Яндекс.Метрика

Контакты

+7(495)728-36-44
без перерыва на обед, с 08-00 до 22-00;
по неотложным вопросам круглосуточно.

 

В соответствии с планом работы Тульским областным судом была изучена судебная практика рассмотрения  районными и мировыми судьями Тульской области в 2013 году уголовных дел о мошенничестве (ст. 159-159.6 УК РФ).

 

Федеральным законом РФ от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в Уголовный кодекс РФ внесен ряд изменений и дополнений. К ним относятся изменения и дополнения, внесенные в ст.ст. 158 и 159 УК РФ, и включение в этот УК новых ст.ст. 1591 , 1592 , 1593 , 1594 , 1595, 1596 УК РФ.

Необходимость внесенных изменений и дополнений обусловлена развитием в стране экономических отношений, модернизацией банковского сектора, развитием отрасли страхования, инвестиционной деятельности, информационных и промышленных технологий и предоставлением новых видов услуг, которые неизбежно порождают новые схемы, способы хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество.

Согласно представленным на изучение уголовным делам в 2013 году районными судами и мировыми судьями Тульской области по статьям 1591-1596 УК РФ было установлено следующее:

 

  1. Мошенничество (ст. 159 УК РФ).
  2. Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2011 г. N 30-П, признание преюдициального значения вступившего в законную силу судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела.

Предметом рассмотрения указанного Постановления Конституционного Суда РФ являлась возможность преодоления преюдиции по вновь открывшимся обстоятельствам, связанным с фальсификацией доказательств, которые были представлены истцом в гражданском судопроизводстве.

При этом Конституционный Суд РФ отметил, что отказ следователя или прокурора, осуществляющих уголовное судопроизводство, от признания действия преюдициальности как свойства законной силы судебного решения, принятого в порядке гражданского судопроизводства, означал бы преодоление вступивших в законную силу судебных решений административными органами, что не соответствует природе правосудия, принципам самостоятельности судебной власти и независимости суда.

Вместе с тем, полагаем, что лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за мошенничество, и в том случае, если договоры, в соответствии с которыми лицом получено чужое имущество, признаны соответствующими закону решениями гражданского или арбитражного суда, вступившими в законную силу, поскольку принятые в порядке гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов по гражданским делам не могут рассматриваться как предрешающие выводы суда при осуществлении уголовного судопроизводства о том, содержит ли деяние признаки преступления, а также о виновности обвиняемого, которые должны основываться на всей совокупности доказательств по уголовному делу, в том числе на не исследованных ранее при разбирательстве гражданского дела данных, указывающих на подлог или фальсификацию доказательств, — такого рода доказательства исследуются в процедурах, установленных уголовно-процессуальным законом, и могут в дальнейшем повлечь пересмотр решения, состоявшегося по гражданскому делу. Обстоятельства фальсификации доказательств как уголовно наказуемого деяния не составляют предмета доказывания по гражданскому делу. Данные фактические обстоятельства выходят за рамки объективных пределов законной силы судебного решения, вынесенного в гражданском судопроизводстве, и составляют предмет доказывания по уголовному делу, возбужденному по признакам соответствующего преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ. То обстоятельство, что гражданский или арбитражный суд не исследовал доказательства, свидетельствующие о совершении сделки одной из сторон под влиянием заблуждения, в которое ее осознанно ввели, не влияет на решение данного вопроса.

В уголовном судопроизводстве решается вопрос о виновности лица в совершении преступления и о его уголовном наказании. Имеющими значение для этого суда будут являться такие обстоятельства, подтверждающие установленные уголовным законом признаки состава преступления, без закрепления которых в законе деяние не может быть признано преступным. Это касается и формы вины как элемента субъективной стороны состава преступления, что при разрешении гражданского дела установлению не подлежит.

Поэтому уголовно-правовая квалификация действий (бездействия) лица определяется исключительно в рамках процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и не может устанавливаться в иных видах судопроизводства.

До тех пор пока в ходе уголовного процесса факт фальсификации доказательств и виновность лица в этом преступлении не будут установлены на основе не вызывающих сомнения обстоятельств, решение по гражданскому делу должно толковаться в пользу собственника имущества, поскольку одним только предположением о фальсификации доказательств нельзя опровергнуть законность перехода права собственности. И даже подтверждения факта фальсификации доказательств может оказаться недостаточно для пересмотра решения по гражданскому делу, если другие установленные в гражданском процессе данные позволяют признать переход права собственности законным, несмотря на факт фальсификации.

Признание за вступившим в законную силу судебным актом, принятым в порядке гражданского судопроизводства, преюдициального значения при рассмотрении уголовного дела не может препятствовать правильному и своевременному осуществлению правосудия, по уголовным делам исходя из требований Конституции Российской Федерации, в том числе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства (статья 49 и статья 118 часть 2 Конституции Российской Федерации).

  1. Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, которые являются способами воздействия на владельца имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти в целях передачи имущества (права на имущество) другим лицам.

Действия лица, участвующего в хищении средств организации, например, банка или организации-заказчика, если уполномоченный на распоряжение данными средствами сотрудник организации передает первому лицу указанные средства, заведомо зная, что эти средства возвращены организации не будут (при маскировке хищения кредитным договором), встречные обязательства не выполнены и в дальнейшем выполнены не будут (при маскировке хищения актом о выполнении работ), надлежит квалифицировать по ст. 159 УК РФ.  При этом лицом, введенным  в заблуждение посредством злоупотребления доверием является банк или организация-заказчик.

При рассмотрении дел, преступления по которым квалифицированы по ст. 159 УК РФ, действия лица в качестве средства воздействия в целях обманного завладения имуществом организации судом рассматривались как введение в заблуждение, сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, умолчании об истинных фактах, в умышленных действиях, направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Обманное завладение имуществом организации выражено в безвозмездном обращении лицом в свою пользу или в пользу других лиц денежных средств, находящихся на счетах в банках, совершенном с корыстной целью путем обмана или злоупотребления доверием (например, путем представления в банк поддельных платежных поручений, заключения кредитного договора под условием возврата кредита, которое лицо не намерено выполнять). В соответствии со статьей 140 Гражданского кодекса Российской Федерации платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов, то есть находящиеся на счетах в банках денежные суммы могут использоваться в качестве платежного средства. Исходя из этого, с момента зачисления денег на банковский счет лица оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например, осуществлять расчеты от своего имени или от имени третьих лиц, не снимая денежных средств со счета, на который они были перечислены в результате мошенничества. В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного.

Хищение чужих денежных средств, находящихся на счетах в банках, путем использования похищенной или поддельной кредитной либо расчетной карты квалифицируется как мошенничество с использованием платежных карт (ст. 159.3), причем только в тех случаях, когда лицо путем обмана или злоупотребления доверием ввело в заблуждение уполномоченного работника кредитной, торговой или сервисной организации (например, в случаях, когда, используя банковскую карту для оплаты товаров или услуг в торговом или сервисном центре, лицо ставит подпись в чеке на покупку вместо законного владельца карты либо предъявляет поддельный паспорт на его имя).

  1. Обман — это умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится имущество, и таким образом добиться от него добровольной передачи имущества, а также сообщения с этой целью заведомо ложных сведений. Это, прежде всего сознательная дезинформация контрагента либо иного лица. Обман — это широкое понятие, включающее в себя не только представление ложных сведений, но и факт умолчания об истине либо замалчивание иных сведений. Поэтому сами факты искажения истинных действий (бездействий) должны носить исключительно предумышленный характер (прямой либо косвенный умысел). Нет умысла — нет состава мошенничества. Следовательно, наличие умысла как субъективной стороны преступления обязательно для того, чтобы признать хищение мошенническими действиями.

Вторая форма мошенничества — злоупотребление доверием. Это менее распространенный способ мошенничества.

В данном случае преступник пользуется доверительными отношениями, сложившимися между ним и потерпевшим, коим является обычно собственник определенного имущества (учредитель, генеральный директор, директор и (или) другой руководитель юридического лица либо его структурного подразделения). Как правило, указанные особые доверительные отношения вытекают из гражданско — правовых отношений (из договора: поручения, хранения, страхования, комиссии, доверительного управления имуществом и т.д.). Такие отношения могут быть и трудовыми.

В практике мирового судьи судебного участка № 11 имел место случай, когда осужденному за мошенничество по одному факту изъятия чужого имущества были вменены одновременно оба признака мошенничества: обман и злоупотребление доверием.  Приговором данного мирового судьи от 10.01.2013г. С. признан виновным в совершении  мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, поскольку в июле 2012г. С., имея преступный умысел на совершение хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием — холодильника, принадлежащего потерпевшей, реализуя который пришел в дом к потерпевшей, где, сознательно искажая истину, осознавая преступный характер своих действий, попросил у потерпевшей холодильник во временное пользование, пообещав вернуть его позже. Потерпевшая, зная С., будучи введенной в заблуждение относительно истинных целей, для которых тому нужен холодильник, добровольно передала его. Последний, злоупотребив доверием потерпевшей, обманным путем завладел вышеуказанным холодильником, похитив его, распорядившись в дальнейшем по своему усмотрению, причинив потерпевшей материальный ущерб на сумму 1440 руб.

Аналогичные дела были рассмотрены Ефремовским районным судом Тульской области.

Приговором Ефремовского районного суда Тульской области от 26 июня 2013 года Р. осужден за совершение покушения на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину, то есть за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.2 ст.159 УК РФ.

По данному уголовному делу судом установлено, что Р. с целью хищения денежных средств, путем обмана граждан совершающих покупки с использованием сети Интернет и получающих товар посредством почтовой связи, разместил в сети Интернет объявление, содержащие заведомо ложное сведение, о продаже мобильного телефона не имея при этом его в наличии. Реализуя свой преступный умысел Р. на обращение М. о продаже  телефона, в ходе телефонного разговора сообщил последнему заведомо ложные сведения о том, что указанный мобильный телефон имеется у него в наличии, и он вышлет его посредством почтовой связи, введя, таким образом, М. в заблуждение. При этом в ходе телефонного разговора Р. Сообщил М. о том, что деньги за мобильный телефон тот должен выслать ему наложенным платежом при получении посылки с мобильным телефоном. Продолжая реализовывать свой преступный умысел Р. умышленно вместо телефона поместил в картонную упаковочную коробку куски пластилина и фрагменты тетрадных листов, и выслал в виде почтового отправления, злоупотребляя доверием М. последнему. М. в отделении почтовой связи введенный в заблуждение и доверяя словам Р. о том, что в полученной им посылке находится мобильный телефон перевел Р. наложенным платежом денежные средства, после чего ему была выдана посылка, в которой находились предметы не представляющие ценности. Однако довести свой преступный умысел, направленный на завладение денежными средствами принадлежащими М., Р. до конца не смог по независящим от него обстоятельствам, поскольку был задержан

Также приговором Ефремовского районного суда от 16 мая 2013 года В. осужден за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину, то есть за совершение преступлений, предусмотренных ч.2 ст.159, ч.2 ст.159 УК РФ.

Судом было установлено, что с целью совершения хищения имущества граждан путем мошенничества под видом продажи газовых датчиков контроля утечки газа у В. возник преступный  умысел, направленный на совершение хищения денежных средств, принадлежащих престарелой Я., находящихся в её доме. С целью реализации своего преступного умысла В. сообщил Я. заведомо ложные сведения о том, что является сотрудником газовой службы и может установить в её доме датчик контроля утечки газа. Будучи введенной, в заблуждение В. и не будучи осведомленной о его преступных намерениях, направленных на хищение принадлежащих ей денежных средств, поверив В., Я. разрешила ему пройти в её дом и установить датчик контроля утечки газа. Находясь с разрешения Я. в ее доме, под видом рекламы газовых приборов, В. предложил Я. приобрести датчик контроля утечки газа, убедив последнюю, что установка указанного датчика является обязательным условием её безопасности, то есть, с целью завладения путем обмана и злоупотребления доверием принадлежащими ей денежными средствами, сообщил ей заведомо ложные сведения о том, что установит датчик контроля утечки газа, заранее не имея намерения устанавливать указанный датчик, тем самым обманув её.  Продолжая реализовывать свой преступный умысел, направленный на хищение путём мошенничества денежных средств и желая установить место их хранения, В. вслед за Я., под предлогом поиска нужного места для установки датчика контроля утечки газа, прошел по комнатам дома, где увидел, как Я., забрала часть денег для оплаты за датчик и его установку. Я., будучи введенной в заблуждение В., который сообщил ей заведомо ложные сведения о том, что уже установил в её доме датчик контроля утечки газа и, доверяя ему как сотруднику газовой службы, передала ему на кухне денежные средства, которые В., не установив в доме датчик контроля утечки газа, забрал у Я., совершив тем самым их хищение, путем обмана и злоупотребления доверием. Продолжая реализовывать свои преступные намерения, В. выйдя вместе с Я. из дома, сообщил ей заведомо ложные сведения о том, что ему необходимо вернуться в дом и произвести дополнительную проверку работы установленного им в доме датчика контроля утечки газа. Введенная в заблуждение В., Я. и доверяя ему как сотруднику газовой службы, разрешила ему пройти в дом. В. воспользовавшись доверием со стороны Я., с ее разрешения прошел в дом где, достоверно зная о том, где находятся деньги, так как ранее видел откуда Я. их доставала, похитил денежные средства, после чего выйдя из дома с похищенными денежными средствами принадлежащими. скрылся с места совершения преступления, распорядившись похищенными денежными средствами по своему усмотрению.

Также В. с целью совершения хищения имущества граждан путем мошенничества под видом продажи газовых датчиков контроля утечки газа, стал производить поквартирный обход в многоквартирном доме, где дверь ему открыла ранее незнакомая престарелая M. С целью реализации своего преступного умысла В. сообщил M. заведомо ложные сведения о том, что является сотрудником газовой службы и может установить в её квартире датчик контроля утечки газа. Будучи введенной в заблуждение В. и не будучи осведомленной о его преступных намерениях, поверив, M. разрешила ему пройти в её квартиру и установить датчик контроля утечки газа. В. находясь с разрешения M. в квартире, под видом рекламы газовых приборов, предложил M. приобрести у него датчикконтроля утечки газа, убедив последнюю, что установка указанного датчика является обязательным условием её безопасности, то есть, с целью завладения путем обмана и злоупотребления доверием принадлежащими ей денежными средствами, сообщил ей заведомо ложные сведения о том, что установит датчик контроля утечки газа, заранее зная о том, что имеющийся у него прибор не является датчиком контроля утечки газа, а является прибором автономной противопожарной сигнализации. Продолжая реализовывать свой преступный умысел, В. вслед за M. прошел по комнатам квартиры, где, зайдя в спальню, увидел, как M. открыв чемодан, стоявший около кровати, извлекла из него конверт, из которого забрала часть денег для оплаты за датчик и его установку, сам чемодан с оставшимися в нем денежными средствами закрыла. Вернувшись на кухню квартиры, M., будучи введенной в заблуждение В., который, разместив на газовой плите прибор автономной противопожарной сигнализации, сообщил ей заведомо ложные сведения, что установил в её квартире датчик контроля утечки газа и, доверяя ему как сотруднику газовой службы, передала на кухне денежные средства которые В. забрал у М., совершив тем самым их хищение, путем обмана и злоупотребления доверием. Продолжая реализовывать свои преступные намерения, В., с целью отвлечь внимание M., сообщил ей заведомо ложные сведения о том, что ему необходимо записать свои паспортные данные и, воспользовавшись тем, что M., доверяя ему, осталась в кухне, прошел в спальную комнату, где похитил из чемодана, стоявшего около кровати, денежные купюры. После чего В. выйдя из квартиры с похищенными денежными средствами, скрылся с места совершения преступления, распорядившись похищенными денежными средствами по своему усмотрению.

Приговором Привокзального районного суда г. Тулы от 08.08.2013 года  Г. был признан  виновным в совершении мошенничества, то есть тайного хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину, поскольку 20 мая 2013 года, около 20 часов,  проезжая на автомобиле марки «ВАЗ 2114», которым он управлял по доверенности, мимо ночной охраняемой автопарковки, увидел припаркованный автомобиль марки «…», принадлежащий ранее ему незнакомому Б., стоимостью 242 279 рублей. После чего у Г. возник умысел, направленный на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием указанного автомобиля. Осуществляя свои намерения и преследуя корыстную цель, Г. во исполнение своего умысла приехал на указанную  ночную охраняемую автопарковку, где обратился к сторожу автопарковки — ранее ему незнакомому И. Продолжая осуществлять свои намерения, направленные на хищение чужого имущества, Г. представился И. собственником автомобиля марки «…», тем самым сознательно сообщил ложные сведения, не соответствующие действительности, и ввел тем самым И. в заблуждение. После чего, удостоверившись, что И. введен в заблуждение относительно его истинных намерений и полностью ему доверяет, Г. 23 мая 2013 года, около 22 часов 30 минут, с помощью услуг ООО «…», водители которого также не были осведомлены о преступных намерениях Г., осуществил погрузку на борт автомобиля-манипулятора механически неисправный автомобиль марки «…», принадлежащий Б., тем самым похитив его путем обмана и злоупотребления доверием,  причинив своими действиями потерпевшему Б. значительный материальный ущерб на сумму 242 279 рублей.

