Яндекс.Метрика

Контакты

+7(495)728-36-44
без перерыва на обед, с 08-00 до 22-00;
по неотложным вопросам круглосуточно.

Тульским областным судом проведено обобщение судебной практики прекращения уголовных дел районными (городскими) судами и мировыми судьями Тульской области, а также практики назначения наказания с применением правил ст. 64 УК РФ и ст. 73 УК РФ за январь-май  2014 года, целью и задачей которого является проверка и анализ соблюдения положений ст.73 УК РФ, ст.64 УК РФ и требований действующего законодательства, регламентирующих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности    (глава 11 УК РФ).

Правовая позиция относительно применения положений ст.73 УК РФ, ст.64 УК РФ  отражена в Постановлениях Пленума Верховного суда РФ от 11.01.2007 года №2 (в ред. от 03.12.2013 года №33) «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»; от 29.10.2009 года №20 (в ред. от 23.12.2010 г. №31) «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания».

Правовая позиция применения норм главы 11 УК РФ отражена в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» №19 от 27 июня 2013 года.

За указанный период  (из числа присланных решений  для изучения) районными (городскими) судами области прекращены по различным основаниям 12 уголовных дел в отношении 12 лиц.

Мировыми судьями прекращено —  82 уголовных дел в отношении 87 лиц, из них по делам частного обвинения – 50 дел в отношении 53 лиц.

В ходе обобщения установлено следующее.

Судьями области и мировыми судьями уголовные дела прекращались по следующим основаниям:

-за примирением сторон (ст.25 УПК РФ) – 11 дел в отношении 11 лиц федеральными судьями и 31 дело в отношении 33 лиц мировыми судьями;

-в связи с истечением срока давности уголовного преследования (п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ) – прекращено 1 дело в отношении 1 лица федеральным судьей, 1 дело в отношении 1 лица – мировым судьей.

По делам частного обвинения дела прекращались по следующим основаниям:

 

дел лиц
примирение сторон 33 36
отказ част.об.от обв. 7 7
ист.ср.давности 1 1
отсутствие заявл.потерп. 4 4
отсутств.состава прест. 2 2
неявка обв. (потерп) в суд 3 3
итого 50 53

Необходимо отметить, что в указанный период уголовные дела в связи с деятельным раскаянием (ст.75 УК РФ), дела о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст.76.1 УК РФ)  не прекращались и лица от уголовной ответственности не освобождались.

Наказание с применением положений ст.64 УК РФ было применено:

федеральными судьями по 9 уголовным делам в отношении 10 лиц;
мировыми судьями по 5 уголовным делам в отношении 5 лиц.

Наказание с применением положений ст.73 УК РФ применялось:

федеральными судьями по 25 уголовным делам в отношении 26 лиц;

мировыми судьями по 4 уголовным делам в отношении 4 лиц.

По категориям совершенных преступлений дела распределились следующим образом:

Прекращение уголовных дел  по основаниям ст. 76 УК РФ имело место по следующим составам преступлений:

ф/с дел лиц
ч.1 ст. 109 1 1
ч.1 ст. 112 отм.приг м/с 1 1
ч.1 ст. 119

отм.приг.м/с

1 1
ч.1 ст. 158 1 1
ч.2 ст. 158 5 5
ч.1 ст. 166 1 1
ч.1 ст. 264 1 1
     
     
м/с    
ч.1 ст.112 3 6
ч.1 ст.114 1 1
ч.2 ст. 115 1 1
ч.2 ст. 116 4 6
ч.1 ст. 119 2 2
ч.1 ст. 139 2 2
ч.1 ст. 157 1 1
ч.1 ст. 158 15 15
ч.1 ст. 159 2 2
     

 

прекращение уголовных дел  по основаниям ст. 78 УК РФ имело место по следующим составам преступлений:

ф/с дел лиц
ч.1 ст. 198 1 1
м/с    
ч.1 ст. 158 1 1
     

 

64 УК РФ

ф/с дел лиц
ч.1 ст. 111 1 1
ч.2 ст. 158 1 1
ч.3 ст. 158 1 1
ч.3 ст. 159 3 3
ч.2 ст. 161 1 1
ч.2 ст. 228 1 1
ч.4 ст. 228.1 1 2
     
     
м/с    
ч.2 ст. 116 1 1
ч.1 ст. 157 2 2
ч.1 ст. 159 1 1
ч.1 ст. 167 1 1

 

73 УК РФ

ф/с дел лиц
ч.1 ст. 111 9 9
ч.2 ст.158 2 2
ч.3 ст.158 4 5
ч.2 ст.161 2 2
ч.2 ст.167 1 1
ч.1 ст.176 1 1
ч.1 ст.226 3 3
ч.1 ст.226.1 1 1
ч.3 ст.264 2 2
     
м/с    
ч.1 ст.156 1 1
ч.1 ст157 2 2
ч.1 ст.158 1 1
     

 

Освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст.76 УК РФ).

