Яндекс.Метрика

Контакты

+7(495)728-36-44
без перерыва на обед, с 08-00 до 22-00;
по неотложным вопросам круглосуточно.


Верховный суд принял решение в пользу основных собственников жилья


декабря 11, 2012

Верховный суд принял решение в пользу основных собственников жилья

Верховный суд принял решение в пользу основных собственников жилья

Во всех смыслах уникальное решение вынес Верховный суд, разбирая спор нескольких собственников одной квартиры. У каждого из них были доли в общей недвижимости. Проверив все доводы и прежние судебные решения, Верховный суд постановил — права того, у кого «кусок» в общей собственности больше, могут быть защищены принудительной выплатой денежной компенсации остальным собственникам. При этом «мелкие» собственники утрачивают право на свою долю.

В последнее время проблема множества долей в одной недвижимости обострилась до невозможности. Но особой напряженности она достигла в крупных городах. Граждане покупают в прямом смысле один-два метра в квартире и в лучшем случае получают вожделенную прописку, в худшем, вселяются и выживают тех, у кого доля больше. На продаже долей в квартирах теперь специализируются сотни весьма специфических риелторских агентств, количество которых растет как грибы после дождя.



Верховный суд заявил, что субсидия на квартиру — общее имущество семьи


мая 29, 2012

«Российская газета» — Федеральный выпуск №5793 (120)

Текст: Наталья Козлова

Верховный суд пересмотрел решения, вынесенные несколькими нижестоящими судами по стандартному «квартирно-разводному» делу, и отменил их вердикты как незаконные. Предметом дележа в Верховном суде стала квартира, купить которую бывшему супругу помогла организация, где он трудился, выдав мужчине на это средства.

Дележ имущества супругов после развода — одна из самых больных тем не только в моральном плане. Среди гражданских процессов в наших судах именно такие иски считаются самыми распространенными. А главным предметом бракоразводного дележа есть и, вероятно, еще долго будет считаться жилье.

Кто из супругов и сколько квадратных метров должен получить на выходе из зала суда, по-прежнему является самой актуальной темой бракоразводных дел. При этом, несмотря на огромное число подобных процессов, правильно разделить жилье удается далеко не всегда. Особенно если речь идет о квадратных метрах, купленных одним из супругов. Поэтому так важны разъяснения главного суда страны о правильном применении в подобных ситуациях норм Семейного кодекса.

В этой ситуации речь шла о том, что мужчину как хорошего сотрудника в 2003 году организация перевела из Сибири в столицу. По трудовому договору его должны были обеспечить в Москве жильем. Для этого мужчине были выделены работодателем деньги на покупку квартиры. На юридическом языке это называлось «оказанием материальной помощи». Когда спустя пять лет брак распался, встал вопрос дележа квадратных метров.

Супруга, почитав Семейный кодекс, сказала, что имеет право на половину квартиры. Бывший муж с такой постановкой вопроса не согласился. В районном суде он объяснил, что деньги на жилье выделялись его работодателем, и это фактически подарок, а по закону подарки, даже полученные в браке, дележу не подлежат.

С доводами мужчины согласились суды и первой инстанции, и второй.

Из материалов суда видно, что деньги на квартиру одним переводом перечислили на лицевой счет мужчины, куда шла его зарплата, и крупная сумма подлежала налогообложению. Этот момент важен именно для правильного понимания последующего решения Верховного суда.

Не согласившись с таким решением районного и городского судов, бывшая супруга оспорила его в Верховном суде. И он встал на сторону женщины, отказавшись признать перечисленную работодателем сумму подарком. Вот как рассуждал Верховный суд.

Семейный кодекс утверждает: все нажитое в браке — общая собственность, и она делится пополам. Если быть более конкретным, то к общему имуществу относятся доходы каждого супруга от любой деятельности — трудовой, предпринимательской, интеллектуальной.

Кроме этого, разделу подлежит пенсия, все виды пособий, деньги, выплаченные за ущерб всего на свете — здоровья, имущества и так далее.

Общим называется и имущество, движимое и недвижимое, вклады, ценные бумаги, паи, доли в капитале, вклады в банки и другие организации, и все это независимо от того, на чье имя оформлено это имущество и кто за него платил.

Вот это оба суда и не учли, разбирая дело о дележе квартиры.