Приговором Привокзального районного суда г. Тулы от 10.04.2013 года У. был признан виновным в совершении мошенничества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину, поскольку 13 марта 2013 года в дневное время, просматривая в Интернете сайт объявлений «…», увидел объявление о продаже мобильных телефонов, размещенное там ранее ему незнакомым К., после чего у него возник умысел, направленный на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием. Осуществляя задуманное, с целью установления доверительных отношений с К. и завоевания его доверия У. написал ему СМС-сообщение с просьбой перезвонить и, дождавшись звонка, предложил тому встретиться, пояснив, что желает приобрести у него 2 мобильных телефона марки «…», заведомо не намереваясь их покупать, и, тем самым, сообщив ложную информацию. К., полностью доверяя У. и не догадываясь о его преступных намерениях, встретился с ним. У. с корыстной целью попросил К. показать ему мобильные телефоны. Затем, продолжая реализовывать свои намерения, У. с целью ввести К. в заблуждение относительно своих истинных намерений попросил у последнего мобильный телефон «…», стоимостью 22500 рублей и мобильный телефон «…», стоимостью 22300 рублей, после чего стал делать вид, что действительно заинтересован в приобретении указанных телефонов, чтобы таким образом внушить К. доверие. Убедившись в том, что К. поверил ему и полностью доверяет, У. взял два вышеуказанных телефона, сказав при этом, что один из телефонов он покупает, а второй телефон ему необходимо показать своему знакомому и вышел из помещения, пояснив К., что вернется через несколько минут с денежными средствами, заведомо не намереваясь при этом выполнять данное обещание. Удерживая при себе похищенное имущество, У. с места преступления скрылся, обратив похищенное в свою собственность и в дальнейшем распорядившись им по своему усмотрению. В результате действий У. потерпевшему К. причинен значительный материальный ущерб на сумму 44800 рублей.

Приговором мирового судьи судебного участка № 60 от 19 декабря 2013 года А. осуждена за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, поскольку 24 сентября 2012 года, находясь по месту жительства, нашла банковскую карту ООО КБ «…», выпущенную на имя ее матери. Имея умысел на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, осуществляя свои преступные намерения с целью завладения денежными средствами, А. позвонила оператору горячей линии ООО КБ «…» и узнала, что на карте находятся денежные средства в сумме 115 000 рублей. Для активации карты она представилась именем своей матери, назвала дату ее рождения, серию и номер паспорта, кодовое слово, адрес проживания, в результате чего карта была активирована. В этот же день А. посредством банкоматов «…» сняла денежные средства на сумму 115 000 рублей и впоследствии распорядилась ими по своему усмотрению. В результате преступных действий А. ООО КБ «…» причинен  материальный ущерба на сумму 115 000 рублей.

Приговором мирового судьи судебного участка № 59 от 27 марта 2013 года Ч. признан виновным в совершении мошенничества, то есть тайного хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину, поскольку 15 июля 2012 года около 23 часов находился вместе со своим знакомым Д. «по адресу». Достоверно зная, что у последнего имеется при себе сотовый телефон, которым он пользовался неоднократно в течение вечера, у Ч. возник преступный умысел на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием. Преследуя свои преступные намерения, с целью завладения имуществом, принадлежащим Д., для использования его в своих личных целях, введя Д. в заблуждение относительно своих преступных намерений, войдя в доверие к последнему и злоупотребляя этим доверием, Ч.. попросил у него сотовый телефон для того, чтобы позвонить. Д., не подозревая о преступных намерениях Ч., добровольно передал ему сотовый телефон «…». Ч., создавая видимость, что сотовый телефон нужен только для разговора, отойдя в сторону, позвонил, и, закончив разговор, удерживая при себе сотовый телефон «…», ушел из двора вышеуказанного дома, тем самым умышленно из корыстных побуждений путем обмана и, злоупотребляя доверием, похитил принадлежащий Д. сотовый телефон «…» стоимостью 1190 рублей. С похищенным с места преступления скрылся, обратив чужое имущество в свое пользование, и в дальнейшем распорядился им по своему усмотрению. Своими преступными действиями Ч. причинил Д.. материальный ущерб на сумму 1190 рублей.

Приговором Пролетарского районного суда г.Тулы от 05 сентября 2013 года Ю. признан виновным в совершении мошенничества, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в крупном размере, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 N 26-ФЗ), поскольку в начале сентября 2011 года А., достоверно зная о том, что Ю. осуществляет деятельность по оказанию посреднических услуг в области купли-продажи автомобилей с пробегом, обратилась к нему с вопросом реализации принадлежащего ей автомобиля, стоимостью 500000 рублей. Ю., реализуя внезапно возникший преступный умысел, направленный на хищение автомобиля, принадлежащего А., разработал преступный план, согласно которому намеревался с целью личного материального обогащения, используя доверительные отношения, убедить путем обмана А., в том, что в случае передачи ему последней автомобиля, он выставит указанное транспортное средство для демонстрации потенциальным покупателям в торговом помещении ТЦ «…», расположенном по адресу: «…», установив за него цену в размере 500000 рублей, и найдя покупателя, поможет А. в продаже указанного автомобиля за оговоренную стоимость. При этом денежные средства в сумме 500000 рублей . должен был передать А. после продажи вышеуказанного автомобиля.

11 сентября 2011 года Ю., реализуя преступный умысел, направленный на хищение путем обмана и злоупотребления доверием автомобиля, стоимостью 500000 рублей, принадлежащего А., прибыл на встречу к последней. Далее, действуя по ранее разработанному преступному плану, Ю. с целью реализации своих преступных намерений пояснил А., что для продажи автомобиля, его необходимо передать со всеми документами и ключами. При этом Ю. изначально не намеревался выполнять условия достигнутой с А. устной договоренности, рассчитывая завладеть принадлежащим А. автомобилем, стоимостью 500000 рублей, и распорядиться им по своему усмотрению, тем самым похитить путем обмана и злоупотребления доверием. А., полностью доверяя Ю., будучи уверенной в том, что последний выполнит свои обязательства по реализации принадлежащего ей автомобиля, и передаст ей денежные средства, полученные от его продажи в размере 500000 рублей, согласилась на условия Ю. В тот же день, 11 сентября 2011 года, А., будучи обманутой и введенной Ю. в заблуждение, полностью доверяя последнему, в указанное время, находясь по адресу: «…», передала Ю. принадлежащий ей автомобиль, с одним ключом зажигания от него и находящимся в нем имуществом: четырьмя автомобильными ковриками, запасным колесом, набором инструментов, защитой картера, бензином, находящимся в топливном баке указанной автомашины в количестве 40 литров, не представляющими материальной ценности и документами на указанный автомобиль: паспортом транспортного средства, свидетельством о регистрации транспортного средства, талоном технического осмотра, не представляющими материальной ценности. 18 сентября 2011 года А., находясь около «адрес изъят», передала Ю. второй ключ зажигания от автомобиля и копию своего паспорта, не представляющие материальной ценности. Полученный от А. автомобиль, с находящимся в нем вышеуказанным имуществом и документами, общей стоимостью 500000 рублей, Ю. обратил в свою пользу и в дальнейшем, распорядился ими по своему усмотрению, таким образом, похитив их путем обмана и злоупотребления доверием, причинив тем самым А. материальный ущерб в крупном размере на общую сумму 500000 рублей.

Приговором мирового судьи судебного участка №68 Пролетарского района г.Тулы от 18 сентября 2013 года Щ. признана виновной в совершении мошенничества, то есть тайного хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.159 УК РФ.

Судом установлено, что с 4 октября 2011 года Щ. работала агентом ООО «…», с которым заключила агентский договор № … на совершение по поручению ООО «…» юридических и иных действий в целях заключения договоров займа. В связи с заключенным агентским договором, агент Щ.. осуществляла поиск клиентов, информировала клиентов обо всех условиях предоставления займа, при посещении потенциальных клиентов осуществляла сбор и передачу ООО «…» сведений, необходимых для оценки платежеспособности потенциальных клиентов, оказывала клиентам помощь в оформлении и подписании договоров займа, осуществляла сбор денежных средств от клиентов по договорам займа, полученные денежные средства передавала ООО «…» в определенные сроки путем безналичного перевода на счет ООО «…». 18 июня 2012 года агент ООО «…» Щ., в связи с осуществлением своих обязанностей по агентскому договору № от 4 октября 2011 года, предоставила потребительский займ (микрозайм) в сумме 25000 рублей С., который он был обязан погашать путем внесения еженедельных платежей в соответствии с графиком платежей. В период с 18 июня 2012 года по 25 ноября 2012 года агент Щ. приезжала к клиенту С. по месту его жительства по адресу: «данные изъяты», где получала от него денежные средства в счет погашения займа, расписывалась за полученные денежные средства в графике платежей. В указанный период времени у Щ. возник умысел, направленный на хищение денежных средств, полученных ею от заемщика С. в качестве погашения задолженности за предоставленный ему ООО «…» займ. Преследуя корыстную цель в виде материального обогащения, пользуясь тем, что факт получения или неполучения ею наличных средств от клиента сразу проверяться не будет, Щ. из полученных ею по адресу: «данные изъяты», от неосведомленного о ее преступных действиях С. денежных средств на общую сумму 29000 рублей, умышленно из корыстных побуждений путем обмана и злоупотребления доверием похитила денежные средства на общую сумму 6000 рублей, принадлежащие ООО «…», не намереваясь переводить их на счет ООО «…». В результате преступных действий Щ., С. был переведен а разряд должников, что не соответствовало действительности. Полученные денежные средства Щ. обратила в свою пользу и распорядилась ими по своему усмотрению, тем самым, похитив их у ООО «…» путем обмана и злоупотребления доверием и причинив ООО «…» материальный ущерб на общую сумму 6000 рублей.

Приговором Советского районного суда г.Тулы от 28.01.2013 года Т. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 г.),  поскольку совершила  мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в особо крупном размере.

Судом установлено, что в период времени с конца марта — начала апреля 2011 г. по 17 августа 2011 г., Т., используя доверительные отношения с П., обманывая П. и членов ее семьи, взятые на себя обязательства по оформлению в установленном законом порядке аренды земельного участка площадью 170 га, расположенного в  «адрес», с последующим правом выкупа, а также по оформлению сделки по купле-продаже земельного участка, расположенного по адресу: «данные изъяты», площадью 12 га, не выполнила, получив принадлежащие П. денежные средства в общей сумме 16 075 000 руб., из которых 7 000 000 руб.  перечислила  на счет администрации муниципального  образования Веневский район Тульской области для приобретения в пользу П. на аукционе земельного участка площадью 12 га, расположенного по адресу: «данные изъяты»,  25 000 руб. получила за оказание услуги по приобретению данного земельного участка, а 7 000 000 руб. похитила, обратив их в свою пользу и распорядившись похищенным по своему усмотрению, причинив П. материальный ущерб в особо крупном размере на общую сумму 9 050 000 руб.

При рассмотрении по преступлению, предусмотренному ч.2 ст. 159 УК РФ, осужденному Ефремовским районным судом по приговору от 26 августа 2013 года за мошенничество А., вменялся только один признак мошенничества —  обман.

Согласно приговору А., находясь на привокзальной площади железнодорожного вокзала совместно распивал спиртные напитки с ранее знакомым З. В ходе распития спиртных напитков, А., используя  доверительные  отношения с З., получил от последнего для скачивания информации во временное пользование сотовый телефон.  В этот же день, З., оставив во временное пользование свой сотовый телефон А., ушел в буфет железнодорожного вокзала для приобретения спиртных напитков. А., оставшись один, используя с корыстной целью  доверительные отношения с З., решил похитить сотовый телефон последнего. Реализуя свой преступный умысел, А., воспользовавшись тем, что А. ему полностью доверяет и не подозревает о его преступном умысле, направленном на хищение сотового телефона, завладел, обратив в свою пользу сотовый телефон, скрылся с места преступления, распорядившись впоследствии похищенным по своему усмотрению.

Приговором мирового судьи судебного участка № 61 от 12 декабря 2013 года Г. признана виновной в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества, совершенного путем обмана,  поскольку 24 августа 2013 года, в  20 часов 00 минут, имея умысел, направленный на мошенничество, пришла на «адрес». Во время стоянки поезда №, сообщением «Москва-Севастополь», во исполнение преступного умысла Г. вошла в вагон № 17 и подошла к месту № 47, где находился пассажир В. Исполняя свой преступный умысел, направленный на мошенничество, умышленно, с корыстной целью, осознавая, что незаконно осуществляет хищение чужого имущества путём обмана Г, завладела денежными средствами В. в размере 4000 рублей путём размена купюры в 5000 рублей  купюрами достоинством по 1000 рублей, а затем купюрами по 500 рублей. Получив денежные средства в руки, Г. пересчитала их и отдала только часть обратно, забрав себе 4000 рублей. После чего вышла из вагона и скрылась с деньгами в неизвестном направлении. Своими преступными действиями Г. причинила В. материальный ущерб на общую сумму 4000 рублей.

 

  1. Мошенническими признаются действия, которые выражаются, например, в фальсификации документов на приобретение права на чужое имущество, подлоге судебных актов (при рейдерском захвате) и т.д. Например, мошенничество относят к одному из самых распространенных методов рейдерства, что выражается в подделке документов, фальсификации протоколов собраний, подделке подписей, изготовлении фальшивых документов. Популярным способом, который избирают преступники, является подделка решения суда, вынесенного в другом регионе, желательно максимально удаленном, с максимальной разницей во времени. Так, по одному делу аферисты использовали реальное судебное решение по бракоразводному процессу. Они изготовили исполнительный лист с таким же номером, и когда в суд позвонили, чтобы проверить решение, в суде ответили, что дело с таким номером действительно существует и по нему выписан исполнительный лист с соответствующим номером.

Злоупотребление доверием состоит в использовании в корыстных целях доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением либо личными или родственными отношениями с потерпевшим (п. 3Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г. N 51). Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим.

При рассмотрении уголовного дела Богородицким районным судом по обвинению Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 159 УК РФ приговором мирового судьи судебного участка №11  от 10 января 2013 года было установлено, что подсудимый при совершении хищения путем злоупотребления доверием использовал доверительные отношения с потерпевшей. Он убедил потерпевшую передать в его распоряжение имущество, в данном случае — холодильник, и, злоупотребляя доверием, добился, чтобы потерпевшая добровольно передала ему принадлежащее ей имущество. Однако, добровольность передачи имущества и право на него, при этом мнимая, так как обусловлена обманом. В данном случае доказано, что умысел на присвоение чужого имущества был у Н. до совершения действий по завладению имуществом.

Приговором Ефремовского районного суда от 26 июня 2013 года С. осужден за совершение покушения на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину, то есть за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.2 ст.159 УК РФ.

По данному уголовному делу судом установлено, что С. сообщив М.  заведомо ложные сведения о наличии у него мобильного телефона, и что он вышлет его посредством почтовой связи, умышленно поместив вместо телефона в картонную упаковочную коробку куски пластилина и фрагменты тетрадных листов, выслав это в виде почтового отправления. М. в отделении почтовой связи, введенный в заблуждение и доверяя словам Репина В.С. о нахождении в посылке мобильного телефона перевел С. наложенным платежом денежные средства, после чего ему была выдана посылка.

Приговором Ефремовского районного суда от 16 мая 2013 года В. был осужден за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину, то есть за совершение преступлений, предусмотренных ч.2 ст.159, ч.2 ст.159 УК РФ.

По данному уголовному делу судом установлено, что В. с целью совершение хищения денежных средств, сообщил престарелой Я. заведомо ложные сведения о том, что является сотрудником газовой службы и может установить в её доме датчик контроля утечки газа. Будучи введенной, в заблуждение Я. разрешила В. пройти в её дом и установить датчик контроля утечки газа. Находясь в доме, под видом рекламы газовых приборов, В. предложил Я. приобрести датчик контроля утечки газа, убедив последнюю, что установка указанного датчика является обязательным условием её безопасности. Желая установить место хранения денежных средств, В. пройдя по комнатам дома, увидел, как Я., забрала часть денег для оплаты. Я., будучи введенной в заблуждение В., и доверяя ему, передала на кухне денежные средства. В. сообщил потерпевшей заведомо ложные сведения о том, что ему необходимо вернуться в дом и произвести дополнительную проверку работы установленного им в доме датчика. Введенная в заблуждение Я. и доверяя В., разрешила пройти в дом. В. воспользовавшись доверием со стороны Я., достоверно зная о том, где находятся деньги, похитил денежные средства, распорядившись ими по своему усмотрению.