 

Проведенное исследование о практике применения судами вышеуказанных норм закона показало, что  основная масса решений о прекращении уголовных дел принята судьями по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ, то есть вследствие примирения с потерпевшим.

Из представленных в Тульский областной суд для изучения решений усматривается, что в основном решения о прекращении уголовных дел принимались обоснованно, тем не менее, в постановлениях выявлены некоторые недостатки.

 

Согласно ч.2 ст.8 УПК РФ никто не может быть признан виновным иначе как по приговору суда и в порядке установленном УПК РФ.

Конституционный суд РФ в Определении от 15.01.2008 года №292-О-О указал, что отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение в связи с освобождением лица от уголовной ответственности и наказания по не реабилитирующему основанию не влекут признание этого лица виновным или невиновным в совершении преступления, принимаемое в таких случаях процессуальное решение не подменяет собой приговор суда и по своему содержанию и правовым последствиям не является актом, которым устанавливается виновность подозреваемого (обвиняемого) в том смысле, как это предусмотрено ст.49 Конституции РФ.

Несмотря на указанные требования закона, данные ошибки продолжают иметь место и судьи в описательно-мотивировочной части постановления, излагая существо предъявленного обвинения, указывают, на то, что подсудимый совершил преступление, а не на тот факт, что подсудимому предъявлено обвинение в совершении конкретного преступления.

Постановлением от 17.02.2014 года прекращено уголовное дело в отношении Э., обвиняемого по ч.1 ст.109 УК РФ, в связи с примирением с потерпевшим. В описательно-мотивировочной части постановления судья указал, что  Э. совершил причинение смерти по неосторожности. Однако, в данном случае, в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом, как было указано выше, следовало указать на то, что Э. обвиняется в причинении смерти по неосторожности.

Аналогичные нарушения допущены:

при вынесении постановления в отношении В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.264 УК РФ, от 29.04.2014 года. Судья необоснованно указал, что В., управляя автомобилем, совершил нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человеку;

при вынесении постановлений от 05.03.2014 года в отношении В., обвиняемого по ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ, от 19.02.2014 года в отношении А., обвиняемого по ч.1 ст.158 УК РФ.

 

Также одним из недостатков постановлений о прекращении уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим является отсутствие достаточных данных, свидетельствующих о выполнении условия о заглаживании вреда потерпевшему.

В постановлениях имеется ссылка на то, что потерпевшему заглажен причиненный вред, а в чем это выразилось, судьями в постановлениях не указывается. Чаще всего имеется формулировка о том, что стороны примирились, материальный ущерб возмещен полностью, потерпевший просит дело прекратить.

К примеру, 19 марта 2014 года  прекращено уголовное дело в отношении Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.158 УК РФ, в связи с примирением с потерпевшей. В постановлении не раскрыто понятие возмещения ущерба, в какой сумме возмещен ущерб, в чем состоит примирение.  Также в постановлении не содержится сведений о добровольности волеизъявления потерпевшего.

Аналогичные ошибки имеют место также в постановлениях от 11.03.2014 года в отношении С., обвиняемого по п. «а» ч.2 ст.116 УК РФ; в постановлении от 07.05.2014 года в отношении З., обвиняемой по ч.1 ст.139 УК РФ.

 

По уголовным делам, где потерпевшими признаны не физические, а юридические лица, необходимо убедиться в полномочиях представителя, и наделен ли он правом  от имени юридического лица ходатайствовать о прекращении уголовного дела за примирением.

По нескольким уголовным делам, рассмотренным, в частности,  27.02.2014 года в отношении Н. по ч.1 ст.158 УК РФ, 20.03.2014 года в отношении Д., 05.03.2014 года в отношении Р. по ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ  признаны не физические, а юридические лица.

В постановлениях же не имеется ссылки на правовой статус представителя, не указано,  действует ли он на основании доверенности или на основании иного правого документа, без доверенности, и наделен ли он правом  от имени юридического лица ходатайствовать о прекращении уголовного дела за примирением.

Кроме того принимая решение о прекращении уголовного дела в отношении Н., не было учтено, что в результате его преступных действий ущерб был причинен Федеральному государственному бюджетному учреждению. Поэтому вряд ли можно согласиться с таким решением и выводом суда о том, что оно соответствует целям и задачам связанным с защитой прав и законных интересов всех участников уголовного судопроизводства, а также общества и государства

 

В соответствии со ст. 76 УК РФ указание в резолютивной части постановления на освобождение подсудимого от уголовной ответственности является обязательным, содержится такое требование  ч. 3 ст. 24 УК РФ.