Действительно, есть имущество, которое не делится при разводе. Оно перечислено в Семейном кодексе.

Это, во-первых, то, что было у каждого до брака.

Во-вторых, полученное одним из супругов в наследство. Оно тоже не делится. Как и подарки, полученные каждым за весь период брака.

Но дело в том, что по закону, а конкретнее по Гражданскому кодексу (в редакции, действовавшей на момент получения мужчиной денег на жилье), дарение должно быть соответственно оформлено.

Если что-то дарит юридическое лицо и сумма подарка больше пяти МРОТ, то такой дар оформляется в письменном виде, и это удостоверяют обе стороны, даритель и одариваемый.

Бывшему же мужу суды первой и второй инстанций поверили, что называется, на слово. Никаких документов, что деньги на жилье — это дар организации, не существует.

Более того, суды, вынося решение, не стали утруждать себя аргументацией, почему они пришли к выводу, что протокол комиссии по оказанию материальной помощи в той организации, где работает мужчина, можно считать договором дарения.

В общем, Судебная коллегия по гражданским делам решила, что квартира, купленная на деньги организации одной из сторон процесса, является общей собственностью супругов и подлежит разделу по закону.

Кстати, по данным Росстата, на тысячу человек в нашей стране приходится 4,5 развода.

При этом уже три года подряд число разводов постепенно сокращается.

Впрочем, до рекорда 50-х годов прошлого века нам еще далеко — тогда один развод приходился на две тысячи человек.

Зато заключают браки наши граждане почти в два раза чаще, чем разводятся. На тысячу человек приходится 8,5 свадьбы.

По данным ООН В первую четверку лидеров по разводам входят Белоруссия, Украина и Молдова. На шестом месте находятся США, где на 1000 человек приходится 3,4 развода.



Верховный суд России начал серьезную борьбу за вежливость на процессах


октября 17, 2011

Российская газета
Фото: Савостьянов Сергей

 Фото: Савостьянов СергейВерховный суд России начал серьезную борьбу за вежливость на процессах.

В последние дни высшая судебная инстанция утвердила несколько обвинительных приговоров по статье «неуважение к суду». Грубияны просили смягчить наказание, но не получили снисхождения.

Неуважение к суду может дорого обойтись человеку: хамство в зале суда — не банальная невоспитанность, а уголовное преступление. За неправильный ответ на вопрос судьи «ты меня уважаешь?» можно получить штраф, исправительные работы, а в определенных случаях и срок.

Судебная статистика показывает: число уголовных дел за неуважение к суду неуклонно растет. В прошлом году были осуждены почти 300 невоспитанных и несдержанных человек, что намного больше, чем в предыдущем. В этом году, по прогнозам аналитиков, число подобных дел побьет предыдущие рекорды. А давно ли те времена, когда приговоры за неуважение к суду были чуть ли не юридической экзотикой?

Одно из последних дел: житель Якутии А. Н. Е-ов получил дополнительных три месяца к сроку и штраф 30 тысяч рублей за непристойное поведение в суде.

Его судили за кражу, в ходе заседаний он ругался и плевался, чем накликал себе беду. Суд сперва вынес обвинительный приговор по основному делу, а через несколько месяцев сделал прибавку за хамство.

В кассационной жалобе А.Н. Е-ов просил Верховный суд снизить наказание, так как он «матерится с детства, однако поступает так не потому, что кого-то желает оскорбить. Просто нецензурные выражения употребляет для связки слов». Однако высокая инстанция оставила приговор в силе. Если кто-то не умеет связывать двух слов без мата, а тем более держать себя в руках, может быть, тому стоит помолчать в суде?

Еще несколько лет назад один из судей жаловался в разговоре с корреспондентом «РГ», что не может никак наказать хамов на процессах: правоохранители неохотно заводили на них дела. «Я же не могу назначить наказание, если нет обвинения, — говорил судья. — Конечно, я могу написать заявление на этого человека в правоохранительные органы как потерпевший, но насколько это этично? Поэтому я могу только призвать к порядку или, если это не поможет, удалить человека из зала заседаний».

Сейчас практика изменилась. Дела за неуважение к суду начали активно возбуждать дознаватели службы судебных приставов. Чтобы попасть под статью, не обязательно нахамить именно судье. Закон карает за грубость по отношению ко всем участникам процесса: прокурорам, свидетелям, потерпевшим.