Он же стал производить поквартирный обход в многоквартирном доме, где дверь В. открыла ранее незнакомая ему престарелая M., которой он сообщил заведомо ложные сведения о том, что является сотрудником газовой службы и может установить в её квартире датчик контроля утечки газа. Будучи введенной в заблуждение и не будучи осведомленной о преступных намерениях, поверив В.,M. разрешила пройти в её квартиру и установить датчик контроля утечки газа. Находясь в квартире, под видом рекламы газовых приборов, В. предложил M. приобрести у него датчик контроля утечки газа, убедив последнюю, что установка указанного датчика является обязательным условием её безопасности, сообщив ей заведомо ложные сведения о том, что установит датчик контроля утечки газа, заранее зная о том, что имеющийся у него прибор не является датчиком контроля утечки газа, а является прибором автономной противопожарной сигнализации. В. вслед за M. прошел по комнатам квартиры, где, зайдя в спальню, увидел, как M. открыв чемодан, стоявший около кровати, извлекла из него конверт, из которого забрала часть денег для оплаты. Вернувшись на кухню квартиры, M., будучи введенной в заблуждение В., и, доверяя ему передала на кухне денежные средства. В. сообщил ей заведомо ложные сведения о том, что ему необходимо записать, свои паспортные данные и, воспользовавшись тем, что M., доверяя ему, осталась в кухне, прошел в спальную комнату, где похитил из чемодана, стоявшего около кровати, денежные купюры, распорядившись похищенными денежными средствами по своему усмотрению.

Приговором Ефремовского районного суда от 26 августа 2013 года А. признан виновным в совершении преступления предусмотренного ч.2 ст.159 УК РФ.

По данному уголовному делу судом установлено, что А. распивал спиртные напитки совместно с ранее знакомым З. и используя  доверительные  отношения, получил от последнего для скачивания информации во временное пользование сотовый телефон  В этот же день, З., оставив во временное пользование свой сотовый телефон А., ушел в буфет железнодорожного вокзала, а А. решил похитить сотовый телефон, скрылся с места преступления, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Приговором Плавского районного суда от 04 декабря 2013 года В. признан виновным в совершении мошенничества, путем обмана и злоупотребления доверием, поскольку завладел чужими денежными средствами в размере 1 700 000 рублей.

По приговору мирового судьи судебного участка №82 у виновного возник умысел,  направленный  на совершение  хищения мобильного телефона путем обмана. Виновный из корыстных побуждений подошел к потерпевшему и попросил у него мобильный телефон, для того чтобы позвонить, пообещав вернуть  на следующей день.

Пролетарским районным судом действия виновных квалифицировались как совершение хищения путем злоупотребления доверием:

— по уголовному делу в отношении Ю., поскольку Ю.  использовал с корыстной целью доверительные отношения с владелицей транспортного средства А.

— по уголовному делу в отношении Щ., поскольку Щ. использовала с корыстной целью доверительные отношения с владельцем денежных средств – ООО «…», обусловленные ее служебным положением.

Так, приговором Советского районного суда от 28.01.2013 года Т. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 г.),  как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в особо крупном размере. В данном случае злоупотребление доверием в действиях Т. усматривается в том, что она, используя сложившиеся доверительные отношения с П.  и членами ее семьи, ввела их в заблуждение относительно истинных намерений, направленных не на оказание помощи в установленном законом порядке в оформлении сделки по купле-продаже указанного земельного участка, а на совершение хищение принадлежащих П. денежных средств в особо крупном размере.

 

  1. В случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

Судам следует учитывать, что указанные обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

За 2013 год Привокзальным районным судом было рассмотрено 2 уголовных дела по обвинению в совершении нескольких подобных преступлений.

Так по ч. 2 и ч. 3 ст. 159 УК РФ приговором Привокзального районного суда от 23.09.2013 года К. была признана виновной в совершении мошенничества, то есть тайного хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину и в крупном размере. Из приговора суда следует, что К, действуя из корыстной заинтересованности в виде личного материального обогащения, имея опыт в области оказания посреднических услуг по купле-продаже недвижимого имущества, разработала план, согласно которому намеревалась убедить Р. в том, что в случае заключения с ней предварительного договора купли-продажи и внесения задатка в размере 200 000 рублей, она обязуется подготовить документы для продажи земельного участка и 1-этажного жилого дома. При этом К. выполнять обязательства по заключенному договору не намеревалась, а полученные от Р. в качестве задатка денежные средства в сумме 200 000 рублей планировала обратить в свою пользу и распорядиться ими по своему усмотрению, тем самым совершить их хищение путем обмана и злоупотребления доверием. Последняя полностью доверяя К., будучи введенной ею в заблуждение, передала К. денежные средства в сумме 200 000 рублей в качестве задатка за якобы продаваемые последней объекты недвижимости: земельный участок и 1-этажный жилой дом, расположенные по адресу «…». Принятые на себя обязательства К. не исполнила, полученные от Р. денежные средства в сумме 200 000 рублей обратила в свою пользу и в дальнейшем распорядилась по своему усмотрению, тем самым похитив их путем обмана и злоупотребления доверием, причинив Р. значительный материальный ущерб на сумму 200 000 рублей.

При аналогичных обстоятельствах К. совершила преступление в отношении С. причинив последней материальный ущерб на сумму 270 000 рублей, что является крупным размером.

При назначении наказания суд квалифицировал действия виновной в совершении указанных преступления по ч. 2 и по  ч. 3 ст. 159 УК РФ как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием с причинением значительного и крупного размера ущерба потерпевшим.

Получение лицом кредита за  поставку товара, если это лицо не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства квалифицировалось судом  и как мошенничество путем обмана  и злоупотребления доверием.

Так, приговором Советского районного суда от 29 мая 2013 года У. признан виновным в совершении 15 преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 159 УК РФ, и ему назначено наказание  по каждому из 15 преступлений в виде штрафа в размере 100 000 рублей.

На основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ от назначенного наказания по каждому из 15 преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159 УК РФ, У. освобожден ввиду истечения сроков давности уголовного преследования.

Судом установлено, что У. совершил  15 мошенничеств, то есть хищений  чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием.

Преступления были совершены У. при следующих обстоятельствах.

У., реализуя преступный умысел, направленный на хищение денежных средств, принадлежащих ОАО «…», пользуясь тем, что помогает  брату – УГ. в руководстве фирмы ООО «…»,  находясь в офисе указанной организации, используя приобретенные им копию паспорта гражданина РФ на имя С. и копию страхового свидетельства обязательного пенсионного страхования на имя С., составил, якобы от имени последней, электронное заявление на получение потребительского кредита с целью получения денежных средств в сумме 48 970 рублей  для приобретения в кредит кондиционера «…» стоимостью 56 970 рублей, заведомо зная о том, что исполнять кредитные обязательства по данному договору не будет.

С целью вуалирования своих преступных намерений  У. указал в заявлении на получение кредита факт якобы внесения С. первоначального взноса в сумме 8 000 рублей в кассу ООО «…».

Вышеуказанное заявление вместе с копиями паспорта гражданина РФ на имя С. и страхового свидетельства обязательного пенсионного страхования на имя С. по электронным каналам связи У. направил в ОАО «…».

Таким образом, У. предоставил в ОАО «…» заведомо ложные сведения о заемщике – С. и о спецификации приобретаемого последней оборудования, вводя тем самым в заблуждение сотрудников ОАО «…».

В тот же день кредит на получение С. денежных средств в сумме 48 970 рублей  для приобретения кондиционера «…»  стоимостью 56 970 рублей в ОАО «…» был одобрен.

Получив положительное решение ОАО «…» о предоставлении .С. кредита в размере 48 970 рублей  на основании электронного варианта Заявления на получение потребительского кредита на имя .С., направленного в ОАО «…», У..  изготовил и распечатал документы, необходимые для получения якобы .С. кредита в ОАО «…» и формирования кредитного договора на ее имя.

После чего  У..обратился к Б., неосведомленному о его  преступных намерениях,  с просьбой собственноручно подписать от имени С. документы, необходимые для якобы получения последней кредита в ОАО «…» и формирования кредитного договора на ее имя, убедив при этом Б.  в том, что данные о С., указанные в кредитных документах, соответствуют действительности, и последняя действительно обращалась в ООО «…» с целью приобретения кондиционера «…» в кредит в ОАО «…», тем самым, введя его в заблуждение относительно истинных намерений оформления указанного кредита. Б., неосведомленный о преступных намерениях У., и находясь с ним длительное время в дружеских отношениях, выполнил просьбу У. и собственноручно заполнил от имени С. документы, необходимые для получения кредита, а именно: заявление на получение потребительского кредита, одновременно являющееся кредитным договором № «…» от 11 октября 2010 года, информацию ОАО «…» о полной стоимости кредита, перечне и размерах платежей, связанных с несоблюдением условий кредитного договора от 11 октября 2010 года, заявление о страховании жизни и здоровья от 11 октября 2010 года, заявление на страхование на случай потери работы от 11 октября 2010 года, согласие на обработку персональных данных, получение кредитных отчетов, предоставление информации в бюро кредитных историй от 11 октября 2010 года.

После этого У., продолжая реализовывать свой преступный умысел, предоставил указанные документы в  кредитно-кассовый офис ОАО «…» в г. Туле.

12 октября 2010 года на основании представленных У. документов  на расчетный счет ООО «…», открытый в Тульском отделении АК «…» РФ № ., были переведены денежные средства в сумме 48 970 рублей, после чего У., имеющий, предоставленную ему в распоряжении его братом УГ., чековую книжку ООО «…»,  заполнив ее собственноручно от имени УГ., получил реальную возможность распоряжаться указанными денежными средствами.

Полученные денежные средства в сумме 48 970 рублей У. обратил в свою пользу и распорядился ими по своему усмотрению, тем самым похитив их путем обмана и злоупотребления доверием.

Впоследствии, 22 ноября 2010 года, У. с целью вуалирования своих преступных действий, опасаясь, что они станут очевидными для сотрудников ОАО «…», и, желая избежать уголовной ответственности за совершенное преступление, осуществил незначительный платеж в сумме 7 100 рублей в счет погашения задолженности по кредитному договору, заключенного якобы от имени С.

Таким образом, в результате преступных действий У. ОАО «…» причинен материальный ущерб на сумму 41 870 рублей.

Аналогичным способом У. за период с 12 октября  по 23 ноября 2010 года было совершено еще 14 мошенничеств.

 

Приговором Советского районного суда от 25 сентября 2013 года Т. признана виновной в совершении 4 преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 159 УК РФ, и ей назначено наказание  по каждому из 4 преступлений в виде штрафа в размере 200 000 рублей. На основании требований ч.2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений окончательно назначено Т. наказание в виде штрафа в размере 450 000 рублей.

Судом установлено, что Т. совершила 4 мошенничества, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное в крупном размере, при следующих обстоятельствах.

В период времени с июня 2010 года  по апрель 2011 года Т. путем обмана и злоупотребления доверием вводила в заблуждение своих знакомых, неосведомленных о ее преступной деятельности, предлагая им оказать помощь в получении потребительского кредита в кредитной организации – ОАО Национальный банк «…». При этом Т., вуалируя свои преступные намерения, не сообщая потерпевшим своей истиной цели на совершение хищения в указанной кредитной организации денежных средств в крупном размере, поясняла, что лично знакома с сотрудниками ОАО НБ «…» в связи с чем, процедура получения кредита будет упрощенной и присутствие потерпевших не обязательно.

Используя копии переданных ей документов и поддельные справки о доходах физического лица, Т. оформляла на потерпевших кредиты в одном из филиалов ОАО НБ «…». Сумма кредитов составляла от 290 000 до 350 000 рублей. Не намереваясь в дальнейшем выполнять свои обязательства перед Банком по погашению полученных кредитов, Т. полученные денежные средства обратила в свою пользу и распорядилась ими по своему усмотрению.

Впоследствии Т., с целью вуалирования своих преступных действий, опасаясь, что они станут очевидными для сотрудников Банка и, желая избежать уголовной ответственности за совершенные преступления, осуществляла незначительные платежи по полученным кредитам.

Таким образом, в результате преступных действий Т. ОАО НБ «…» был причинен материальный ущерб на общую сумму 2 459 376 рублей.

 

Приговором Центрального районного суда от 20 мая 2013 года Е. была осуждена по ч.3 ст. 159, ч.3 ст.159 УК РФ. Согласно приговору осужденная предложила потерпевшей  обменять принадлежащую ей квартиру на другую квартиру с доплатой. Никаких мер к выполнению условий устного договора, заключенного между осужденной и потерпевшей не приняла, а именно: квартиру для той не нашла, денежные средства, полученные от продажи квартиры принадлежащей потерпевшей похитила путем обмана и злоупотребления доверием, обратила их в свою собственность, распорядившись ими по своему усмотрению, тем самым своими действиями причинила потерпевшей материальный ущерб в крупном размере.

Приговором этого же суда от 26 ноября 2012 года осуждены В., Н., С., М., О., Ч., которые действуя согласованно, согласно распределенных преступных ролей, путем обмана сотрудников банка при заключении кредитного совершили хищение денежных средств банка, которыми распорядились по своему усмотрению, в том числе и в интересах организованной группы.

 

  1. За обобщаемый период Привокзальным районным судом рассмотрено 1 уголовное дело, когда собственнику или владельцу имущества ущерб был причинен не изъятием имущества либо противоправным завладением права на имущество, а неполучением должного.

По приговору Привокзального районного суда от 17 июля 2013 года Г. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, поскольку в июне 2012 года Г. на сайте «…» в сети Интернет увидел объявление о продаже автомобиля «…» фургон, стоимостью 250 000 рублей, принадлежащего ранее ему знакомому Ю. С целью приобретения автомобиля «…» Г.приехал к Ю. в гараж, расположенный в гаражном кооперативе №, где убедил Ю. продать ему указанный автомобиль в рассрочку с ежемесячным платежом 35 000 рублей, сроком на 1 год. Ю., полностью доверяя Г., согласился продать ему автомобиль в рассрочку. 02 июля 2012 года Г. вновь приехал к Ю., от которого получил ключи от автомобиля, автомобиль «…», стоимостью 250000 рублей, паспорт транспортного средства на данный автомобиль, свидетельство о регистрации и доверенность на управление транспортным средством без права продажи, выданной Ю. В конце августа 2012 года Г. передал Ю. согласно условий договоренности в счет оплаты за автомобиль «…», деньги в сумме 15000 рублей. В сентябре 2012 года у.Г. возник преступный умысел, направленный на хищение автомобиля «…» путем обмана и злоупотребления доверием. Реализуя свои преступные намерения, направленные на хищение указанного автомобиля, путем обмана и злоупотребления доверием, преследуя корыстную цель, Г. продал автомобиль «…» неустановленному лицу, получив от него взамен денежные средства в сумме 150000 рублей, из которых 25000 рублей Г. передал Ю. для подтверждения уверенности того в правомерности своих действий по исполнению условий договоренности относительно оплаты за автомобиль, вводя таким образом Ю. в заблуждение относительно своих истинных намерений, не намереваясь в дальнейшем производить выплаты за данный автомобиль. Остальной частью денежных средств, вырученных от продажи указанного автомобиля, Г. распорядился по своему усмотрению. Своими действиями Г. причинил Ю. значительный материальный ущерб на сумму 210000 рублей.

 

В практике Пролетарского районного суда имел место случай осуждения за мошенничество, когда собственнику или владельцу имущества ущерб был причинен не изъятием имущества либо противоправным завладением права на имущество, а неполучением должного.

Так, приговором от 23 сентября 2013 года  Ф. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ, а именно мошенничество, то есть хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в крупном размере.

Согласно приговору в  начале декабря 2004 года Ф. узнал о том, что проживающие в квартире «по адресу» семья К., состоящая из пяти человек, имеют намеренье разменять указанную квартиру на три отдельных жилых помещения. В это же время у Ф., заведомо знавшего о том, что проживающие в указанной квартире К., злоупотребляют алкоголем, не оплачивают своевременно коммунальные услуги, испытывают финансовые затруднения, не трудоустроены, возник корыстный умысел на завладение путем мошенничества, денежными средствами полученных от продажи квартиры К., то есть путем введения их в заблуждение относительно своих преступных намерений.

В середине декабря 2004 года Ф. для реализации своего преступного умысла, по своей инициативе явился в вышеуказанную квартиру, в которой проживали КВ., КН., КД., КГ. и несовершеннолетний КМ. и сообщил, что является риэлтором и занимается продажей и покупкой квартир. После этого Ф. предложил семье К. свои услуги, суть которых заключалась в том, что он поможет приватизировать указанную квартиру, затем продать ее и на вырученные от продажи квартиры денежные средства приобрести три отдельных жилых помещения для всех членов семьи К., а именно: однокомнатную квартиру в районе остановки «…» КВ., двухкомнатную квартиру КГ. и несовершеннолетнему КМ. и частный дом — КН. и КД. и доплатить в качестве компенсации КН. 50 000 рублей и КД. 50 000 рублей.