Вместе с тем данные ошибки продолжают иметь место, несмотря на то, что ранее на это  уже неоднократно обращалось внимание судей.

27 марта 2014 года прекращено уголовное дело в отношении Г., обвиняемого по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, в связи с примирением с потерпевшим.

В резолютивной части данного постановления отсутствует ссылка на ст.76 УК РФ и указание об освобождении от уголовной ответственности обвиняемого.

Аналогичные ошибки допускались при принятии решения о прекращении уголовного дела от 27.01.2014 года в отношении Е., обвиняемого по ч.1 ст.112 УК РФ, при принятии решений о прекращении уголовных дел в отношении С., обвиняемого по п. «а» ч.2 ст.116 УК РФ от 11.03.2014 года, В., обвиняемого по ч.1 ст.158 УК РФ от 03.02.2014 года и другим делам.

 

При принятии решений об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением (ст.76 УК РФ), необходимо соблюдать основные принципы уголовного судопроизводства и оценивать, соответствует ли это целям и задачам защиты прав и законных интересов личности, отвечает ли требованиям справедливости и целям правосудия.

Вместе с тем, анализ судебных решений свидетельствует о том, что в постановлениях судьи продолжают указывать формальные основания и условия прекращения дела, а другие убедительные доводы в обоснование применения норм закона, регулирующих вопросы прекращения дел в связи с примирением с потерпевшим, не приводятся. Не всегда исследуется и учитывается вся совокупность обстоятельств конкретного дела, включая степень общественной опасности совершенного деяния, личность обвиняемого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

 

Вряд ли можно согласиться с решением по уголовному делу в отношении А., который обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.112 УК РФ.

Из обвинения следует, что 19 июля 2013 года, между А. и П. произошла ссора, в хорде которой А.нанес П. 2 удара кулаком в область лица, от которых последний присел. А., выхватив из рук П. стеклянную бутылку, нанес ею удар по голове потерпевшему. После того как потерпевший упал на землю, А. продолжил его избиение руками и ногами по голове и телу. Только в результате вмешательства других лиц, А. прекратил избиение П.. В результате таких действий Поводу были причинены повреждения – контузия левого глаза, повлекшая снижение зрения  до слабого светоощущения со стороны виска, ушибленная рана в области левой надбровной дуги, параорбитальный кровоподтек левого глаза, ушиб мягких тканей левой щечной области, которые в совокупности имеют медицинские критерии среднего вреда здоровью, как повлекшие стойкую утрату общей трудоспособности 25%.

Прекращая уголовное дело в отношении А. за примирением с потерпевшим, суд ограничился формальным перечислением условий, предусмотренных ст.76 УК РФ, без учета всей совокупности конкретных обстоятельств дела – использование при совершении преступления предмета -бутылки, нанесение ударов в область головы, и без учета наступивших для потерпевшего последствий –частичная потеря зрения. Прекращение дела в данном случае не соответствует целям и задачам защиты прав и законных интересов потерпевшего.

 

Не соотносится с требованиями закона о соблюдении принципа справедливости и судебное решение, которым в связи с примирением с потерпевшим 09.04.2014 года было прекращено уголовное дело в отношении З., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.112 УК РФ. Как следует из текста постановления 06.10.2012 г. З, управляя автомобилем, создал помеху для автомобиля под управлением Г. Г, демонстрируя свое возмущение, показал З. двумя руками жест, обозначающий «что ты делаешь?». Продолжив движение, З. вновь стал создавать помеху Г., в результате чего последний вынужден был остановить свой автомобиль. З., выйдя из машины, подошел к Г., схватился за дверь его автомобиля, вынуждая Г. выйти из машины.  После того как Г. вышел из машины, З. нанес Г. один удар кулаком в челюсть, от которого потерпевший упал и потерял сознание. Но З. продолжил избиение Г., нанеся ему удары ногами по различным частям тела. После того как потерпевший пришел в сознание и встал, З. вновь нанес несколько ударов кулаками в область головы, причинив Г. повреждения – двусторонний перелом нижней челюсти, кровоподтек в области нижней челюсти справа, которые являются средней тяжести вредом здоровью.

 

10.01.2014 года прекращено уголовное дело в отношении Л., Г.Р., Г.М., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.116 УК РФ, а именно 31.03.2014 года Л., ГР., Г.М., находящиеся в состоянии алкогольного опьянения, пришли в квартиру Е., с целью узнать не находится ли у него жена Л. После того как Е. сказал, что жены Л. нет, попросил обвиняемых покинуть его квартиру. В ответ на данную просьбу Г.Р. нанес удар Е. кулаком в область головы. К избиению Е. присоединился Г.М., который нанес удар кулаком Е. в область переносицы, а затем кулаком в челюсть и Л., нанеся 2 удара нижней частью костыля в область лба. После чего окружив Е., нанесли последнему множественные удары по различным частям тела.

