы, в том числе семь пистолетов, два обреза, три гранаты, порох и более 230 патронов.
Деятельность банды была пресечена весной 2012 года, когда было задержано большинство ее участников.
Ранее Московский городской суд приговорил к длительным срокам лишения свободы двух участников группировки, а организатора — к пожизненному заключению. В отношении еще троих членов банды уголовное преследование прекращено в связи с их смертью.
Членам банды предъявлены обвинения в участии в банде, незаконном хранении оружия, убийствах и разбоях. Уголовное дело в отношении них направлено в Московский городской суд для рассмотрения по существу. Все они находятся под стражей.
АО «Холдинговая компания «Сокольники» и правительство города спорили из-за долга по контракту.
Судья 9-го ААСОльга Семикина отклонила апелляционную жалобу АО «Холдинговая компания «Сокольники» на решение АСГМ по иску к правительству Москвы (№ А40-266335/2018).

Как следует из материалов дела, компания обратилась в суд первой инстанции в ноябре 2018 года с требованием взыскать с ответчика более 1,9 млрд руб. долга по контракту, заключённому в марте 1994 года. В 2003 году ОАО «Холдинговая компания «Сокольники» (ныне АО) за свой счёт расселило жильцов дома 6/20, который расположен на Никитском бульваре, после чего снесло здание и разработало проект его реконструкции (регенерации), подготовило строительную площадку и выполнило другие работы на объекте. Общая сумма вложений инвестора составила 1 911 179 427 руб., но договор аренды земельного участка вскоре расторгли по инициативе арендодателя. Отношения по контракту прекратились по инициативе московской администрации. В дальнейшем земельный участок на Никитском бульваре город использовал «по своему усмотрению».

АО «Холдинговая компания «Сокольники» захотело возврата затрат и обратилось в суд. В июле 2019 года АСГМ отклонил требования, сославшись на срок давности, который истёк ещё в декабре 2003-го. 9-й ААС поддержал это решение 14 октября 2019-го.

источник: Право.ru

«Пойманный в Провиденсе»: судья, который стал любимцем миллионов
Фрэнка Каприо – судью из провинциального американского городка – прозвали самым справедливым в мире. Он часто просит детей подсудимых помогать ему с вынесением решений, сокращает размер штрафов и освобождает от административной ответственности. Судебные заседания под председательством Каприо снимаются на видео и набирают миллионные просмотры по всему миру.
Фрэнк Каприо – главный муниципальный судья в Провиденсе (штат Род-Айленд). Он рассматривает мелкие преступления и дела о нарушении правил дорожного движения. Судебные процессы под председательством Каприо более 20 лет транслировались по местному телевидению. Когда младший брат судьи выложил ролики на YouTube, они стали вирусными. С 24 сентября 2018 года «Пойманный в Провиденсе» показывают в Америке на канале ABC6. В этому году шоу посмотрели более 100 млн человек в мире и более 1 млн – в России. В нём нет актёров и постановочных приговоров: всё происходит по-настоящему.

Я здесь не ради развлечения, моя главная роль – вершить правосудие.

Фрэнк Каприо

О судье

Франческо (Фрэнк) Каприо родился 23 ноября 1936 года в семье Антонио и Филомены Каприо в Провиденсе. Его отец был итальянским иммигрантом, мать – американкой. Каприо окончил Центральную среднюю школу, работал посудомойщиком и чистильщиком обуви. «Мои родители мечтали, чтобы их дети преуспели в обществе и стали хорошими, порядочными, честными людьми… Мой папа был молочником. Рано утром, часа в четыре, он будил меня и моего брата, чтобы мы работали на грузовике с молоком, и постоянно напоминал нам: «Если вы не хотите делать это всю оставшуюся жизнь, найдите способ поступить в колледж, потому что я вам такой возможности дать не могу», – вспоминает Каприо. Его отец говорил: «Когда ты вырастешь, ты станешь юристом. Но запомни условия, в которых ты рос. Если бы нам сейчас понадобился юрист, мы не смогли бы его себе позволить. Никогда не бери денег с бедняков, успеешь ещё заработать на богатых».

Каприо не просто выучился на юриста, но и получил степень доктора права. С 1985 года он работает муниципальным судьёй. Женат, имеет пятерых детей, семерых внуков и двоих правнуков.

О шоу

Каприо называют самым справедливым судьёй в мире: он часто снижает размер штрафов или вовсе отпускает людей без наказания. «Да, женщина проехала на красный, но у неё сейчас столько других проблем в жизни, что этот штраф сделает её очень несчастной и она не сможет покормить вечером детей. Кто-то скажет: «Закон есть закон. Штраф!» Но если бы всё было так просто, зачем нужны были бы судьи? Достаточно было бы бездушного автомата, который бы говорил: «Виновен, невиновен». В суде необходим человеческий элемент», – рассуждает Каприо.

Думаю, успех передачи в том, что она показывает человечное государство. Такое нравится не только американцам, но и зрителям со всего мира. Приятно видеть по телевидению сострадание и понимание. Это редкость сегодня.

Некоторые обвиняют Каприо в излишней мягкости, которой пользуются окружающие. На это судья отвечает: «Меня не используют, поверьте мне. Я всю жизнь взаимодействую с рабочим классом. Я работал разносчиком газет, чистил обувь, помогал отцу с доставкой молока. Я знаю этих людей, никто мной не пользуется. Иногда они получают более мягкий приговор, чем заслуживают. Но я думаю так: если я сделаю ошибку в пользу государства и возьму с человека больше денег, чем он может заплатить, это сломит его, а мне будет стыдно. Власть государства вовсе не пропорциональна власти отдельного человека. И тьфу на меня, если я превышу полномочия своего суда и надломлю человека до конца его жизни. Если ошибаться, то в другую сторону. Пусть лучше финансово пострадает городская власть… Я судья, а не сотрудник отдела по повышению доходов».

Посмотреть шоу можно на официальном сайте Caught In Providence на английском языке или на YouTube с переводом.