Ф., для скорейшей реализации своего преступного умысла, организовал и провел приватизацию данной квартиры. Получив согласие от членов семьи К., которые полностью доверяли Ф. на оказание им услуг в качестве посредника по продажи квартиры с последующим приобретением в их собственность жилья, Ф. реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение денежных средств, вырученных от продажи квартиры К., заранее зная, что обязательство перед К. выполнять не будет, действуя во исполнения преступного умысла, злоупотребления доверием К., которых периодически припаивал алкоголем, убедил последних, что для совершения последующих сделок им необходимо продать находящуюся в их собственности трехкомнатную квартиру, а на вырученные от её продажи денежные средства он приобретет необходимое для них жилье.

К., будучи уверенными, что Ф. выполнит перед ними обязательство по приобретению жилья в их собственность, дали согласие Ф. на организацию продажи вышеуказанной квартиры и при содействии Ф. выставили данную квартиру на продажу. В третьей декаде декабря 2004 года, точная дата следствием не установлена, к. обратился А. с намерением о приобретении данного жилья в собственность по цене 26 500 долларов США. Ф., действуя во исполнения своего корыстного и преступного плана, направленного на хищение денежных средств в размере 26 500 долларов США, предполагаемых получить  после продажи квартиры К .- С., заведомо зная о нереальности исполнения обещанного, убедил К., что сумма 26 500долларов США достаточна для приобретении им в собственность необходимого им жилья. К., считая, что Ф. действует в их интересах дали согласие на продажу своей квартиры за 26 500 долларов США С. Однако, в связи с тем, что 1\5 доли указанной квартиры К принадлежала несовершеннолетнему КМ., Ф. предложил продать указанную квартиру оформив две сделки купли-продажи по долям.

28 декабря 2004 года КВ.., КД. и КН., при посредничестве Ф. зарегистрировали сделку купли- продажи 3/5 доли, о чем был составлен договор купли –продажи, находящееся у них в собственности 3/5 доли в указанной квартире С. за 12 000 долларов США, что соответствует 333 360 рублей, и при оформлении документов о праве собственности на принадлежащие им доли в помещении Управления Росрегистрации по Тульской области отдела регистрации прав по Пролетарскому району г. Тулы с согласия КВ., КН. и КД. и в присутствии последних С. передал Ф. денежные средства в указанной сумме для приобретения необходимого жилья в собственность К.

После этого 04.02.2005 года К., действуя за себя лично и за своего несовершеннолетнего сына КМ., при посредничестве Ф.  зарегистрировали сделку по купле- продажи 2/5 доли, о чем был составлен договор купли –продажи, находящееся у них в собственности 2/5 доли  в указанной квартире С. за 14 500 долларов США, что соответствует 406 145 рублей, и при оформлении документов о праве собственности  на принадлежащие им доли в помещении Управления Росрегистрации по Тульской области отдела регистрации прав по Пролетарскому району г. Тулы, с согласия КГ., действующего за себя и несовершеннолетнего КМ., и в присутствии КГ.. передал Ф. денежные средства в указанной сумме для приобретения необходимого жилья в собственность К.

Таким образом, в период с 28 декабря 2004 года по 04 февраля 2005 года С. передал Ф. денежные средства на общую в сумму 739 505 рублей за покупку квартиры семьи К, расположенной по адресу «…».

Для имитации выполнения своих обязательств перед К., с целью убедить их, что намерен в дальнейшем  исполнить перед ними все взятые на себя ранее обязательства по приобретению всем членам семьи К. жилья, Ф. 10.02.2005 года оказал содействие КГ. и  несовершеннолетнему сыну последнего- КМ. в приобретении двухкомнатной квартиры, расположенной по адресу «…», которую приобрел 10.02.2005 года, согласно договору купли-продажи от 10.02.2005 года за  116 000 рублей.

Таким образом, после всех совершенных с его участим сделок, Ф. получил от продажи квартиры, принадлежащей семьи К. денежные средства в сумме 623 505 рублей.

После этого Ф., зная о том, что обещанные им обязательства перед КД, КН. и КВ. по приобретению в собственность им дома и однокомнатной квартиры, он выполнять не будет, сообщил КД., КН. и КВ. ложные сведения о том, что он предпринимает меры по приватизации им жилья с последующим оформления его в их собственность. При этом КН. и КД., которых Ф. периодически  припаивал алкоголем, дали свое согласие на приобретения для них любого дешевого  жилья за пределами г.Тулы.

С целью имитации выполнения своих обязательств перед КД., КН. И КВ. Ф., действуя во исполнение своих преступных намерений, заранее зная, что свои обещания выполнять не будет, в период времени с  декабря  2004 года по февраль 2005 года, точное время следствием не установлено, обманным путем, заверил КВ. о том, что принимает меры по покупке ему квартиру, расположенной по адресу:, которую в действительности в указанный период времени никто не продавал. В это же время, когда КД., КН. и КВ. находились в алкогольным опьянении давал им подписывать листы бумаги, убеждая их, что это документы для приобретения и оформления в их собственность обещанного жилья, хотя в действительности никаких мер по поиску и приобретения этого жилья не предпринимал.

Таким образом, Ф. завладев путем обмана и злоупотребления доверием КД., КН. и КВ., денежными средствами принадлежащими последним в сумме  623 505 рублей, не намереваясь выполнять взятые перед ними обязательства, удерживая при себе похищенные таким образом у КД., КВ. и КН. деньги, с 04.02.2005г. не принимал никаких мер по подысканию и покупки последним обещанного жилья и не возвратил полученные им денежные средства в сумме 623 505 рублей.

 

  1. Случаев вынесения оправдательных приговоров на том основании, что потерпевший отрицал причинение ему обманным изъятием имущества ущерба в практике судов Тулы и Тульской области не было.

 

  1. Случаев осуждения судами г.Тулы и Тульской области за мошенничество, когда было установлено, что лицо завладело имуществом путем обмана (например, при получении кредита ложно заверяло, что собирается его вернуть, тогда как исполнять в этой части кредитный договор заведомо не собиралось), однако надлежаще обеспечило исполнение соответствующих обязательств, к примеру, за счет принадлежащего ему имущества, стоимость которого превышало сумму кредита, не было. Однако, по мнению судей в случае, когда лицо завладело имуществом путем обмана и не намеревалось при этом выполнять обязательства, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, но в случае если это лицо обеспечило исполнение соответствующих обязательств, то в данном случае будут иметь место гражданско-правовые отношения.

 

  1. Каких-либо проблем при определении момента окончания мошенничества в форме  хищения, у судей  не возникало.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате») мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц, и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

  1. Судьи считают, что содеянное, когда конкретизированный умысел виновного был направлен  на хищение  имущества в размере, не являющимся крупным, либо в  крупном или особо крупном размере, однако  по не зависящим  от него обстоятельствам  ему  удалось,  похитить   лишь  часть   это  имущества  и стоимость  фактически  похищенного также образовывала соответственно некрупный, крупный  или   особо крупный  размер,  должно быть   квалифицированно как покушение  на  хищение  в названном размере.

Полагаем, что если у виновного умысел был направлен на хищение в крупном размере, ответственность наступает за покушение на такое хищение, хотя бы виновный фактически завладел имуществом в меньшем размере.

При «альтернативно-неопределенном умысле» в отношении размера похищаемого ответственность наступает за фактическое (по размеру) похищенное имущество.

Таким образом, при рассмотрении  уголовных дел о мошенничестве с данными обстоятельствами в каждом конкретном случае необходимо учитывать все обстоятельства дела, установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства. Если  умысел виновного лица был направлен на хищение имущества в крупном либо особо крупном размере, однако, по независящим от него обстоятельствам ему удалось похитить лишь часть этого имущества, содеянное следует квалифицировать как покушение на хищение в названном размере.

  1. Случаев осуждения за мошенничество, когда его предметом выступало право на имущество, в практике судов г.Тулы и Тульской области, не было, однако полагаем, что определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене похищенного имущества его стоимость может быть установлена на основании заключения экспертов.

При установлении размера, в котором лицом совершены мошенничество, присвоение или растрата, судам надлежит иметь в виду, что хищение имущества с одновременной заменой его менее ценным квалифицируется как хищение в размере стоимости изъятого имущества.

 

  1. Полагаем, что для осуждения за мошенничество в форме приобретения права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием необходимо установление всех признаков хищения, указанных в примечании к ст.158 УК РФ, поскольку незаконное обращение чужого имущества (права на имущество) в свою пользу или пользу другого лица является целью мошеннического хищения, а его мотивом является корысть, стремление к незаконному обогащению, к материальной выгоде за счет чужого имущества. Виновный незаконно обогащается путем изъятия части или всего чужого имущества, которое обращает в свою пользу и распоряжается им как своим собственным. Причинение реального ущерба государству, организации или гражданам — обязательный признак мошенничества. Если при мошеннических хищениях имущество изымается в пользу третьих лиц, то и в этом случае виновный руководствуется корыстными мотивами — обогатить третьих лиц. Мошенничество совершается только с прямым умыслом. Виновный сознает, что изымаемое им имущество является чужим, изымается незаконно, на это имущество он не имеет никаких прав, что он совершает общественно опасное противоправное деяние. Также виновный предвидит развитие причинной связи и наступление общественно опасных последствий. Умысел виновного направлен именно на изъятие и завладение чужим имуществом. Мошенничество — это всегда корыстное преступление, следовательно, корыстный мотив и корыстная цель являются обязательными признаками данного преступления.

Мошенничество, присвоение или растрата, совершенные с причинением значительного ущерба гражданину, могут быть квалифицированы как оконченные преступления только в случае реального причинения значительного имущественного ущерба, который в соответствии с примечанием 2 к статье 158 УК РФ не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

При решении вопроса о наличии в действиях лица квалифицирующего признака причинения гражданину значительного ущерба наряду со стоимостью похищенного имущества надлежит учитывать имущественное положение потерпевшего, в частности наличие у него источника доходов, их размер и периодичность поступления, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство. Мнение потерпевшего о значительности или незначительности ущерба, причиненного ему в результате преступления, должно оцениваться судом в совокупности с материалами дела, подтверждающими стоимость похищенного имущества и имущественное положение потерпевшего.

Вопрос о наличии в действиях виновных квалифицирующего признака совершения мошенничества, присвоения или растраты в крупном или особо крупном размере должен решаться в соответствии с примечанием 4 к статье 158 УК РФ. Как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере — один миллион рублей, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или особо крупном размере.

 

  1. Судьи считают, что в случае, если лицо несколько раз совершило мошенничество, содержащие признаки только одного из преступлений, предусмотренных ст.ст.159 — 159.6 УК РФ, и указанные действия  были охвачены  единым умыслом  виновного, действия  лица  должны быть  квалифицированы  как  единое  продолжаемое  преступление, под которым следует понимать общественно опасное деяние, состоящее из ряда тождественных преступных действий, охватываемых единым умыслом и направленных на достижение единой цели. Продолжаемое преступление  складывается из ряда тождественных действий (бездействий), совершаемых через непродолжительный промежуток времени, в одной и той же обстановке, объединенных единым умыслом виновного. При отсутствии единства умысла действия виновного должны квалифицироваться отдельно по каждому преступлению, несмотря на наличие иных признаков продолжаемого деяния.
  2. Случаев отмены обвинительного приговора, когда лицо было осуждено по ст. 159 УК РФ за хищение чужого имущества, например, находившейся в собственности у потерпевшего квартиры, тогда как правильной, по мнению вышестоящей инстанции, являлась квалификация содеянного как приобретения права на имущество путем обмана (либо злоупотребления доверием) в практике судов г.Тулы и Тульской области не имелось.

За исследуемый период судебной коллегией по уголовным делам Тульского областного суда изменен 1 приговор без переквалификации обвинения, а именно приговор от 5 сентября 2013 года в отношении Ю. — из описательно-мотивировочной части приговора исключена ссылка на показания потерпевшей А. и свидетеля Н., данные в ходе предварительного следствия; исключено из обстоятельств, влияющих на назначение Ю. наказания: мнение потерпевшей, требующей строгого наказания, указание на то, что при назначении наказания суд учитывает конкретные обстоятельства дела; назначенное Ю. наказание по ч.3 ст.159 УК РФ (в ред. ФЗ от 07.03.2011 №26-ФЗ) снижено до 1 года 11 месяцев лишения свободы, на основании ч.5 ст.69 УК РФ с присоединением наказания по приговору Центрального районного суда г.Тулы от 22 января 2013 года окончательное наказание ему назначено в виде 6 лет 11 месяцев лишения свободы. В остальной части вышеуказанный приговор оставлен без изменения.

  1. Виды хищений выделяются в зависимости от размера похищенного имущества. Именно размер похищенного, как правило, лежит в основе дифференциации уголовной ответственности за хищения, причинившие разные по степени общественной опасности последствия. Выделение видов хищений имманентно связано с последствием хищения — имущественным ущербом. Последствие хищения объективируется в его размере. Решая вопрос о квалификации содеянного при определении размера хищения и, соответственно, о стоимости похищенного имущества, основываясь на принципе субъективного вменения, необходимо исходить именно из средней стоимости имущества, подобного изъятому.

Определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене похищенного имущества его стоимость может быть установлена на основании заключения экспертов.

При определении размера хищения, при частичной безвозмездности изъятия чужого имущества путем обмана, суд исходил из разницы между стоимостью такого имущества и суммой переданной владельцу.

Приговором от 17 июня 2013 года Г. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ. Судом установлено, что подсудимый путем обмана и злоупотребления доверием ранее знакомого ему Ю. убедил продать ему автомобиль «…» за 250 000 рублей, в рассрочку сроком на 1год с ежемесячными платежами в сумме 35 000 рублей. Далее забрал у Ю. указанный автомобиль и прилагаемые к нему документы, в том числе доверенность на управление данным автомобилем без права его продажи. Г. в соответствии с условиями договоренности о продаже автомобиля были внесены денежные средства в сумме 15 000 рублей и 25 000 рублей в счет оплаты за автомобиль, после чего продал автомобиль и  денежными средствами, вырученными от продажи автомобиля, распорядился по своему усмотрению.  Таким образом, всего в счет оплаты за автомобиль Г. передал Ю. 40 000 рублей. Разница между стоимостью такого имущества и суммой переданной владельцу, составила 210 000 рублей.

 

  1. С субъективной стороны хищение характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Виновный осознает, что незаконно и безвозмездно изымает и (или) обращает в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, предвидит причинение собственнику или иному владельцу имущественного ущерба и желает его причинения. В содержание умысла при хищении входит также сознание лицом способа хищения, а в соответствующих случаях — квалифицирующих признаков.

Корыстная цель при хищении выражается в стремлении обратить похищенное имущество в пользу виновного или других лиц. Отсутствие корыстной цели исключает квалификацию изъятого чужого имущества как хищения. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» разъяснил, что «не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст.330 УК или другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации».

Судами при совершении мошенничества корыстная цель понимается, как стремление изъять и/или обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц (включая лица юридические), круг которых не ограничен соучастниками виновного и близкими ему лицами.

  1. Судьи считают, что действия лица, направленные на изъятие чужого  имущества путем обмана (злоупотреблением доверием),если умыслом лица охватывалось  причинение  потерпевшему значительного ущерба, однако такой ущерб причинен не был по не зависящим  от виновного обстоятельствам, необходимо квалифицировать как покушение на мошенничество по признаку «причинение значительного ущерба гражданину».

Наличие других квалифицирующих признаков, предусмотренных  ст.159  УК РФ   влияет на  оценку  содеянного  как покушения на мошенничество.

 

  1. Под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, понимаются должностные лица, обладающие признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, а также государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, либо иные лица, отвечающие требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ. При этом использование виновным своего служебного положения в процессе мошенничества предполагает наличие непосредственной связи совершаемых преступных действий с осуществлением его служебных правомочий.

Использование служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ) предполагает действия, вытекающие из служебных полномочий, в целях незаконного завладения чужим имуществом или для незаконного приобретения права на него, совершенные должностным лицом, государственным или муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации.

В качестве примеров конкретных действий, совершенных виновными, дававшими основания для квалификации содеянного по признаку использования служебного положения можно привести следующие примеры:

— осуществление в электронной бухгалтерской базе нехарактерных проводок, совершенные старшим бухгалтером и кассиром Тульского филиала ОАО «…», которая, таким образом, именно используя свое служебное положение, совершала хищения денежных средств, принадлежащих данному обществу. Приговором Центрального районного суда  г.Тулы от 24 апреля 2013 года Н., осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ;

 

— хищения  денежных средств, принадлежащих  кредитному учреждению путем получения кредитов клиентами ООО «…» на якобы продаваемый им ООО «…» товар, совершенные генеральным директором ООО «…»  Я.., прошедшей соответствующее обучение в кредитно-кассовом офисе в г. Тула ОАО «…».

Хищения денежных средств ОАО «….» путем обмана, были совершены группой  лиц по предварительному сговору, а именно Б.. предоставляла необходимые для оформления кредитов документы, а Я., как генеральный директор Общества, заверяла данные документы, формировала кредитные досье, которые впоследствии предоставляла в кредитное учреждение, а по поступлении денежных средств ОАО «…» на расчетный счет ООО «…», снимала денежные средства, часть из которых передавала Б.