При совершении избиения Е., в квартире последнего находились его малолетний ребенок 2004 года рождения, жена Е., в присутствии которых и происходило избиение. Избиение было прекращено собравшимися на крики о помощи Е. соседями по подъезду.

Принимая такое решение, суд не учел конкретные обстоятельства дела, личность подсудимых, тот факт, что преступление совершено в присутствии малолетнего ребенка, в состоянии алкогольного опьянения и это обстоятельство было признано отягчающим наказание. Суд не дал никакой оценки с точки зрения того, как такое решение отвечает принципам справедливости, соответствует целям и задачам защиты прав и законных интересов личности, ограничившись лишь перечислением формальных оснований для прекращения уголовного дела, что является недопустимым.

 

27.01.2014 года прекращено уголовное дело в отношении В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ.

Из описания преступного деяния следует, что 24.11.2013 г. Волков в ходе ссоры со своей  женой В., взял кухонный нож, подошел к ней и, направив острие ножа в область живота последней, высказал в ее адрес угрозу убийством, которую потерпевшая восприняла реально, учитывая, что В. был агрессивно настроен и находился в состоянии алкогольного опьянения. Действия В. были пресечены его сыном.

Данное решение не мотивировано, принято без оценки   всей совокупности обстоятельств конкретного дела, включая степень общественной опасности совершенного деяния, личности обвиняемого. Преступление, в совершении которого обвинялся подсудимый, совершено им в состоянии алкогольного опьянения, угрозы убийством сопровождались с использованием предмета.

 

07.05.2014 года прекращено уголовное дело в отношении К., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.139 УК РФ,

Из обвинения следует, что 6.04.2014 года К., находясь в состоянии алкогольного опьянения, подошла к квартире, в которой проживает Ю., чтобы продолжить распивать спиртные напитки. Ю. дома не было, входная дверь была закрыта. К., нарушая конституционное право на неприкосновенность жилища, проникла через окно внутрь квартиры Ю., чем совершила незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица.

В судебном заседании потерпевший просил прекратить уголовное дело за примирением сторон, так как К. возместила причиненный ущерб в полном объеме. Однако каким образом был заглажен вред, в какой сумме, в постановлении не указано. Кроме того, в постановлении отсутствует анализ данных о личности подсудимой, которая не работает, злоупотребляет спиртными напитками. Прекращение дела при таких обстоятельствах не соотносится с принципами справедливости судебного решения.

 

4 марта 2014 года прекращено уголовное дело в отношении Б., обвиняемого в совершении  преступления, предусмотренного ч.1 ст.112 УК РФ.

Из обвинения следует, что Барков 15.10.2013 года, увидев ранее незнакомого Л., спросил у последнего, не проживает ли в данном доме девушка по имени Татьяна. Потерпевший Л. уточнил у Б. о ком идет речь. В ответ Б. начал оскорблять Л. нецензурной бранью, после чего нанес ему не менее 5 ударов кулаками по разным частям тела. На просьбы потерпевшего прекратить избиение, Б. не реагировал и вновь замахнулся рукой на Л., который выставил перед собой правую руку, предотвращая удар. В результате указанных действий Б. потерпевшему причинено повреждение – перелом первой пястной правой кости, который имеет медицинские критерии средней тяжести вреда здоровью.

Принимая решение о прекращении уголовного дела, судом были оставлены без внимания, не только личность подсудимого, но и характер, и степень общественной опасности преступления, наступившие для потерпевшего последствия.

 

В связи с примирением с потерпевшим имело место прекращение уголовных дел в отношении несовершеннолетних.

Решая вопрос об уголовной ответственности несовершеннолетних, судам в каждом случае следует обсуждать вопрос о возможности применения к ним положений ст.75-78 УК РФ и применяемые к ним меры воздействия обеспечивали максимально индивидуальный подход к исследованию обстоятельств совершения деяния и были соизмеримы как с особенностями их личности, так и с обстоятельствами совершенного деяния, способствовали предупреждению противозаконных действий и преступлений среди несовершеннолетних, а также защиту законных интересов потерпевших.

В связи с примирением с потерпевшим 29.04.2014 года прекращено уголовное дело в отношении несовершеннолетнего Т. (29.04.1997 года рождения), обвиняемого в совершении  преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ.

Как следует из обвинения 15.02.2014 года, в период времени с 21 часа до 22 часов 30 минут, находясь в торговом центре «…», играл на игровом автомате и после неудачной игры нанес удар ногой по корпусу игрового автомата, в результате чего в отделении монетоприемника образовалась трещина, в которой он увидел пакет с деньгами. Решив похитить деньги, он  нанес еще одни удар по аппарату и через образовавшийся проем достал пакет с деньгами в сумме 3561 рублей, принадлежащий ИП «…». С похищенным скрылся.

