Яндекс.Метрика

Прежде чем судиться со страховой компанией, которая не хочет выплачивать возмещение за разбитую машину, пострадавший должен написать претензию. Чтобы не мучить себя бумажной волокитой, автовладелец может выдать доверенность на знакомого юриста, который составит необходимые документы и будет вести все переговоры о выплатах со страховой компанией. Правда, если дело дойдет до суда, то может возникнуть путаница: за возмещением обращается юрист, а истец – сам автовладелец. Можно ли в такой ситуации считать досудебный порядок соблюденным?

Действующее законодательство об ОСАГО предусматривает обязательный претензионный порядок для урегулирования спора между потерпевшим в ДТП и страховщиком. Эту новеллу законодатель ввел осенью 2014 года, и такое нововведение позволило разгрузить суды от части дел, которые касаются страховых выплат. Но на практике эта норма иногда может доставить серьезные проблемы для клиентов страховых фирм.

Летом 2017 года Сергей Орливин* на своей Аudi Q7, застрахованной в «Ингосстрахе», попал в аварию. В его внедорожник врезался Владимир Ибримов* на ВАЗ-2112, которого и признали виновным в ДТП. Пострадавший не захотел лично заниматься получением страховых выплат и поручил эту работу своему знакомому юристу Антону Рябкину*, на которого и выписал нотариальную доверенность. Тот обратился в «Ингосстрах» с требованием выплатить убытки за произошедшую аварию и перевести эти деньги на его счет. Страховщик сначала выдал Рябкину направление на независимую техническую экспертизу для разбитой машины. Авто отвезли на это исследование, но о результатах осмотра иномарки ни пострадавшему, ни его представителю ничего так и не сказали. «Ингосстрах» никакие деньги заявителю не перечислил без объяснения причин.

Тогда Рябкин в интересах Орливина обратился в суд и попросил взыскать деньги за ущерб от ДТП с «Ингосстраха». Первая инстанция отказала истцу, сославшись на несоблюдение досудебного порядка в этом случае. Дзержинский районный суд Волгограда отметил, что в заявлении, отправленном в страховую компанию, указан только Рябкин и его счет для выплат. Про Орливина в этом документе упоминания нет, поэтому суд посчитал, что в спорной ситуации нарушен обязательный претензионный порядок. Апелляция оставила такое решение без изменений (дело № 33-2055/2018). Рябкин обратился в Верховный суд (дело № 16-КГ18-42).
ВС обратил внимание, что страховая компания в рамках этого разбирательства не ссылалась на неполноту документов, которые истец отправил ответчику. О несоблюдении досудебного порядка в рассматриваемом деле «Ингосстрах» тоже ничего не говорил на заседаниях в нижестоящих инстанциях, пояснили судьи ВС. Более того, страховщик принял заявление от представителя истца о наступлении страхового случая и выдал Рябкину направление на независимую техническую экспертизу, подчеркнула судебная коллегия по гражданским делам ВС. То есть фактически компания согласилась с тем, что обязательный претензионный порядок соблюдён в этой ситуации, указали судьи ВС. Они отменили акты нижестоящих инстанций и отправили дело на новое рассмотрение в апелляцию (прим.– пока еще не рассмотрено).