За данные преступления Б. приговором от 25 сентября 2013 года признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011г. №26-ФЗ),  а Я., признана виновной в совершении преступления, предусмотренного  ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011г. №26-ФЗ);

 

— хищение имущества судебным приставом-исполнителем, который принял к своему производству исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного листа, предмет исполнения – взыскание задолженности. На месте совершения исполнительных действий пристав-исполнитель составил в двух экземплярах акт изъятия денежных средств, при этом не оформил квитанцию о приеме наличных денежных средств, не намереваясь в последующем сдать денежные средства в ГРКЦ ГУ Банка России для дальнейшего зачисления на депозитный счет ОСП. После чего должник введенный в заблуждение доверяя судебному приставу-исполнителю, осуществил передачу ему денежных средств, которые пристав в ГРКЦ ГУ Банка России для дальнейшего зачисления на депозитный счет ОСП не сдал, тем самым похитив вышеуказанные денежные средства и распорядившись ими по своему усмотрению. Приговором от 30 января 2013 года К., осужден по ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159 УК РФ.

 

Для квалификации по данному признаку суд устанавливал, что обманывая собственника или владельца имущества, виновный использовал при  этом  свое служебное положение как работник того или иного предприятия, организации или учреждения.

 

Приговором от  12.11.2013 года,  Н.  была признана  виновной  в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07 декабря 2011 года) и  ей было назначено  наказание в виде штрафа в размере 110 000 рублей.

Действия   Н. суд  квалифицировал как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенного лицом с использованием своего служебного положения.

При квалификации  её  действий  суд исходил из  следующего:

В соответствии с приказом (распоряжением) о приеме работника на работу № от 07 августа 2012 года Н. была принята на должность ведущего специалиста кредитно-кассового офиса в г.Тула, агентская группа ОАО Национальный банк «…».

Н. в силу должностной инструкции от 07 августа 2012 года и возложенных на нее обязанностей ведущего специалиста кредитно-кассового офиса в г.Тула, агентская группа ОАО Национальный банк «…», согласно трудового договора № от 07 августа 2012 года осуществляла полномочия лица в сфере оформления кредитных договоров с клиентами банка, осуществляя при этом административно-хозяйственные функции.

В  судебном заседании  установлено, что 04 ноября 2012 года Н.,  находившаяся  на своем рабочем месте в торговой точке «…» ООО «.», воспользовалась логином и личным паролем своего напарника М., стажера кредитного агента ОАО Национальный банк «…», используя при этом имевшуюся копию паспорта З., заключила от имени последнего без его ведома и  присутствия кредитный договор на покупку товара на сумму 8 925 рублей 89 копеек на 8 месяцев. При оформлении указанного договора Н. для достижения своей цели, введя Е. в заблуждение, попросила ее расписаться за заемщика З.  В этот же день Кредитор, одобрил выдачу кредита З., перечислил на открытый ему счет сумму кредита, затем с данного счета перечислил на счет торговой точки оплату за приобретенный товар в сумме 7 390 рублей, на счет Банка сумму комиссии за зачисление денежных средств в сумме 1 535 рублей 89 копеек. Тем самым Н. обманным путем похитила предоставленные по кредитному договору денежные средства, которыми распорядилась по своему усмотрению, причинив своими преступными действиями ОАО Национальный банк «…» материальный ущерб на общую сумму 8 925 рублей 89 копеек.

Приговором от 08 мая 2013 года К. осужден за совершение преступления предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ.

По данному уголовному делу судом установлено, что К., являясь должностным лицом, достоверно зная свои полномочия и обязанности, осознавая, что ООО «…» не является ни собственником, ни землепользователем каких-либо участков земли в границах МО Ефремовский район, действуя из корыстной заинтересованности, с целью хищения чужого имущества путем обмана, осознавая, что не имеет никаких полномочий по осуществлению муниципального земельного контроля и решения вопросов местного значения в области использования и охраны земель на территории МО «…» Ефремовского района, используя свое служебное положение, в ходе встречи с С., как представителем ООО «…», выдвинул последнему требование о передачи ему трех ноутбуков, якобы для нужд администрации МО ., за предоставление ООО «…» заведомо для него незаконного разрешения на беспрепятственную добычу и беспрепятственный вывоз с земельного участка, находящегося на территории МО «…» Ефремовского района, общераспространенного полезного ископаемого в виде песка, а также за непринятие мер по приостановлению или прекращению вышеуказанной деятельности ООО «…», связанной с нарушением порядка пользования недрами, которые на самом деле в круг полномочий К.. не входили. С.., полагая, что К., в силу своего служебного положения обладает полномочиями по даче разрешения на беспрепятственную добычу и беспрепятственный вывоз с земельного участка, находящегося на территории МО «…» Ефремовского района, общераспространенного полезного ископаемого в виде песка и приостановлению или прекращению деятельности ООО «…» по добыче и вывозу песка на указанном земельном участке, опасаясь невыполнения ООО «…» договорных обязательств перед ООО НПФ «…» на поставку песка и получения прибыли от этой деятельности, согласился выполнить требование К., поверив последнему. При этом С., являясь лицом, не обладающим специальными познаниями в области компьютерной техники, решил передать К. собственные денежные средства для приобретения трех ноутбуков. С., выполняя требование К. в служебном кабинете последнего, по указанию К. передал Ч. денежные средства. Когда С. исполнил требование К, то последний дал указание Ч. приобрести на данные денежные средства два ноутбука и одно многофункциональное устройство, якобы для нужд администрации МО Ефремовский район. Будучи не осведомленным о преступных намерениях К, Ч. выполнил указание последнего, приобретя в тот же день на переданные ему С. денежные средства два ноутбука и многофункциональное устройство. Данное имущество, вместе с оставшимися от покупки деньгами, Ч. передал К.

 

Приговором от 20 июня 2013 года Ф. осужден за совершение преступления предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ.

По данному уголовному делу судом установлено, что .Ф., являясь председателем СПК «…», финансовая деятельность которого не осуществлялась, и одновременно занимавший должность генерального директора ООО «…», достоверно зная о том, что не имеет права взимания денежных средств в качестве квартплаты с жителей селе «…», действуя единым преступным умыслом, из корыстной заинтересованности, используя свое служебное положение, путем обмана совершил хищение, в пользу возглавляемой им коммерческой организации ООО «…», имущества, денежных средств, принадлежащих жителям селе «…». Ф. решил взимать денежные средства с обратившихся к нему за выдачей документации, необходимой для приватизации своего жилья, жителей указанного населенного пункта, объясняя это якобы необходимым условием предоставления данной документации, тем самым вводя указанных лиц в заблуждение. При этом деньги, поступившие от населения в качестве квартплаты за жилые дома, расположенные в селе «…», Ф. решил приходовать в кассу возглавляемой им коммерческой организации ООО «…», тем самым увеличивая ее прибыль. Ф., дал устное указание подчиненному ему бухгалтеру П., не состоявшей с ним в преступном сговоре и не осведомленной о преступных намерениях Ф., взимать с жителей селе «…», обратившихся в контору СПК «…», за документацией, необходимой для приватизации своего жилья, денежные средства в качестве  квартплаты и приходовать поступившие денежные средства в кассу ООО «…». С целью получить у Ф. документы, необходимые для приватизации принадлежащих им квартир, в контору СПК «…» обратились жители села «…», которым бухгалтер ООО «…» П.. пояснила что, согласно указанию .Ф., обязательным условием выдачи подобной документации является внесение квартплаты. Указанные жители села «…» полагая, что председатель СПК «…» и одновременно генеральный директор ООО «…» .Ф., в силу своего служебного положения обладает полномочиями по выдаче документации, необходимой для приватизации жилья и знает порядок выдачи этой документации, поверили П. и будучи введенными в заблуждение, доверяя .Ф. и выполняя требование последнего, находясь в конторе СПК «…», передали П. денежные средства в качестве квартплаты, которые, согласно указанию Ф., П. оприходовала в кассу ООО «…»;

 

Приговором от 15 августа 2013 года П. осуждена за совершение преступления предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ.

По данному уголовному делу судом установлено, что П., являясь должностным лицом, занимавшим должность «…» учреждения МДОУ «…» с целью хищения путем обмана, денежных средств, принадлежащих администрации МО Ефремовский район, издала приказ, согласно которому, приняла на должность музыкального работника указанного образовательного Г., при этом достоверно зная, что последняя к исполнению своих трудовых обязанностей не приступит. Продолжая реализовывать свой преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества, путем обмана, умышленно, используя свое служебное положение заведующей МДОУ «…», из корыстной заинтересованности, заведомо зная, что Г. только числится на должности музыкального работника и фактически к исполнению своих трудовых обязанностей не приступала, издала приказ, согласно которому Г. начислено лечебное пособие. Продолжая реализовывать свой преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества, путем обмана, используя свое служебное положение заведующей МДОУ «…», из корыстной заинтересованности, П, находясь в своем служебном кабинете, ежемесячно, вносила в табели учета рабочего времени работников МДОУ «…» заведомо ложные сведения о якобы отработанном Г, в указанном образовательном учреждении времени и представляла вышеуказанные табели учета рабочего времени сотрудников МДОУ «…», содержащие не соответствующие действительности сведения о якобы отработанном Г., в указанном образовательном учреждении времени, в бухгалтерию комитета по образованию администрации МО Ефремовский район. Продолжая реализовывать свой преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества, путем обмана, умышленно, используя свое служебное положение заведующей МДОУ «…», из корыстной заинтересованности, заведомо зная, что Г. только числится на должности музыкального работника и фактически к исполнению своих трудовых обязанностей не приступала, издала приказ, согласно которому Г. по собственному желанию уволена с должности музыкального работника. На основании предоставленных П. табелей учета рабочего времени сотрудников, приказа о выплате лечебного пособия Г., приказа об увольнении Г., введенными в заблуждение сотрудниками бухгалтерии комитета по образованию администрации МО Ефремовский район, Г., были начислены: заработная плата, региональные надбавки, пособие на санаторно-курортное лечение, расчет при увольнении, которые П., находясь в помещении МДОУ «…», противоправно, безвозмездно изымала и обращала в свою пользу, а в дальнейшем распоряжалась данными денежными средствами по своему усмотрению;

 

Приговором от 15 октября 2013 года А. осуждена за совершение преступления предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ.

По данному уголовному делу судом установлено, что А. работая в должности кредитного эксперта группы розничного обслуживания Операционного офиса региональной дирекции по Тульской области Центрального территориального управления Московского филиала ОАО «…», действуя с единым преступным умыслом, одним и тем же способом, с использованием своего служебного положения, совершила хищение путём обмана, денежных средств принадлежащих ОАО «…». .А., с целью хищения, путем обмана, денежных средств принадлежащих ОАО «…», находясь на своём рабочем месте, воспользовавшись предоставленным ей правом доступа в компьютерную программу ОАО «…», ввела в данную компьютерную программу заведомо ложные сведения о необходимости зачисления денежных средств на кредитные банковские карты, которые в соответствии с одобренными ранее кредитными договорами подлежали передачи для использования заемщикам: В., Н., Т.. При этом А. не имела намерения передавать указанные кредитные банковские карты В., Н. и Т., а имела умысел, направленный на завладение указанными денежными средствами, принадлежащими ОАО «…», путём их снятия со счёта в банкоматах и обращение в свою пользу. Убедившись в том, что на кредитные банковские карты были зачислены денежные средства и у неё имеется реальная возможность обналичить данные денежные средства и обратить их в свою пользу, .А. действуя с единым преступным умыслом, введя в банкоматах известные ей в силу должностных обязанностей пин-коды, произвела операций по снятию со счетов денежных средств, принадлежащих ОАО «…», обратив указанные денежные средства в свою пользу и распорядившись ими по своему усмотрению.

Кроме того, в приговоре от 02.11.2012 указал, что П. в силу предоставленных ей полномочий на основании приказа генерального директора ООО «…» №. от 02.07.2007 г. вправе расписываться в бухгалтерской документации, входящей и исходящей корреспонденции, а также в приказах по общим и кадровым вопросам, и З. в силу занимаемой им должности единоличного исполнительного органа ООО «…» на момент совершения инкриминируемым им преступлениями отвечали требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ, следовательно, совершили преступления каждый с использованием своего служебного положения.

Между тем, судом кассационной инстанции Тульского областного суда в постановлении от 03.09.2013 года данный вывод суда первой инстанции о наличии в действиях П. квалифицирующего признака «с использованием служебного положения» признан необоснованным.

Еще одним примером является: приговором от 21 марта 2013 года в отношении М., осужден за совершение 15-ти преступлений, предусмотренных ст. 159 ч.3 УК РФ.

М. работал в должности начальника группы дополнительного оборудования сервисной службы, с которым был заключен трудовой договор и договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

В соответствии с должностной инструкцией М., как начальник группы дополнительного оборудования относился к категории руководителей.

12 октября 2011 года в ООО «….» обратился А. с целью приобрести в собственность автомобиль, а также установить на приобретаемый автомобиль дополнительное оборудование.

М., являясь начальником группы дополнительного оборудования сервисной службы, выполняя свои должностные обязанности, предложил А. установить данное оборудование. А. согласился.

27 октября 2011 года у М.,  возник  умысел на хищение  дополнительного оборудования. Находясь на своем рабочем месте, используя свои служебные полномочия по изготовлению накладных и получению по ним со склада ООО «…» товарно-материальных ценностей, злоупотребляя доверием руководства ООО «…», используя доверительные отношения, сложившиеся в силу заключенного трудового договора, изготовил на персональном компьютере в рамках заказ-наряда, ранее выписанного им на клиента А., накладную, в которую внес заведомо ложные сведения на получение дополнительного оборудования, тогда как фактически дефлекторы передних окон на автомобиль А. уже были получены и установлены.

Продолжая осуществлять свои  намерения,  М. по изготовленной им подложной накладной, получил на складе ООО «…»  дополнительное оборудование, принадлежащие ООО «…», стоимостью 1324 рубля 09 копеек, которые обратил в свою собственность, тем самым похитил дополнительное оборудование  путем обмана и злоупотребления доверием.

Приговором от 24 сентября 2013 года Ю. осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159, ч.3 ст.159, ч.3 ст.159 УК РФ.

Ю., будучи директором «…» в соответствии с должностной инструкцией руководил творческой, производственной и финансово-экономической деятельностью учреждения исполнительных искусств, неся ответственность за последствия принимаемых решений, сохранность и эффективное использование имущества, а также художественно-творческие и финансово-хозяйственные результаты деятельности учреждения; организовывал работу и эффективное взаимодействие артистического, художественного и управленческого персонала, структурных подразделений и производственных единиц, направлял их деятельность на развитие и совершенствование творческо-производственного процесса с целью создания наиболее благоприятных условий для коллективного творчества с учетом конкретных художественных и социальных задач; принимал решение по вопросам, касающимся финансово-экономической, творческой и производственной деятельности учреждения; обеспечивал соблюдение законности в деятельности учреждения и осуществлении его хозяйственно-экономических связей, использование правовых средств для финансового управления и функционирования в рыночных условиях, укрепления договорной и финансовой дисциплины, регулирования социально-трудовых отношений.

Ю., являясь должностным лицом, фиктивно оформил своих родственников А. и  Н. на должность аккомпаниатора «…», ГН. на должность слесаря по ремонту и обслуживанию тепловых сетей в «…» с целью незаконного получения им денежных средств в виде заработной платы указанных лиц, в результате чего администрации МО «…» был причинён материальный ущерб на общую сумму более 200000 руб.

Таким образом, Ю. обладал организационно-распорядительными, административно-хозяйственными, финансово-экономическими  функциями, что в соответствии с действующим законодательством дает основание для квалификации его действий по признаку «использование служебного положения».

 

Приговором от 16.07.2013 года К. был признан виновным в совершении 10 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, то есть хищений чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенных с использованием своего служебного положения, при следующих обстоятельствах.

К. с 24 апреля 2012 года состоял на должности торгового агента ООО «…», у которого был заключен договор поставки с ИП «…» о поставке товаров со склада ООО «…» до торговой точки ИП «…», получении, перевозке и передаче товаров, денежных средств за реализованный товар, оформлении транспортных, расчетных и платежных документов, связанных с реализацией продукции. В обязанноститоргового агента К., являющегося должностным лицом, выполняющим административно-хозяйственные функции, согласно должностной инструкции,  входило в том числе следующее: осуществление сбора дебиторской задолженности от клиентов компании на основании приходных кассовых ордеров или доверенностей, кассовых чеков, внесение в кассу ООО «…» денежных средств (в день получения от клиента), полученных от клиентов при полных или частичных погашениях дебиторской задолженности, осуществление контроля за движением денежных средств, связанного со сдачей и приходованием по кассе денежных средств, поступивших от клиентов Общества. То есть, в обязанности торгового агента К. входило осуществление личного контроля за выдачей и своевременным возвратом дебиторской задолженности, оформление в конце рабочего дня полученной наличности через кассу ООО «…». При этом между ООО «…» и К. был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, в соответствии с которым К.. был обязан вести учет, составлять и предоставлять отчеты о движении и остатках вверенных ему ценностей, возмещать ущерб организации, причиненный по его вине.