При принятии данного решения, суд формально сослался на положения ст.76 УК РФ, ст.25 УПК РФ, не привел анализ личности подсудимого, оставил без внимания обстоятельства совершения преступления. Также отсутствует вывод, будет ли соответствовать данное решение  целям и задачам судопроизводства. Вряд ли данное решение, оказало на подсудимого воспитательное воздействие, и будет способствовать его исправлению и предупреждению совершения новых преступлений.

 

Освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст.78 УК РФ).

 

Анализ постановлений о прекращении уголовных дел и освобождении от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности показал, что, несмотря на незначительное количество прекращенных судом уголовных дел по данному основанию,  выявлены существенные ошибки.

Согласно ч.2 ст.8 УПК РФ никто не может быть признан виновным иначе как по приговору суда и в порядке установленном УПК РФ.

03 апреля 2014 года принято решение о прекращении уголовного дела в отношении У., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.158 УК РФ, на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, за истечением срока давности уголовного преследования.

Вместе с тем в описательно-мотивировочной части постановления суд указал, что  У. «совершила кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества». Тогда как следовало указать, что У. обвиняется в совершении кражи.

 

Практика применения при назначении наказания положений статьи 64 УК РФ.

 

В силу статьи 64 УК РФ назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ, возможно при наличии исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного лицом преступления, либо при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления.

Суд вправе признать таковыми как отдельные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность, но указав в приговоре основания принятого решения.

Вместе с тем, судами не всегда учитывается, что исключительными обстоятельства в соответствии с ч.1 ст.64 УК РФ признаются:

1.обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступления;

2.обстоятельства, связанные с ролью виновного;

3.обстоятельства, связанные с поведением виновного во время и или после совершения преступления;

4.активное содействие участника группового преступления раскрытию этого преступления;

5.другие обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности преступления.

В то же время анализ судебной практики свидетельствует о том, что судьи подчас игнорируют указанные требования закона и назначают осужденным чрезмерно мягкое наказание, которое не отвечает требованиям принципа справедливости. При этом в приговоре не приводится оснований, по которым суд принял то или иное решение.

 

20 мая 2014 года постановлен приговор по ч.1 ст.111 УК РФ в отношении В. и ей назначено наказание с применением ст.64 УК РФ в виде исправительных работ с удержанием из заработной платы в доход государства 20%, с отбыванием по основному месту работу.

Судом в приговоре перечислены смягчающие обстоятельства, которые учтены при назначении наказания и одновременно все они, без приведения каких- либо мотивов признаны  исключительными, тогда как по смыслу ч.1 ст.64 УК РФ обстоятельства должны  содержать в себе те условия, которые перечислены в этой правовой норме, а мотивы принятого решения  должны отражаться в приговоре.

Такие примеры, когда в нарушение требований закона, а так же положений пункта 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации « О  практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» № 2 от 11 января 2007 года, в соответствии с которыми,  если смягчающие обстоятельства учтены судом при назначении наказаний, то сами по себе  они не могут повторно учитываться при применении положений ст. 64 УК РФ, не единичный случай.

Так, подобное неправильное применение норм ст.64 УК РФ отмечены в приговоре от 27.02.2014 года в отношении Ю., осужденной по ч.3 ст.159 УК РФ к наказанию с применением ст.64 УК РФ в виде штрафа в сумме 50000 рублей,  где суд, без каких- либо мотивов, смягчающие обстоятельства признал исключительными.

При этом судом также не учтены конкретные обстоятельства совершения преступления и тот факт, что в результате мошеннических действий Ю., связанных с приобретением права на квартиру, был причинен потерпевшим крупный ущерб на сумму 452 435 рублей, что существенно превышает назначенный размер штрафа.

Г. 16 апреля 2014 года осужден по ч.3 ст.159 УК РФ к наказанию с применением ст.64 УК РФ в виде штрафа в сумме 50000 рублей. В приговоре суд одни и те же смягчающие обстоятельства учел при применении положений ст. 64 УК РФ, не мотивировав своего решения. Кроме того судом оставлено без внимания, что преступление носит коррупционный характер и в результате мошеннических действий, связанных с фиктивным трудоустройством лица и получением за него заработной платы,  был причинен ущерб МО в размере 69625 рублей 60 копеек.

 

Вряд ли отвечает принципу справедливости приговор от 14 мая 2014 года постановленный в отношении Я., осужденного по п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ к наказанию с применением ст.64 УК РФ  в виде исправительных работ сроком на 2 года с удержанием из заработка 20%, с отбыванием по основному месту работы.