— Часть 1 статьи 297 Уголовного кодекса, наказывающей за неуважение к участникам процесса, входит в компетенцию дознавателей нашей службы, — пояснили «РГ» в Федеральной службе судебных приставов России. — Часть 2-я этой статьи, наказывающая за неуважение к судье, входит в компетенцию Следственного комитета России.

По словам приставов, никакого заявления для возбуждения дела по этой статье не надо. Есть хамство — есть дело. Сами приставы прогнозируют снижение числа подобных обвинений. «Объяснение простое: приставы лучше стали обеспечивать установленный порядок деятельности судов», сказал в беседе с «РГ» представитель ведомства.

Но все же пока привычка к вежливому поведению не вошла в нашу общественную кровь, эксцессы в залах суда, увы, были, есть и будут некоторое время. Нередко обвиняемые в хамстве пытаются доказать, что ничего такого не было: мол, их не так поняли. Однако здесь помогают системы видеопротоколирования, которые выводят грубость на чистую воду.

Как показывает практика, дела за неуважение к суду чаще всего рассматриваются в особом порядке. Это значит, что обвиняемый, успокоившись, уже и не спорит с обвинениями, мол, да, погорячился. Тогда платить приходится меньше, но все равно очень много. Наказания для неуважительных персон даже с учетом скидки нельзя назвать мягкими.

Например, житель Кемеровской области Е.А. П-в в марте этого года был приговорен к штрафу в 45 тысяч рублей за неуважение к суду. В кассационной жалобе он просил снизить штраф, поскольку находится в затруднительном материальном положении и еще выплачивает алименты. Верховный суд ответил: никаких скидок.

Формально, статья, карающая за неуважение к суду, не предусматривает лишение свободы. Однако если в некоторых случаях суд может назначить человеку исправительные работы, а потом пересчитать «рабочий срок» на лишение свободы. Коэффициент известен: три дня исправительных работ превращаются в день неволи. Как правило, такие замены происходят, если подсудимый уже получил реальный срок за какое-то иное преступление, ему просто прибавляют пару-тройку месяцев отсидки.

Правда, некоторые правозащитники задаются вопросом: смогут ли суровые наказания перевоспитать граждан, которые в силу каких-то причин оказались в зале суда? Суд — особое место, и в нем — особые требования. Как служенье муз не терпит суеты, так поиск истины и справедливости не выносит ругани.

Однако и судья на процессе должен быть эталоном выдержки, спокойствия и вежливости. Всегда ли люди в мантиях показывают нам достойный пример?

«Увы, — сказал в разговоре с корреспондентом „РГ“ один из авторитетных правоведов, — есть тенденция: чем ниже уровень суда, тем ниже уровень культуры у судей. Невозможно представить, чтобы, скажем, в Верховном суде России или Мосгорсуде с тобой судьи говорили на „ты“, грубили тебе. Однако в районных или даже мировых судах такое встретишь нередко. Со мной лично в районном суде одного из регионов судья откровенно вела себя по хамски: „Эй ты, чего здесь делаешь?“ — дословная ее речь».

Штраф такому судье, как ни печально, не грозит.

Прививать разумное, доброе, вечное, в том числе правой силой, надо не только подсудимым, свидетелям и прочим участникам процесса, но и судьям. Можно ли уважать закон, не уважая людей? Вопрос совсем не риторический.

Как вам это?

Людмила Алексеева, глава Московской Хельсинкской группы:

— За неуважение к суду надо наказывать, вопрос в том, в чем выражается неуважение. Если человек считает, что его несправедливо осудили, высказывает свое мнение, пусть и в горячей форме, а его наказывают за это, справедливым такой подход не назовешь. Вызывает вопрос, кто конкретно рассматривает подобные дела. Если решение вопроса отдано на усмотрение таким судьям, которые сами не вызывают уважения, о чем тут говорить?

Анна Усачева, руководитель пресс-службы Мосгорсуда:

— Выкрики в зале судебного заседания, неуважительное отношение к суду, вызывающее поведение по отношению к председательствующему в ходе процесса, — все это является одной из форм давления на суд, которое недопустимо в современном правовом государстве. Защищать себя в суде нужно правовыми методами, предусмотренными процессуальным законодательством. В первую очередь к суду и его решениям нужно относиться уважительно.