21 августа 2012 года в дневное время  торговый агент К.. прибыл в ИП «….» для получения дебиторской задолженности за товар. Выполняя свои должностные обязанности, получил от сотрудника вышеуказанной торговой точки наличные денежные средства в сумме 8 444 рубля 86 копеек.

После чего, в тот же день К., находясь в офисе ООО «…», реализуя внезапно возникший преступный умысел, направленный на хищение путем обмана и злоупотребления доверием руководства ООО «…», наличных денежных средств, полученных им в ИП «…», преследуя корыстную цель в виде личного материального обогащения, пользуясь тем, что факт получения или неполучения им наличных денежных средств от клиента проверяться не будет, используя свое служебное положение, по окончании рабочего дня внес в кассу часть наличных денежных средств, полученных в ИП «…», в сумме 5 165 рублей 78 копеек. Денежные средства в сумме 3 279 рублей 08 копеек сдавать не стал, умышленно сообщив впоследствии, что ИП «…» поставленный товар был оплачен не полностью, тем самым введя в заблуждение руководство Общества. В результате полученных от К.. ложных сведений ИП «…» был переведен в разряд должников, что не соответствовало действительности. Полученные денежные средства К. обратил в свою пользу и распорядился ими по своему усмотрению, тем самым, похитив их у ООО «…» путем обмана и злоупотребления доверием и причинив ООО «…» материальный ущерб на сумму 3 279 рублей 08 копеек.

Аналогичным способом  К. были совершены еще девять преступлений в отношении его работодателя  ООО «…», в период времени с 25.09.2012 года по 31.10.2012 года.

Действия К. были квалифицированы по ч. 3 ст. 159 УК РФ, как хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Подобным образом были разрешены и другие дела: в отношении М., в отношении Л., в отношении Я.).

Приговором от 27 марта 2013 года У. признана виновной в совершении 45 преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 159 УК РФ каждое.

28 февраля 2008 года У. в соответствии с приказом № от 28 февраля 2008 года была назначена на должность главного бухгалтера «…». В тот же день, 28 февраля 2008 года, между «…»в лице заведующей С. и У. был заключен трудовой договор, в соответствии с которым У. назначена на должность главного бухгалтера «…»на неопределенный срок, также в тот же день между «…» и У. был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, и она была ознакомлена с должностной инструкцией главного бухгалтера «…». В должностные обязанности главного бухгалтера «…» У., в соответствии с должностной инструкцией, в том числе входило ведение бухгалтерского учета по всем направлениям, в том числе: осуществление организации бухгалтерского учета хозяйственно-финансовой деятельности «…» и контроль за экономным использованием материальных, трудовых и финансовых ресурсов; обеспечение законности, своевременности и правильности оформления документов, расчетов по заработной плате, правильного начисления и перечисления налогов и сборов в федеральный , региональный и местный бюджеты, страховых взносов в государственные внебюджетные социальные фонды, платежей в банковские учреждения.

У, как главный бухгалтер – материально ответственное лицо, осуществляла лично расчет заработной платы, а также перечисление денежных средств (заработной платы, аванса, региональных надбавок и отпускных) на зарплатные банковские карты работников «…». 11 января 2011 года , на основании приказа № от 11 января 2011 года заведующей «…» С., главным бухгалтером У. была получена электронно-цифровая подпись, которой она имела право подписывать электронные финансовые и бухгалтерские документы, то есть имела возможность распоряжаться денежными средствами«…».

4 мая 2008 года в соответствии с приказом № от 04 мая 2008 года на должность рабочего по комплексному ремонту и обслуживанию зданий был принят А.

12 октября 2010 года между «…»и ОАО «…» был заключен договор № о порядке выпуска и обслуживания международных дебетовых карт Сбербанк – Visa Electron для сотрудников «…». После чего, 23 декабря 2010 года дополнительным офисом № Тульского ОСБ № ОАО «…» всем сотрудникам «…» были выданы зарплатные пластиковые карты. В том числе У. получила зарплатную пластиковую карту №, А. получил зарплатную пластиковую карту № и отдал ее У. для того, чтобы она получала заработную плату, региональные надбавки и отпускные, перечисляемые на его личный счет.

В период с 18 января 2011 года по 20 января 2011 года, в дневное время у У., имеющей высшее экономическое образование, опыт работы по ведению бухгалтерского учета, в должностные обязанности которой входило выполнение операций по начислению заработной платы и составлению достоверной бухгалтерской отчетности, достоверно знающей о том, что она относится к категории руководителей «…», и уверенной в том, что ее деятельность не будет подвергнута проверке со стороны заведующей С. и сотрудников ОАО «…», с целью извлечения материальной выгоды, возник преступный умысел, направленный на хищение путем обмана и злоупотребления доверием денежных средств, принадлежащих Администрации г. Тулы, являющихся разницей между подлежащими ей к выплате на основании штатного расписания, заработной плате за январь 2011 года и начисленной ей фактически, для осуществления которого она разработала преступный план. Согласно разработанного преступного плана У. решила, используя свое служебное положение, на персональном компьютере подготовить реестр на перечисление денежных средств, содержащий заведомо ложные сведения о размере подлежащих перечислению ей денежных средств и направить его для исполнения в дополнительный офис № Тульского ОСБ № ОАО «…», получив указанные денежные средства, обратить в свою пользу и распорядиться ими по своему усмотрению, тем самым, похитив их у Администрации г. Тулы.

Действуя согласно разработанному преступному плану, и используя свое служебное положение, в период с 18 января 2011 года по 20 января 2011 года, в дневное время У., находясь на своем рабочем месте в кабинете бухгалтерии в помещении «…», на персональном компьютере, подготовила реестр на перечисление денежных средств на счета зарплатных банковских карт сотрудников МБДОУ «…», внеся в нее заведомо ложные сведения о начислении на свой лицевой счет денежных средств в размере 4 000 рублей, тогда как в действительности, ей подлежали к выплате денежные средства в сумме 1 401 рубль, в результате чего, разница в подлежащим к перечислению денежным средствам и фактически начисленным У. составила 2 599 рублей. После чего она подписала указанный реестр электронной цифровой подписью и отправила в дополнительный офис № Тульского ОСБ № ОАО «…».

На основании ложных сведений, содержащихся в предоставленном реестре, 20 января 2011 года, Тульским ОСБ № ОАО «…», на лицевой счет зарплатной пластиковой карты У., были зачислены денежные средства в размере 4 000 рублей, содержащие разницу между подлежащими к перечислению денежными средствами и фактически начисленными – в размере 2 599 рублей, которыми она впоследствии распорядилась по своему усмотрению.

Таким образом, У. 20 января 2011 года, реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение денежных средств, принадлежащих Администрации г. Тулы, используя свое служебное положение, являясь должностным лицом, путем обмана и злоупотребления доверием руководства Администрации г. Тулы и сотрудников Тульского ОСБ № ОАО «…», похитила денежные средства в общей сумме 2 599 рублей. Полученные денежные средства У. обратила в свою пользу и распорядилась ими по своему усмотрению, тем самым, похитив их у Администрации г. Тулы, чем причинила материальный ущерб на указанную сумму.

Аналогичным образом У. были совершены 44 преступления, предусмотренных ч.3 ст. 159 УК РФ каждое.

 

  1. Не имели места случаи решения вопроса о том, должно ли учитываться использование служебного положения одним из соисполнителей группового хищения при квалификации содеянного другими соисполнителями, которые при совершении преступления служебного положения не использовали, в том числе в связи с отсутствием у них соответствующих полномочий.

По мнению судей для уголовно-правовой оценки деяния соучастников специального субъекта должны применяться правила квалификации, предусмотренные ч. 4 ст. 34 УК РФ.

  1. Под жилым помещением, лишение права на которое предусмотрено в качестве квалифицирующего признака мошенничества (ч.4 ст.159 УК РФ), следует понимать изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом, пригодным для постоянного проживания людей.

Виды жилых помещений перечислены в статье 16 ЖК РФ: жилой дом, часть жилого дома;  квартира, часть квартиры; комната.

При этом жилым домом признается индивидуально-определенное здание, которое состоит из комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком здании. Квартирой признается структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении. А комнатой признается часть жилого дома или квартиры, предназначенная для использования в качестве места непосредственного проживания граждан в жилом доме или квартире.

Понятие жилища раскрывается и в  примечании к ст. 139 УК РФ, и это понятие шире понятия «жилое помещение». В жилище, помимо жилых помещений, входят, например, нежилые помещения дома, жилые помещения, пригодные для временного проживания, а равно иные помещения или строения, не входящие в жилой фонд, но предназначенные для временного проживания. Хищение или приобретение права путем обмана или злоупотребления доверием на эти помещения, не являющиеся жилыми помещениями, подлежит квалификации по различным частям ст. 159 УК РФ, исходя из их стоимости.

  1. В практике судов г. Тулы и Тульской области уголовные дела о мошенничестве с использованием способа «финансовая пирамида» в 2013 году не рассматривались.

Под организацией, обладающей признаками финансовой пирамиды, понимается способ обеспечения дохода за счет постоянного привлечения денежных средств от новых участников пирамиды. Регистрируются они как коммерческие учреждения и привлекают средства для финансирования некоего проекта. В большинстве случаев истинный источник получения дохода скрывается и декларируется вымышленный или малозначимый. Подобная подмена и является мошенничеством. Как правило, в финансовой пирамиде обещается высокая доходность, которую невозможно поддерживать, а погашение обязательств пирамиды перед всеми участниками становится заведомо невыполнимо. Доход первым участникам пирамиды выплачивается за счет вкладов последующих участников.

  1. За указанный период времени уголовные  дела о мошенничестве, предметом которого  был «материнский капитал»,  судами не  рассматривались, в связи с чем практика, не сложилась.
  2. Мировым судьей судебного участка № 7 в 2013 году было рассмотрено одно уголовное дело о мошенничестве, предметом которого был мобильный телефон.

Приговором от 14 февраля 2013 года В. был осужден по ч.1 ст.159 УК РФ. Приговором было установлено, что 08 октября 2012 года, в 18 часов 00 минут В., находясь  у Н. по адресу: «…», попросил у последнего принадлежащий Н. мобильный телефон «…», чтобы позвонить, впоследствии обещая его вернуть. Получив телефон Н., В. вышел с мобильным телефоном на улицу для разговора, злоупотребив доверием Н., с похищенным телефоном с места преступления скрылся, впоследствии распорядившись телефоном по своему усмотрению.

Киреевским районным судом Тульской области было рассмотрено 1 уголовное дело о мошенничестве, предметом которого был мобильный телефон. И. приговором 04 июня 2013 года был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.2 ст.159 УК РФ.

Приговором суда установлено, что 21 октября 2012 года в период времени с 22 час. 00 мин. до 22 час. 10 мин. И., имея умысел, направленный на хищение денежных средств,  находясь на территории «…», где отбывал наказание за совершенное преступление, преследуя корыстную цель, направленную на незаконное материальное обогащение, с имеющегося в его распоряжении мобильного телефона с неустановленным следствием абонентским номером, путем подбора цифр осуществил звонок на телефон с абонентским номером «…», находящийся в квартире Т., расположенной по адресу: «…». Затем, действуя в соответствии с ранее разработанным планом, изменяя тембр и интонацию своего голоса, он представился в ходе телефонного разговора ответившей на телефонной звонок Т., ее сыном, кем он в действительности не являлся, введя в заблуждение тем самым Т. В разговоре И. сообщил Т. заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения о том, что он совершил дорожно-транспортное происшествие со смертельным исходом. После этого И., изменив тембр и интонацию  своего голоса, представившись сотрудником полиции, под предлогом освобождения ее сына от уголовной ответственности, потребовал от Т. передачи денежных средств в сумме 150000 рублей, которые якобы были необходимы для  решения вопроса об освобождении ее сына от уголовной ответственности, продолжая обманывать Т., тем самым пытаясь причинить последней значительный материальный ущерб. После того, как введенная в заблуждение его действиями, Т. согласилась передать ему данные денежные средства, и сообщила ему адрес своего места нахождения, И. в 22 час. 14 мин. этих же суток, то есть 21 октября 2012 года, с  мобильного телефона с абонентским номером «…» осуществил звонок неосведомленной о его преступном умысле В., которая находилась в г. «…»,  и  дал ей указание забрать у обманутой Т. деньги, при этом назвав адрес места нахождения последней. Не осознающая  его  преступного умысла В., пришла к «…», где ее ожидала Т.,  и действуя по указанию  И.,  передала ей телефонную трубку своего мобильного телефона. И., продолжая свои преступные действия, представившись сотрудником  полиции, вновь потребовал от Т. передать 150000 рублей, якобы его представителю, роль которого выполняла не осознающая  преступного характера его умысла действий  В. Однако Т. отказалась передавать  В. требуемую им (И.) денежную сумму, поскольку заподозрила, что ее обманывают, в связи с чем И. не смог довести свой преступный умысел до конца по независящим от него обстоятельствам.

Таким образом, И. совершил покушение на мошенничество, то есть покушение на хищение чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину, при следующих обстоятельствах.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Тульского областного суда от 07.08.2013 г. указанный приговор оставлен без изменения и вступил в законную силу 07.08.2013 г.

Уголовное дело о мошенничестве, предметом которого был мобильный телефон, было рассмотрено на судебном участке № 29. М. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.159 УК РФ, который под предлогом осуществления звонка попросил мобильный телефон у потерпевшей. После чего, создавая перед ней вид, что звонит по телефону, зашел за угол дома и скрылся с места совершения преступления с похищенным телефоном и распорядился им по своему усмотрению.

Мировым судьей судебного участка № 38 рассмотрено уголовное дело по обвинению П. по ч.1 ст.159 УК РФ. По вышеуказанному уголовному делу у виновного возник умысел,  направленный  на совершение  хищения мобильного телефона путем обмана. Виновный из корыстных побуждений  подошел к потерпевшему и попросил у него мобильный телефон, для того чтобы позвонить, пообещав вернуть на следующей день.

Привокзальным районным судом 10 апреля 2013 года вынесен приговор в отношении У.  о мошенничестве, предметом которого был мобильный телефон, и У. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Судом было установлено, что последним на интернет – сайте было обнаружено объявление о продаже 2-х мобильных телефонов, после чего у подсудимого возник умысел на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверия. Далее при встрече с потерпевшим подсудимый вошел к нему в доверие, заверив, что купит у него телефон,  после чего под предлогом показать второй мобильный телефон другу, забрал оба телефона и скрылся с места преступления, обратив похищенное в свою собственность и в дальнейшем распорядившись им по своему усмотрению.

Кроме  того, приговором мирового судьи судебного участка №71 от 16.09.2013 года Ф. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 159 УК РФ.

Судом установлено, что 29 июля 2013 года примерно в 3 часа 00 минут у Ф., находящегося около КРК «…» по адресу: «…», возник преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества путем обмана. Осуществляя свои преступные намерения, Ф. попросил у Л. телефон марки «…», стоимостью 6 154 руб. 00 коп., под предлогом совершения звонка, заранее зная для себя, что не собирается возвращать последнему телефон. Своими преступными действиями Ф. умышленно ввел в заблуждение Л. и, таким образом,  добился от потерпевшего добровольной передачи имущества. Получив от Л. телефон «…», Ф. с места совершения преступления скрылся, распорядившись похищенным по своему усмотрению, чем причинил Л. ущерб на сумму 6 154 руб. 00 коп.

Приговором мирового судьи судебного участка № 39 от 26 марта 2013 года А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 159 УК РФ, предметом мошенничества которого был мобильный телефон.

 

  1. Уголовные дела о мошенничестве, предметом которого были средства организации (иного работодателя), переданные сотруднику на основании подложной справки об оплате им проживания во время командировки, судьями Тулы и Тульской области в 2013 году не рассматривались, в связи с чем сообщить, как в указанном случае мошенничество разграничивалось с присвоением вверенного лицу имущества работодателя не представляется возможным.
  2. За указанный период времени уголовные дела о мошенничестве,  совершенном  под прикрытием получения потребительских кредитов, кредитов для выдачи зарплаты и т.п., когда руководитель  организации предлагал сотрудникам заключить с банком  кредитный договор, передать ему полученные средства для выдачи  зарплаты, обещая  исполнить  за них  данные  обязательства по возврату  кредита, однако заведомо не собирался обещанное исполнять, судами не  рассматривались, в связи с чем практика рассмотрения данной категории дел не сложилась.

По мнению судей, потерпевшим в данном случае должен был быть признан банк.

  1.  Разграничение мошенничества от других составов преступления дано в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении, растрате».

Так в п. 16 указанного Постановления дано разграничение мошенничества (ст. 159 УК РФ) и причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (ст. 165 УК РФ): в случае причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (ст. 165 УК РФ) отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью безвозмездное окончательное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или пользу других лиц; при решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 165 УК РФ, суду необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием.