Принимая такое решение судом оставлены без внимания конкретные обстоятельства совершения преступления – Я. совершил открытое хищение денежных средств в сумме 16000 рублей из кармана одежды потерпевшего, схватив его рукой за шею, причиняя физическую боль, т.е. с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. Преступление совершено в состоянии алкогольного опьянения, что было признано судом  обстоятельством, отягчающим наказание. Также суд ограничился лишь указанием, что совокупность смягчающих обстоятельств, признает исключительными, без приведения соответствующих мотивов, как того требует ч.1 ст.64 УК РФ.

 

Приговором от 28.02.2014 года Л. осужден за совершение 4 преступлений, каждое из которых предусмотрено п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ и за совершение преступления, предусмотренного п.п. «б,в» ч.2 ст.158 УК РФ, с применением ст.64 и ч.3 ст.68 УК РФ и  назначением по каждому преступлению наказания в виде исправительных работ. Окончательно, с учетом ч.3 ст.69 УК РФ, назначено наказание  в виде 1 года 6 месяцев исправительных работ с удержанием из заработка в доход государства 20%.

Применение положений ст.64 УК РФ не мотивировано, как того требует ч.1 ст.64 УК РФ. Судом оставлены без внимания как конкретные обстоятельства совершения преступлений, 4 из которых являются тяжкими, так и данные о личности осужденного — ранее судим за совершение аналогичных 6 преступлений, к наказанию в виде штрафа. Судимость не погашена и в его действиях имеет место рецидив преступлений, что признано обстоятельством отягчающим наказание.

 

Без учета данных о личности и привидением соответствующих мотивов,  применена ст.64 УК РФ в отношении С., осужденного мировым судьей судебного участка 06.03.2014 года по ч.1 ст.159 УК РФ к 10 месяцам исправительных работ с удержанием из заработка 20 %, а в соответствии со ст.70 УК РФ окончательно назначено наказание в виде 2 лет исправительных работ с удержанием из заработка в доход государства 20%, с отбыванием по основному месту работы.

С. совершено преступление 23.12.2013 года. Ранее он неоднократно судим:  20.06.2013 года по ч.1 ст.161 УК РФ к 2 годам исправительных работ; 3 июля 2013 года по ч.1 ст.158 УК РФ к наказанию в виде штрафа.

В качестве обстоятельства отягчающего наказание С. признан рецидив преступлений, что обуславливает назначение наказания с применением ч.2 ст.68 УК РФ.

Данное решение не отвечает принципу справедливости, и вряд ли будет способствовать исправлению осужденного и предупреждению совершению им новых преступлений.

 

В отношении Н. 19 марта 2014 года постановлен приговор по ч.2 ст.228 УК РФ и ему назначено наказание с применением ст.64 УК РФ в виде ограничения свободы на срок 1 год, с установлением ограничений и обязательств. При этом судом допущено сразу несколько нарушений Общей части УК РФ, причем значительных.

Во-первых, применение положений ст. 64 УК РФ не мотивировано так, как того требует часть 1 этой правовой нормы.

Во- вторых, назначив наказание за преступление категории тяжких, суд не принял во внимание требования Общей части Уголовного Кодекса Российской Федерации,  в соответствии с ч. 2 ст. 53 которого основное  наказание в виде ограничения свободы назначается только за преступление небольшой и средней тяжести от 2-х месяцев до 4-х лет.

Ни одна статья Особенной части Уголовного Кодекса РФ  за тяжкие и особо-тяжкие преступления, соблюдая соответствие требованиям Общей части,  не предусматривает наказание  в  виде ограничения свободы.

Согласно абз.5 п.12 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 11.01.2007 года №2 (в ред. от 03.12.2013 года №33) «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», в случае, если при назначении наказания за тяжкое преступление суд придет к выводу о необходимости назначения более мягкого вида наказания в порядке, предусмотренном статьей 64 УК РФ, он может определить в качестве основного наказания ограничение свободы только при условии изменения на основании части шестой статьи 15 УК РФ категории преступления на менее тяжкую.

По вышеуказанному делу основания для применения положений ч.6 ст.15 УК РФ суд не усмотрел.

 

Вызывает недоумение и приговор  от 29.04.2014 года, которым А. (26.12.1988 г.р.) осужден  по ч.1 ст.228 УК РФ к исправительным работам на срок 1 год, по ч.3 ст.30 п.п. «а,б» ч.3 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 4 годам лишения свободы. Окончательно назначено наказание по совокупности преступлений 4 года 2 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима; В. (19.11.1979 г.р.) осуждена по ч.3 ст.30 п.п. «а,б» ч.3 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Как следует из установленных судом обстоятельств, А. незаконно хранил по месту своего жительства без цели сбыта наркотическое средство марихуану, массой 12,1 гр., т.е. в значительной размере, кроме того А. и В. незаконно сбыли наркотическое средство марихуану, массой 16,4 гр., т.е. в значительном размере, группой лиц по предварительному сговору, в ходе проведения ОРМ «проверочная закупка» лицу под псевдонимом, за денежные средства в сумме 6500 рублей, при этом преступление не было доведено до конца, так как наркотические средства были изъяты из незаконного оборота.