Верховный суд потребовал не прощать «технические ошибки» следствия


апреля 6, 2011

Российская газетаВладислав Куликов

«Российская газета» — Федеральный выпуск №5448 (72)

06.04.2011, 01:00

Высшая судебная инстанция сделала серьезное внушение людям в мантиях: небрежно составленные уголовные дела надо возвращать в прокуратуру, и это правильно.

Никто не должен наказывать судью за буквоедство, ведь решается, ни много ни мало, судьба человека.

На конкретных примерах Верховный суд России показал в свежем обзоре судебной практики, как надо поступать, когда обвинение подготовлено тяп-ляп. Главная установка от высокой инстанции — нельзя закрывать глаза на такое.

Одним из поводов для разъяснения стало дело некой гражданки Б., которая, по мнению обвинения, пыталась нанять убийц для собственной матери.

Если слова обвинения — правда, прощать такое нельзя. Суд для того и нужен, чтобы досконально разобраться в деле. Но человеческая правота не дает следователю права забывать о правоте юридической и элементарной культуре делопроизводства.

Как разобраться в деле, если материалы составлены неряшливо? Как рассказали в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда, ссылки на тома и листы уголовного дела не соответствовали действительности. В обвинительном заключении говорилось о каких-то доказательствах, которые, как выяснилось, в материалах дела отсутствовали. Либо следователь предлагал верить ему на слово, либо попросту выдумал доказательства.

Скорее всего, ему банально не хватило времени или профессионализма, чтобы грамотно выполнить свою работу.

Например, согласно обвинительному заключению вещдоками по делу были два листа с записями обвиняемой. Как заверял следователь, в одной из бумаг «неблагодарная» (по мнению обвинения) дочь своей рукой написала подсказки потенциальным преступникам: где живет ее мать, где работает, где часто бывает, какой у нее график.

Другая бумага, как утверждал следователь, была распиской Б. в том, что она обязуется уплатить долг в размере 30 тысяч рублей за оказанную ей услугу — убийство матери. Вроде бы доказательства сильные. К ним надо бы пристально присмотреться, однако сделать это оказалось невозможно.

Обвинительное заключение указывало, что такие документы находятся в материалах дела — первом томе на листе дела N 165. Но когда судья открыл нужную страницу, увидел, что там находится постановление о приобщении к уголовному делу этих листов в качестве вещественных доказательств. А это, как говорится в народе, две большие разницы.

Упомянутых бумаг судья в деле так и не нашел.

Да и в целом обвинительное заключение содержало немало противоречий. Поэтому суд вернул дело, говоря простым языком, на доработку. И так должно быть с каждым.

В свою очередь прокуратура пыталась опротестовать такое решение.

В кассационной инстанции обвинитель заявил, мол, все ошибки — технические, их легко исправить прямо в процессе. Однако Верховный суд назвал эти доводы несостоятельными.

— В данном случае речь идет о значимых для дела доказательствах, допустимость которых оспаривалась защитой в суде первой инстанции, — говорится в документе Верховного суда России. — Суд, обоснованно признав нарушения существенными, правомерно возвратил уголовное дело прокурору.

Подробности — в определении N 4-О10-164. Беда в том, что в последнее время ошибки, опечатки в материалах уголовных дел стали буквально общим местом. «Благодарить» за это надо в том числе и информационные технологии.

Давно подмечено, компьютер расслабляет порой даже завзятых профессионалов. Хотя дисциплину и грамотность в правоохранительных органах никто не отменял.

Пресловутый обвинительный уклон, по мнению многих экспертов, как раз и начинается с того, что суды прощают следствию такие вот «технические» помарки. Здесь не стал придираться за ошибку, там закрыл глаза на помарки, а в итоге упустил что-то важное.

Сколько грамматических ошибок переросло в ошибки судебные, можно ли подсчитать?

Поэтому высшая судебная инстанция еще раз обратила внимание на проблему. Причем ошибаются не только следователи, но и люди, которые, казалось бы, по определению должны быть эталоном грамотности — судебные эксперты.

Верховный суд привел в пример дело, когда в актах судебно-медицинских экспертиз оказались перепутаны фамилии потерпевших.

Некий обвиняемый К. убил двух человек, они фигурируют в обзоре как М. и А. Судебные эксперты, исследовав трупы, не разобрались, где кто, в итоге каждому приписали чужую смерть.