Таким образом, в статье 165 УК РФ говорится о причинении имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, в отличие от мошенничества. Кроме того, различна структура имущественного ущерба: в причинении имущественного ущерба — это упущенная выгода или неполученный доход, то есть неувеличение имущества, которое должно было произойти, в мошенничестве — уменьшение имущества собственника или законного владельца.

В п. 9 Постановления указано отграничение мошенничества (ст. 159 УК РФ), незаконного предпринимательства (ст. 171 УК РФ) и производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК РФ). Так указано, что если лицо осуществляет незаконную предпринимательскую деятельность путем изготовления и реализации фальсифицированных товаров, например спиртсодержащих напитков, лекарств, под видом подлинных, обманывая потребителей данной продукции относительно качества и иных характеристик товара, влияющих на его стоимость, содеянное образует состав мошенничества и дополнительной квалификации по статье 171 УК РФ не требует. В тех случаях, когда указанные действия связаны с производством, хранением или перевозкой в целях сбыта либо сбытом фальсифицированных товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 159 и 238 УК РФ.

В п. 28 Постановления указано отграничение мошенничества (ст. 159 УК РФ) и самоуправства (ст. 330 УК РФ), так указано, что при решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, то есть стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц; от хищения следует отличать случаи, когда лицо, изымая и (или) обращая в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, действовало в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество (например, если лицо присвоило вверенное ему имущество в целях обеспечения долгового обязательства, не исполненного собственником имущества). При наличии оснований, предусмотренных ст. 330 УК РФ, виновное лицо в указанных случаях должно быть привлечено к уголовной ответственности за самоуправство.

Для мошеннического завладения характерен внешне добровольный акт передачи имущества собственником виновному. При этом преступное воздействие со стороны виновного осуществляется не на само имущество, а на сознание и волю потерпевшего при помощи обмана или злоупотребления доверием. Обманывая соответствующее лицо, мошенник внушает ему ложное убеждение о том, что, претендуя на получение имущества, он (мошенник) действует на законных основаниях.

Отграничивая мошенничество от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (статья 165 УК РФ), следует учитывать, что в последнем случае отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью безвозмездное окончательное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или пользу других лиц.

Если при мошенничестве, как и при иной другой форме хищения, происходит изъятие имущества у собственника и его дальнейшее незаконное обращение в пользу виновного или других лиц, то при причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием такого изъятия не происходит. В этом преступлении отсутствует такой присущий хищению признак как изъятие имущества из наличных фондов того или иного собственника, то есть не происходит уменьшения наличной массы имущества, принадлежащего собственнику или находящегося у иного законного владельца. В результате таких действий собственнику причиняется ущерб в виде так называемой упущенной выгоды.

Незаконное предпринимательство (ст.171 УК РФ) от мошенничества (ст.159 УК РФ) следует отграничивать по следующим основаниям.

По объекту преступления — мошенничество посягает на отношения собственности, в то время как незаконное предпринимательство посягает на установленный законом порядок осуществления предпринимательской деятельности.

Отграничение мошенничества от осуществления предпринимательской деятельности и от незаконного предпринимательства следует проводить по объективной стороне деяния. При ведении предпринимательской деятельности с нарушениями требований, предусмотренных гражданским законодательством, совершаются те действия, которые подпадают под признаки недействительных сделок.

Мошенничество же по объективной стороне представляет собой завладение чужим имуществом или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием. В основе такого способа хищения лежит фиктивная сделка.

Разграничивая самоуправство (ст.330 УК РФ) и мошенничество (ст.159 УК РФ)  следует учитывать, что в ст. 159 УК РФ обязательным признаком объективной стороны является способ совершения преступления — обман или злоупотребление доверием. Совершение самоуправства также возможно с использованием обмана, но обязательного требования к данному признаку в уголовном законе не содержится.

В объективной стороне самоуправства (ст.330 УК РФ) обязательными признаками являются деяние, выражающееся в самовольной с нарушением установленного порядка реализации права, последствия, причинная связь между ними, а также обстановка, характеризующаяся особыми взаимоотношениями между виновным и потерпевшим — наличием между ними обязательственного правоотношения, а также наличием высказанной или предполагаемой оспариваемости действий виновного.

По признакам субъективной стороны рассматриваемые составы разграничиваются следующим образом. Корыстная цель является обязательным признаком хищения, в том числе и мошенничества. При самоуправстве наличие корыстной цели исключено — виновный не стремится к обогащению, им двигает лишь желание восстановить свои нарушенные права, получить причитающееся, должное.

За вышеуказанный период мировыми судьями судебных участков №7, №11 рассмотрено 2 уголовных дела, предусмотренных ч.1 ст.159 УК РФ. Объективной стороной отграничивающий данный состав преступления от преступлений, предусмотренных статьями 165,171,238,330 УК РФ, является приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием (по рассмотренным уголовным делам – это: в одном случае телефон, в другом — холодильник), т.е. обязательным признаком состава преступления в виде мошенничества является наличие доверительных отношений, сложившихся между виновной и потерпевшей сторонами.

С субъективной стороны мошенничество характеризуется прямым умыслом, направленным на незаконное получение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, который возник до совершения названных действия.

«Обман» и «злоупотребление доверием» относятся к числу обязательных, конструктивных признаков состава мошенничества и установление их является необходимым для наличия рассматриваемого преступления. Отсутствие же указанных признаков будет свидетельствовать об отсутствии состава данного преступления.

— ст.165 УК РФ: при решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 165 УК РФ, необходимо устанавливать, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб, либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием.

— ст.171 УК РФ: при решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ, следует выяснять, соответствуют ли эти действия указанным в п.1 ст.2 ГК РФ признакам предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, которая осуществляется самостоятельно на свой риск лицом, зарегистрированным в установленном законом порядке в качестве индивидуального предпринимателя.

— ст.238 УК РФ: при мошенничестве виновный добивается того, что потерпевший сам передает имущество или право на имущество, будучи введенным в заблуждение. Обман является средством получения доступа к имуществу. При мошенничестве потерпевший будучи введенным в заблуждение сам передает имущество или же соглашается на его изъятие. Сфера действия ст.238 УК РФ охраняет здоровье населения и права потребителей. В соответствии с данной статьей преступлением признается деятельность по выпуску и продаже товаров, оказанию работ и услуг гражданам, не отвечающим требованиям безопасности.

— ст.330 УК РФ: от хищения следует отличать случаи, когда лицо, изымая и (или) обращая в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, действовало в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество (например, если лицо присвоили вверенное ему имущество в целях обеспечения долгового обязательства, не исполненного собственником имущества).

 

  1. В практике судов г. Тулы и Тульской области квалификации мошенничества по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 1731 и 1732 УК РФ, не было, в связи, с чем практика не сложилась.

 

II Преступления, предусмотренные ст. 159.1-159.6 УК РФ.

 

  1. Мошенничество в сфере кредитования.

В соответствии с ч. 1 ст. 159.1 УК РФ под преступным деянием понимается хищение денежных средств заемщиком путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений.

Как видно из текста, диспозиции данных статей если и не совпадают, то в значительной степени конкурируют друг с другом. В этой связи с целью разграничения составов преступлений является целесообразным провести их уголовно-правовую характеристику.

По ст. 159.1 УК РФ подлежат уголовной ответственности заемщики, совершившие хищение денежных средств путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений.

Субъект данного состава преступления — специальный: лицо обязательно должно на момент преступления быть заемщиком по отношению к кредитору (не обязательно банку), т.е. между преступником (заемщиком) и его кредитором должен быть заключен договор займа (кредитный договор).

Объективная сторона данного состава характеризуется специальным способом: представление кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Под такими сведениями понимаются сведения о месте работы, уровне заработной платы и иные сведения, на основании которых кредитор принимает решение о выдаче займа.

При мошенничестве обман или злоупотребление доверием служат средством изъятия имущества в свою собственность или в собственность других лиц.

Субъективная сторона преступления заключается в прямом умысле, т.е. недобросовестный заемщик должен осознавать неправомерность своих действий и желать осуществить хищение средств кредитора.

В свою очередь, объективную сторону ч. 1 ст. 176 УК РФ составляет получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации. Последствия состоят в причинении крупного ущерба в виде невозврата кредита, т.е., так же как и в ст. 159.1 УК РФ, существует неправомерное изъятие денежных средств.

Под получением кредита понимается его выдача (наличные деньги, перевод на расчетный счет, оплата расчетно-денежных документов).

Предметом данного преступления является кредит и льготные условия кредитования. Не могут являться предметом кредиты, которые предоставляются отдельным гражданам, — потребительские кредиты (кредит на строительство жилья). Под льготными условиями кредитования понимаются более выгодные, по сравнению с общими, условия получения кредита или его возврата (заемщику могут быть предоставлены преимущества в процентной ставке за кредит либо отсрочка начала погашения кредита).

Уголовно наказуемым является лишь один способ получения кредита — представление кредитору ложной информации определенного характера (касается хозяйственного положения или финансового состояния заемщика), которая дефектна, не соответствует действительности. Ложные сведения содержатся в представляемых банку документах: обосновании кредита, в копиях или подлинниках договоров и контрактов, его подтверждающих, балансах предприятия, справке о наличии или отсутствии кредитов в других банках, в документах о государственной регистрации и лицензировании предпринимательской деятельности.

Заведомо ложная информация касается только самого заемщика, желающего получить кредит, если им подается ложная информация о поручителях — это не образует состава преступления.

Преступление окончено, когда причинен крупный ущерб. Крупный ущерб должен превышать 1 млн. 500 тыс. руб.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, — индивидуальный предприниматель или руководитель организации.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым или косвенным умыслом. При этом у лица на момент получения кредита должен отсутствовать умысел о его невозврате.

Проведенный анализ позволяет разграничить квалификацию противоправных деяний в сфере кредитования по следующим признакам:

Проведенный анализ позволяет разграничить квалификацию противоправных деяний в сфере кредитования по следующим признакам:

  1. По субъекту:

преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 176 УК РФ, может быть совершено специальным субъектом — индивидуальным предпринимателем либо руководителем организации;

преступление, предусмотренное ст. 159.1 УК РФ, может быть совершено любым лицом.

  1. По субъективной стороне:

при мошенничестве в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ) преступник желает получить кредит без цели его последующего возврата, в свою очередь, при незаконном получении кредита (ст. 176 УК РФ) умысел на невозврат возникает уже после получения кредита;

при незаконном получении кредита цель обращения денежных средств в свою собственность не преследуется, так как виновный рассчитывает на временное пользование полученными обманным путем деньгами.

Противоправные деяния в сфере кредитования по ст. 159.1 УК РФ, следует отличать от преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ — незаконное получение кредита, которое в отличие от мошенничества может быть совершено только специальным субъектом — индивидуальным предпринимателем либо руководителем организации, а также при наличии умысла лишь на незаконное получение кредита без цели обращения денежных средств в свою собственность.

Случаи переквалификации содеянного со ст. 1591 УК РФ на ст. 176 УК РФ  в практике судов г. Тулы и Тульской области не встречались.

 

1.2. При квалификации мошенничества в сфере кредитования следует иметь в виду, что лицом, выполняющим объективную сторону преступления, может быть только заемщик, который состоит в договорных отношениях с кредитной организацией. Если данное обстоятельство судом не установлено, действия подсудимого должны квалифицироваться по ст. 159 УК РФ.

Сам по себе факт предоставления заемщиком кредитору (банку) заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, в зависимости от обстоятельств дела, может содержать признаки приготовления к мошенничеству в сфере кредитования или покушения на совершение такого преступления.

Случаев  квалификации по ст. 1591 УК РФ действий, состоящих в обмане кредитора. Если эти действия не были сопряжены с предоставлением документов, содержащих заведомо недостоверную информацию, а заключались, например, в ложных уверениях относительно исполнения соответствующих обязательств либо совершении соответствующих действий, например, в проставлении мошенником подписи  в кредитном договоре, в практике судов не имелось.

1.3. Случаи, когда суд признавал в качестве «иных кредиторов», в практике суда место не мели.

1.4. В качестве примера квалификации по данной статье мошенничества, совершенного под видом получения товарного или коммерческого кредита из практики Центрального районного суда г. Тулы можно привести уголовное дело в отношении П., К., С., М., О., Ч., осужденных приговором суда от 26 ноября 2012 года.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Тульского областного суда от 13 февраля 2013 года в связи с вступлением в законную силу Федерального закона № 207-ФЗ от 29 ноября 2012 года «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», улучшающий положение осужденных, действия П.,К., С., М., О., Ч., переквалифицированы на ст. 159.1 УК РФ.

1.5. В качестве примера мошенничества в сфере кредитования можно привести уголовное дело, когда суд по делам данной категории признавал сведения «заведомо ложными».

Так, приговором Советского районного суда г.Тулы от 19.07.2013 года Г. признан виновным в совершении преступлений по ч.1 ст.327, ч.1 ст.159.1, ч.3 ст.327, ч.1 ст.159.1, ч.1 ст.327, ч.1 ст.159.1 УК РФ, а именно в том, что он дважды совершил подделку официального документа, предоставляющего права, в целях его использования и мошенничество в сфере кредитования, то есть хищение денежных средств заемщиком путем предоставления банку заведомо ложных сведений; использование заведомо подложного документа и мошенничество в сфере кредитования.

На основании ч.2 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Г. наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год 2 месяца с возложением на него ограничений.

Признавая виновным, суд установил, что Г. совершил подделку официального документа – паспорта  гражданина РФ на имя С. Используя поддельный документ, Г., находясь в помещении магазина ЗАО «…», с целью ввести в заблуждение сотрудника магазина, которая имеет право оформлять потребительские кредиты от имени ОАО «…» на товар вышеуказанного магазина, умышленно из корыстных побуждений, заполнил анкету заявителя, заявление на получение потребительского кредита, согласие на обработку личных данных от имени С., то есть предоставил банку заведомо ложные сведения о своей личности.

 

В качестве «заведомо ложных» и «недостоверных» сведений были признаны сведения недействительного паспорта на имя М.

Так, приговором от 28 октября 2013 года М. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.1591 УК РФ, а именно мошенничество в сфере кредитования, то есть хищения денежных средств заемщиком путем представления иному кредитору заведомо ложных и  недостоверных сведений.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: 16 августа 2012 года, в дневное время, М., достоверно зная, что у нее имеется паспорт гражданина РФ серии «…» №, выданный «…» на ее имя, и данный паспорт с 25 февраля 2012 года числится в числе утерянных, реализуя внезапно возникший преступный умысел, преследуя корыстную цель в виде извлечения материальной выгоды в результате хищения денежных средств кредитной организации – ООО «…», являющейся иным кредитором, решила, используя вышеуказанный недействительный паспорт гражданина РФ серии «…» № , оформить заем и по заключенному договору получить денежные средства в размере 10000 рублей, после чего совершить их хищение. При этом М. в дальнейшем выплачивать данный заем не намеревалась.

17 августа 2012 года, М., продолжая осуществлять свои преступные намерения, направленные на хищение денежных средств ООО «…», в дневное время, позвонила в call-центр указанной организации, и по телефону оформила заявку на получение займа в сумме 10000 рублей. При этом работниками call-центра ООО «…», неосведомленными о преступных намерениях М.., со слов последней была составлена анкета-заявление на получение ею займа в сумме 10000 рублей, в которой они указали заведомо ложные и  недостоверные сведения о том, что она – М., будучи зарегистрированной по адресу: «…», проживает по адресу: «…», является работником ИП «….» и имеет действующий паспорт гражданина РФ серии «…» № , выданный «…», что не соответствовало действительности. Данная анкета по электронным каналам связи была направлена в ООО «…». Таким образом, М.. предоставила в ООО «…» заведомо ложные и недостоверные сведения. На основании полученных от М.. заведомо ложных и недостоверных сведений, в ООО «…» было принято решение о возможности предоставления ей займа в сумме 10 000 рублей, о чем было сообщено М..

Затем, 17 августа 2012 года М.., в дневное время, продолжая осуществлять свои преступные намерения, приехала в офис ООО «…», расположенный по адресу: «…», где обратилась к финансовому консультанту ООО «…» Ф., пояснив, что ей одобрено получение займа в сумме 10000 рублей. После чего Ф., неосведомленная о преступном намерении М., выполняя свои должностные обязанности, установила личность М. по предъявленному ей последней недействительному паспорту гражданина РФ серии «…» №, выданному «…» и страховому свидетельству обязательного пенсионного страхования №, разъяснила условия предоставления займа, а также распечатала необходимые для оформления займа документы от имени М., а именно: анкету – заявление о предоставлении займа в сумме 10 000 рублей от 16 августа 2012 года; оферту, одновременно являющуюся договором займа № от 16.08.2012 года на получение займа с постепенным погашением; чек-лист, которые М. собственноручно подписала. После чего, ООО «…», выполняя условия заключенного с М. договора займа № от 16.08.2012 года, без открытия счета с использованием отделений банков-участников системы денежных переводов и платежей CONTACT (КОНТАКТ), денежные средства в сумме 10 000 рублей были переведены на имя М.