Судом установлен ряд смягчающих наказание обстоятельств – раскаяние в содеянном, активное способствование расследованию преступления, наличие на иждивении малолетнего ребенка, учтены положительные характеристики по месту жительства и работы. Данные обстоятельства, с учетом молодого возраста подсудимых,  судом были признаны исключительными. При этом суд в нарушение положений ч.1 ст.64 УК РФ не привел соответствующих мотивов, не учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, непонятно в чем выразилось активное расследование в совершении преступления.

Применяя положения ст.64 УК РФ по делам, связанным незаконным оборотом наркотических средств судом недооценена общественная опасность данных преступлений, и вряд ли можно согласиться с такими решениями.

 

Практика применения при назначении наказания положений статьи 73 УК РФ.

 

Условное осуждение следует считать особым случаем назначения наказания, которое осужденному реально не применяется под определенным условием.

При этом, при назначении наказания с применением положений ст.73 УК РФ необходимо обращать внимание на то, что условное осуждение возможно лишь в отношении лиц, которым назначаются только те виды наказаний, которые перечислены в части первой статьи 73 УК РФ – исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской            части или лишение свободы, но при этом наказание в виде лишения свободы не может превышать восемь лет.

При условном осуждении необходимо в каждом конкретном случае исходить из целей как исправления осужденного, так и профилактики новых преступлений осужденными и иными лицами. Вместе с тем, решая вопрос об условном осуждении, суд должен учитывать общие начала назначения наказания.

Вместе с тем некоторыми судами не в полной мере выполняются вышеуказанные требования закона.

 

Приговором от 26.02.2014 года Ш. осужден по ч.1 ст.226.1 УК РФ, т.е. за  совершение незаконного перемещения через Государственную границу РФ с государствами-членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ, оборот которых на территории РФ запрещен и ему назначено наказание в виде 3 лет 4 месяцев лишения свободы, с применением ст.73 УК РФ условно, с испытательным сроком на 3 года.

На основании каких данных суд пришел к выводу о возможности применения положений ст.73 УК РФ из приговора не усматривается. Данное решение принято без учета характера и степени общественной опасности преступления, которое относится к категории тяжких, данных о личности осужденного –30.10.2013 года Ш. был уже осужден по ч.3 ст.234, ч.3 ст.30, ч.3 ст.234 УК РФ к штрафу в размере 80000 рублей, который не исполнен, вину в предъявленном обвинении не признал, судом установлено обстоятельство, отягчающее наказание – совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

В данном случае назначенное условное осуждение вряд ли будет отвечать целям исправления осужденного.

 

Не соответствует принципам уголовного судопроизводства и приговор от 30.04.2014 года в отношении Н., осужденного по ч.1 ст.111 УКК РФ к 4 годам лишения свободы, с применением ст.73 УК РФ условно, испытательным сроком на 3 года.

Органами предварительного следствия Н. обвинялся в покушение на убийство, но в ходе судебного следствия государственный обвинитель просил переквалифицировать действия Н. на ч.1 ст.111 УК РФ.

Из обстоятельств преступления следует, что 25 мая 2013 года, Н., уличив свою жену во лжи и подозревая, что она проводит время с другим мужчиной, испытывая чувство ревности, взял в своем гараже сигнальный револьвер «…», переделанный для производства выстрелов 5,6-мм патронами кольцевого воспламенения. После чего направился в парк, предполагая, что жена с любовником может находиться там. В парке, увидев свою жену с ранее ему незнакомым У., из-за ревности, умышленно произвел четыре выстрела в У., причинив тому проникающее слепое огнестрельное ранение грудной клетки слева, имеющее квалифицирующие признаки тяжкого вреда здоровью.

Суд, назначая наказание в виде лишения свободы с применением ст.73 УК РФ, ограничился лишь формальным указанием на то, что с учетом данных о личности подсудимого, отсутствия обстоятельств, отягчающих наказание, наличие смягчающих обстоятельств наказание, приходит к выводу о возможности его исправления без реального отбывания наказания.

Кроме того, судом не были приняты во внимание конкретные обстоятельства совершения преступления,  которое имело место с использованием револьвера, было произведено 4 выстрела и лишь после того как Лаптев увидел кровь, бросил револьвер.

 

Приговором от 15.05.2014 года Н. осужден по ч.1 ст.111 УК РФ к 2 годам лишения свободы, условно с испытательным сроком на 2 года.