— В акте судебно-медицинской экспертизы в отношении М. указаны телесные повреждения, фактически обнаруженные экспертом на теле А., и, соответственно, указана причина смерти А. как причина смерти М., — говорится в документе высшей судебной инстанции, — и наоборот.

Но суд не то место, где можно так «шутить» с фамилиями и смертями.

Дело было возвращено прокурору — для устранения препятствий его рассмотрения судом. Определение N 58-О10-81.

Кстати, по данным Судебного департамента при Верховном суде России, судами областного звена всего за полгода было возвращено прокурорам в порядке статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса 93 дела, это примерно 5 процентов от общего числа оконченных производством дел. Иными словами, каждое двадцатое дело, прибывшее в региональный суд, было невозможно рассматривать по причине его плохой подготовки.

А районные суды вернули прокурорам за то же время почти 7 тысяч уголовных дел.



Пленум ВС РФ подкорректировал судебную практику о применении судами законодательства…


сентября 30, 2010

legisПленум Верховного Суда РФ Постановлением от 28 сентября 2010 г. № 22 разъяснил:

Приказ (распоряжение) работодателя о приеме на работу должен быть объявлен работнику под роспись в трехдневный срок со дня фактического начала работы (часть вторая статьи 68 ТК РФ).

При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 ТК РФ).

Увольнение работника за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, а также за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей; за совершение виновных действий, дающих основание для утраты доверия, или совершение аморального проступка, если виновные действия, дающие основание для утраты доверия, либо аморальный проступок совершены работником по месту работы или в связи с исполнением им трудовых обязанностей; увольнение руководителя организации (филиала, представительства), его заместителей или главного бухгалтера за принятие необоснованного решения, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации; увольнение руководителя организации (филиала, представительства), его заместителей за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей; увольнение педагогического работника за повторное в течение одного года грубое нарушение устава образовательного учреждения; увольнение спортсмена в случаях спортивной дисквалификации на срок шесть и более месяцев, а также использования, в том числе однократного, допинговых средств и (или) методов, выявленного при проведении допингового контроля в порядке, установленном в соответствии с федеральным законом (пункты 5-10 части первой статьи 81, пункт 1 статьи 336 ТК РФ) является мерой дисциплинарного взыскания (часть третья статьи 192 ТК РФ).

Постановление Пленума ВС РФ от 28 сентября 2010 г. № 22 О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (в редакции постановления Пленума от 28 декабря 2006 г. № 63) и от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю»

Постановление Пленума ВС РФ от 28 сентября 2010 г. № 23 О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 2008 г. № 6 «О судебной практике по делам о контрабанде»



Верховный Суд запустил в работу два новых сервиса


сентября 27, 2010

Первый получил название «Личный кабинет».

Теперь у посетителя нет необходимости постоянно запрашивать информацию по интересующему делу или жалобе. Достаточно один раз отметить (поместить в свой личный кабинет) найденный материал и все изменения о стадии нахождения дела или жалобы будут доставляться посетителю автоматически.

Другими словами, посетитель может создать свою собственную страницу сайта на которой будет отобрана интересующая его информация.

Учитывая то, что сайт обновляется в оперативном режиме по мере регистрации сведений по делам и жалобам в Автоматизированной информационной системе ВС РФ у пользователей появляется возможность получить информацию об изменениях мгновенно.

Другим новшеством является раздел «Тексты судебных актов».

Разработан поисковый механизм по текстам судебных документов с максимально простым интерфейсом, для того, чтобы даже посетитель со слабыми компьютерными навыками мог им воспользоваться и найти, необходимую информацию.

Но, несмотря на видимую простоту, этот раздел сайта использует достаточно мощный поисковый механизм, уникальный в своем роде.

Любой судебный документ структурирован, то есть имеет определенные части, такие как вводная часть, описательная, мотивировочная, резолютивная часть. О

т того, в какой части документа находится поисковая фраза, зависит качество и точность выводимой информации, особенно, если говорить о больших объемах.

ПОДПИСКА

https://i2.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/rss.jpg?resize=25%2C25     https://i0.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/tt.jpg?resize=25%2C25     https://i0.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/ff.jpg?resize=25%2C25     https://i1.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/vv.jpg?resize=25%2C25     http://https://i2.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/lj.jpg?resize=26%2C26