В тот же день, 17 августа 2012 года, М., продолжая осуществлять свои преступные намерения, направленные на хищение денежных средств ООО «…», в дневное время, находясь в ОАО «….», операционный офис «…», расположенном по адресу: «…», получила сумму займа в размере 10000 рублей. Полученные денежные средства в сумме 10 000 рублей М. обратила в свою пользу и распорядилась ими по своему усмотрению, тем самым похитив их в ООО «…», являющейся иным кредитором, путем предоставления заведомо ложных и  недостоверных сведений. В результате преступных действий М. ООО «…» был причинен материальный ущерб на сумму 10000 рублей.

  1. Мошенничество при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 159.2 УК РФ мошенничеством при получении выплат является такое хищение денежных средств или иного имущества, которое связано с получением пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат.

В Российской Федерации действует система социального обеспечения, предусматривающая различные социальные выплаты.

Социальными пособиями являются денежные выплаты гражданам в целях их материального обеспечения в период отсутствия у них заработка или иного изменения материального положения и в других случаях, предусмотренных законом. К ним относятся: пособие по временной нетрудоспособности, пособие по беременности и родам, пособие при рождении ребенка, пособие по уходу за ребенком, пособие на погребение, пособие по безработице.

Компенсация — это производимое в соответствии с законом возмещение понесенных гражданином определенных расходов.

Под субсидией следует понимать социальную помощь, поддержку. К субсидиям относятся выплаты, предоставляемые за счет государственного, местного бюджета или специальных фондов юридическим или физическим лицам.

Преступление осуществляется двумя способами: 1) путем представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений; 2) путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат.

Социальные выплаты обусловливаются различными обстоятельствами, материальным положением, возрастом, стажем работы, профессией, составом семьи, состоянием здоровья и т.п. В связи с этим для их получения предоставляются различного рода документы, удостоверяющие эти факты.

При совершении рассматриваемого преступления лицо фальсифицирует указанные документы путем их изготовления или подделки.

Социальные выплаты могут устанавливаться на определенный период времени либо до наступления какого-либо события или временного момента. В связи с этим лицо, получающее такие выплаты, обязано сообщать в орган, осуществляющий выплаты, о наступлении событий и фактов, служащих основанием для прекращения социальных выплат.

2.1. Мировым судьей судебного участка № 61 был вынесен приговор, которым был осужден В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.2 УК РФ.

Согласно приговору  В. совершил мошенничество при получении выплат, то есть хищение денежных средств при получении пособий, субсидий, путем предоставления заведомо ложных и недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат. 15.02.2011 года В. обратился в Государственное учреждение Тульской области «Центр занятости населения г. Тулы» с целью регистрации в качестве безработного. Сотрудниками ЦЗН В. было разъяснено, что в соответствии со ст. 2,3 Закона РФ «О занятости населения в РФ», «…безработными не могут быть признаны граждане, в том числе работающие по трудовому договору, выполняющие работу за вознаграждение на условиях полного либо неполного рабочего времени, а также имеющие иную оплачиваемую работу (службу), зарегистрированные в установленном порядке в качестве индивидуальных предпринимателей…». 22.02.2011 года приказом директора ЦЗН № 053-ДТ в соответствии со ст. 3 Закона «О занятости населения в РФ» В. был признан с 15.02.2011 года безработным и был ознакомлен с данным приказом под роспись. Приняв 25.03.2011года решение об участии в программе «Дополнительных мер по снижению напряженности на рынке труда в Тульской области в 2011году», В. стал предпринимать меры по разработке бизнес-плана проекта «Установка кондиционеров». Одновременно В. предпринимал меры по поиску работы.

03.05.2011 года в соответствии с трудовым договором, заключенным   между В. и ООО «…»,  .В. был принят на работу на неопределенный срок в ООО «…» на должность торгового представителя. В данной организации В. проработал с 03 мая по 16 декабря 2011года, получая доход в виде заработной платы. Будучи уведомленным 15.02.2011года о необходимости извещения сотрудников «…» о своем трудоустройстве, В. с целью ввести в заблуждение «…» для завладения чужим имуществом путем обмана, предоставил в «…» заведомо ложные и недостоверные сведения  о том, что он является безработным. О своей трудовой деятельности в ООО «…» В. сотрудников ЦЗН в известность не поставил, продолжая получать пособие по безработице. Так, с 03.05.2011года по 14.08.2011года В., умышленно, путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат, а именно о том, что он не является безработным, действуя с единым преступным умыслом, обналичил с лицевого счета,  открытого на его имя в Тульском ОСБ № г. Тулы, и похитил в период времени с 03.05.2011года по 31.05.2011года,  пособие по безработице в сумме 795 руб.16коп., в период времени с 01.06.2011года по 30.06.2011года пособие по безработице в сумме 396 руб.67коп., в период времени с 01.07.2011года по 31.07.2011года пособие по безработице в сумме 466 руб.13коп.,  в период времени с 01.08.2011года по 14.08.2011года пособие по безработице в сумме 383 руб.87коп., а всего на общую сумму  2041 рубль 83 коп.

27.07.2011 года В., продолжая работать в ООО «…» и, осознавая, что с 03.05.2011 года не является безработным и не имеет законных оснований для участия и получения субсидии по программе «Дополнительных мер по снижению напряженности на рынке труда в Тульской области в 2011году», осуществляя возникший у него преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества, путем предоставления заведомо ложных сведений, о том, что он является безработным, умышленно, из корыстных побуждений, с целью ввести в заблуждение ГУ ТО «…» и завладеть чужим имуществом в виде субсидии путем обмана, обратился в данное учреждение с просьбой заключения договора о предоставлении субсидии на организацию самозанятости безработных граждан, представив экспертное заключение о реалистичности и устойчивости бизнес-плана проекта «Установка кондиционеров» в г.Туле от 25.07.2011года.

На основании представленных документов, с В., предоставившим заведомо ложные и недостоверные сведения о том, что он является безработным, по его заявлению ГУ ТО «…» был заключен договор о предоставлении субсидии на организацию самозанятости безработных граждан, согласно которому В. был обязан зарегистрироваться в УФНС России по Тульской области в качестве индивидуального предпринимателя. После чего В., продолжая реализацию преступного умысла, направленного на хищение денежных средств «…» в виде указанной субсидии путем обмана, 16.08.2011года был зарегистрирован в «…» по Тульской области в качестве индивидуального предпринимателя, получив свидетельство о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, которое 17.08.2011года представил вместе с заявлением о предоставлении ему безвозмездной субсидии на развитие малого предпринимательства и самозанятости безработных граждан и перечисления указанных средств на его лицевой счет открытый в Тульском ОСБ №. В соответствии с приказом от 17.08.2011года № «О предоставлении безвозмездной субсидии на организацию предпринимательской деятельности и самозанятости безработных граждан», в целях содействия самозанятости гражданина, признанного в установленном порядке безработным, В. предоставлена безвозмездная субсидия в размере 58800 рублей. Платежным поручением от 19.08.2011 года с лицевого счета ГУ ТО «…» в УФК по Тульской области, на лицевой счет, открытый в Тульском ОСБ № г. Тулы, на имя В., указанная сумма была перечислена. В. умышленно, путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанной выплаты, а именно о том, что он не является безработным, добившись добровольной передачи указанной субсидии на организацию предпринимательской деятельности и самозанятости безработных граждан, обналичил с лицевого счета  открытого на его имя в Тульском ОСБ № г. Тулы, и похитил денежные средства в сумме 58800 рублей.

Во всех случаях имело место хищение денежных средств при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат. В связи с чем, ответить на вопрос 2.1. и привести примеры хищений «иного имущества» при получении выплат не представляется возможным.

2.2. «Умолчание о фактах, влекущих прекращение указанных выплат» — бездействие, суть которого в сокрытии информации, сообщение которой влечет немедленное прекращение выплат. Преступное деяние считается оконченным с момента получения получателем выплат суммы денег, определенных в соответствующих законах и нормативных правовых актах, а равно приобретения им юридического права на распоряжение такими деньгами. Сам по себе факт предоставления лицом, претендующим на выплаты, органу, уполномоченному на их назначение и производство, заведомо ложных и (или) недостоверных сведений в зависимости от обстоятельств дела может содержать признаки приготовления к данному виду мошенничества.

Например: Мировой судья судебного участка № 10 09 октября 2013 года вынесен приговор в отношении А., которым он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.2 УК РФ.

А. совершил мошенничество при получении выплат, то есть хищение денежных средств при получении пособий, субсидий, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем предоставления заведомо ложных и недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат, при следующих обстоятельствах.

А., являясь, согласно данным МИФНС № по Тульской области, с 29 июня 2007 года генеральным директором и учредителем «…», не имея законных оснований, согласно ст. 3 Закона Российской Федерации от 19.04.1991 года №  «О занятости населения в Российской Федерации», быть признанным безработным, реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение денежных средств ГУ ТО «…» в виде пособий по безработице и безвозмездной субсидии для развития предпринимательской деятельности и самозанятости безработных граждан, умышленно, из корыстных побуждений, путем предоставления ложных сведений в ГУ ТО «…», заведомо зная, что не является безработным, не имея законных оснований участвовать в «Программе дополнительных мер по снижению напряженности на рынке труда Тульской области в 2011 году», утвержденной постановлением администрации Тульской области №  от 17 января 2011 года, 15 июня 2011 года обратился в ГУ ТО «…», расположенное по адресу: «…», с целью регистрации в качестве безработного.

2.3. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 1592 УК РФ является лицо, достигшее 16-летнего возраста и имеющее право на соответствующие социальные выплаты. Субъект преступления, предусмотренного ст.159.2 УК РФ, является по смыслу закона специальным – это лицо, в отношении которого принято решение о таких выплатах.

2.4. В практике Киреевского районного суда имелся 1 случай  квалификации содеянного по ч.3 ст. 1592 УК РФ по признаку «использование лицом своего служебного положения» — по уголовному делу по обвинению И. по ч.3 ст.159.2 УК РФ и В. по ч.2 ст.159.2 УК РФ, которые осуждены приговором от 11 февраля 2013 года.

Так, И. совершила мошенничество при получении выплат, т.е. хищение денежных средств при получении социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления заведомо ложных сведений, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения. А именно, глава администрации муниципального образования «…» И., используя свои служебные полномочия, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций по контролю за соблюдением правил пользования жилыми помещениями, и свои должностные полномочия по руководству деятельностью администрации на принципах единоначалия с целью хищения бюджетных денежных средств – незаконного получения единовременных денежных выплат за фиктивное проживание в зоне радиоактивного загрязнения и дальнейшего обращениях их в пользу своего брата В., своими действиями умышленно создала ложную видимость проживания последнего в доме без номера по «…», т.е. в зоне с льготным социально-экономическим статусом.

2.5 Мошенничеством при получении выплат, совершенным «группой лиц по предварительному сговору» и «организованной группой», признается мошенничество, в котором принимали непосредственное участие (действовали в качестве исполнителей) два или более лица, договорившиеся о совместном совершении мошенничества до начала преступления. При этом каждый из исполнителей своими действиями либо полностью, либо частично выполняет объективную сторону мошенничества.

Мошенничество квалифицируется, как совершенное группой лиц по предварительному сговору и в случаях так называемого технического распределения ролей, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками, непосредственное приобретение права на чужое имущество, осуществляет один из них, а другие соучастники в соответствии с предварительным распределением ролей, своими согласованными действиями непосредственно содействовали  получению выплат. Если мошенничество совершено двумя или более лицами без предварительного сговора между ними, действия каждого из этих лиц надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 159 УК.

Мошенничество признается совершенным организованной группой, если оно «совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений» (ст. 35 УК России). Такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками.

Отличительным признаком данной группы является устойчивость, которая обычно предполагает умысел соучастников на совершение не одного, а нескольких преступлений. Устойчивость также проявляется в наличии руководителей, в предварительной подготовке преступных деяний, в подборе соучастников и распределении ролей между ними, в обеспечении мер по сокрытию преступлений, в наличии отработанных методов преступной деятельности.

Под организованной группой понимается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа отличается наличием в её составе организатора (руководителя), устойчивостью и стабильностью состава участников группы, распределением ролей между ними при подготовке к преступлению и непосредственном его совершении. Все участники организованной группы признаются исполнителями и несут ответственность за совершенное преступление по ст.159 УК РФ без ссылки на ст.33 УК РФ.

2.6 Действия лиц (в том числе и должностных), представивших заведомо ложные и (или) недостоверные сведения для получения социальных выплат другим лицом, следует квалифицировать как хищение чужого имущества в форме мошенничества. Данные действия могут состоять в получении выплат и пособий, иных денежных средств или другого имущества путем представления в органы исполнительной власти, учреждения или организации, уполномоченные принимать соответствующие решения, заведомо ложных сведений о наличии обстоятельств, наступления которых согласно закона, подзаконному акту и договору является условием для получения соответствующих выплат или иного имущества (в частности, о личности  получателя, инвалидности, наличии иждивенцев, участия в боевых действиях, отсутствии возможности трудоустройства, наступлении страхового случая), а также путем умолчания о прекращении оснований для получения указанных выплат.

Использование подложных документов является одной из форм обмана и дополнительной квалификации эти действия не требуют. Мошенничество, совершенное с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом преступления, предусмотренного ст.159.2 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по ст.327 УК РФ.

В 2013 году Зареченским районным судом г.Тулы рассмотрено уголовное дело в отношении Б., которая приговором данного суда от 02 сентября 2013 года признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159.2 УК РФ( в редакции федерального закона от 29.11.2012 года №207-ФЗ), а именно: мошенничество при получении выплат, то есть хищение денежных средств при получении пособий, установленных законом и иными нормативными правовыми актами, путем предоставления заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере.

В результате действий Б. умышленно ввела в заблуждение сотрудников бухгалтерии УМВД России по г.Туле путем предоставления заведомо ложных сведений о своем проживании и проживании своего малолетнего ребенка в зоне со льготным социально -экономическим статусом. В период с 20 октября 2010 года по 20 января 2013 года незаконно получила из федерального бюджета и обратила в свою пользу ежемесячное пособие по уходу за ребенком в двойном размере до достижения ребенком возраста трех лет  в крупном размере, при этом переплата составила 271226 руб. 41 коп., принадлежащих УМВД России по г.Туле

Суд счел, что Б. совершила именно мошенничество, поскольку фальсифицируя сознание и волю сотрудников потерпевшей организации путем предоставления заведомо ложных сведений о проживании в зоне со льготным социально-экономическим статусом, достигла цели «добровольного» отчуждения денежных средств в свою пользу.

Таким образом, действия Б. были квалифицированы по ч.3 ст. 159.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29.11.2012 года №207-ФЗ).

2.7. Действия лиц, подделавших официальные документы для получения социальных выплат другим лицом следует квалифицировать по ч.1 ст.327 УК РФ, если в действиях лица, подделавшего документы отсутствуют признаки иного преступления. Вместе с тем, мошенничество с использованием заведомо подложных документов, подпадающее под признаки состава преступления, предусмотренного ст.159 УК РФ, дополнительной квалификации по ст.327 УК РФ не требует.

 

  1. Мошенничество с использованием платежных карт (ст.159.3 УК РФ).

 

1.1.                 Статья 1593 УК РФ установила ответственность за мошенничество с использованием платежных карт (кредитной, расчетной или иной платежной карты). Указанные карты должны быть поддельными либо принадлежать другим лицам, а не виновному. Причем законодатель указывает на то, что способом преступления является обман уполномоченного работника торговой или иной организации (например, в случаях, когда при использовании банковской карты для оплаты товаров или услуг виновный ставит подпись в чеке на покупку вместо законного владельца карты либо предъявит поддельный паспорт на его имя).

При рассмотрении данных уголовных дел необходимо устанавливать два обязательных признака – использование поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты, а также обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации.

В 2013 году Советским районным судом г. Тулы рассмотрено одно уголовное дело  о мошенничество с использованием платежных карт.

Так, приговором мирового судьи судебного участка №70 от 23.08.2013 года В. осужден по ч.1 ст. 159.3 УК РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 15000 рублей.

Судом установлено, что  В. умышленно, из корыстных побуждений,  с целью хищения чужого имущества путем обмана, предъявил менеджеру по продажам финансовых продуктов магазина ЗАО «…» Ю. найденную им ранее пластиковую кредитную карту для оплаты товара в виде сотового телефона марки «…» и комплектующих к сотовому телефону на общую сумму 10 910 рублей 40 коп., при этом, введя в заблуждение менеджера по продажам относительно того, что %D

ПОДПИСКА

https://i2.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/rss.jpg?resize=25%2C25     https://i0.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/tt.jpg?resize=25%2C25     https://i0.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/ff.jpg?resize=25%2C25     https://i1.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/vv.jpg?resize=25%2C25     http://https://i2.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/lj.jpg?resize=26%2C26