Применяя положения ст.73 УК РФ, суд в нарушение ст.60 УК РФ не учел конкретные обстоятельства совершения преступления, из которых следует, что: 13.12.2013 года Н., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры с А. нанес ей ногой, обутой в зимнюю обувь, один удар в область левой части головы, причинив потерпевшей повреждение – перелом левой височной кости, осложнившийся посттравматической нейропатией лицевого нерва, которое имеет критерии тяжкого вреда здоровью опасного для жизни. Также судом признано в качестве обстоятельства, отягчающего наказание – совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.

 

Вряд ли можно согласиться с приговором от 01.04.2014 года, которым осужден С. по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, ч.1 ст.226 УК РФ, т.е. за кражу имущества на сумму 7900 рублей, с незаконным проникновением в жилище, а также за хищение огнестрельного оружия и боеприпасов, к наказанию в виде  2 и 3 лет лишения свободы, соответственно. С учетом ч.3 ст.69 УК РФ окончательно к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, с применением ст.73 УК РФ, с испытательным сроком на 2 года.

Выводы суда о применении положений ст.73 УК РФ надлежащим образом не мотивированы. Не учтено, что С. совершил 2 тяжких преступления, не работает, характеризуется удовлетворительно, употребляет спиртные напитки.

 

Приговором от 05.05.2014 года А. осуждена по ч.1 ст.111 УК РФ к 3 годам лишения свободы, условно с испытательным сроком на 2 года.

Из обстоятельств совершения преступления следует, что А., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры со своим сыном, нанесла последнему удар ножом в живот, причинив повреждение – колото-резанную рану передней брюшной стенки, проникающую в брюшную полость, с повреждением тощей кишки, брижейки тощей кишки, гемоперитонеумом, которое имеет медицинские критерии тяжкого вреда здоровью, как опасное для жизни.

В приговоре судом установлено обстоятельство отягчающее наказание – совершение преступления в состояние алкогольного опьянения (хотя это является правом суда) и при применении положений ст.73 УК РФ данное обстоятельство оставлено судом без внимания и не мотивировано, почему даже при наличии отягчающего наказания, применение ст.73 УК РФ будет способствовать исправлению подсудимой.

 

П. осужден по ч.3 ст.264 УК РФ к 2 годам лишения свободы с лишением права управления транспортным средством на 3 года На основании ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 2 года.

Суд не привел в приговоре надлежащие мотивы применения положений ст.73 УК РФ, не учел, что П. не работает.

Кроме того, в соответствии с частью четвертой статьи 73 УК РФ при условном осуждении могут быть назначены дополнительные наказания, условным может быть признано лишь основное наказание. Дополнительные наказания приводятся в исполнение реально, о чем следует указывать в резолютивной части приговора.

В указанном решении данное положение закона не соблюдено.

 

Приговором от 31 марта 2014 года осуждена С. по ч.1 ст.157 УК РФ и как указано в приговоре к наказанию в виде исправительных работ сроком на 7 месяцев с удержанием в доход государства из заработной платы осужденной  в размере  15%.  На основании ст.73 УК РФ наказание назначено  условно, с испытательным сроком на 2 года.

В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, с учетом правил п. «в» ч.1 ст.71 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно С. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 2 месяца. На основании ст.73 УК РФ, условно с испытательным сроком на 2 года.

Назначенное осужденной С. наказание по правилам ч.5 ст.69 УК РФ, противоречит закону.

Из приговора следует, что  С. 13.03.2014 года была осуждена по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года, условно с испытательным сроком на 2 года.

Преступление по приговору от 31.03.2014 года совершено до постановления приговора от 13.03.2014 года.

По смыслу закона, если в отношении условного осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесении приговора по первому делу, правила ст.69 УК РФ применены быть не могут, поскольку в ст.74 УК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на основании которых возможна отмена условного осуждения.

В таких случаях приговоры по первому и второму делам должны исполняться самостоятельно.

 

Из представленных на изучение судебных решений в большей части ст.73 УК РФ применялась за совершение тяжких преступлений. Конечно, в УК РФ нет запрета на применение условного наказания за любое преступление, независимо от того, к какой категории тяжести оно относится (ст.15 УК РФ). Однако следует осторожно относиться к назначению условного наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления, имея в виду, что сам факт их совершения,  социальная и общественная опасность, наступление серьезных последствий может свидетельствовать о нецелесообразности назначения виновному условного наказания  и вряд ли будет отражать в полной мере и целей наказания (социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений).

Во всяком случае, применение положений ст.73 УК РФ должно быть надлежащим образом мотивировано.

 

Таким образом, в ходе проведенного обобщения установлено, что отмеченные выше недостатки продолжают выявляться, на что следует обратить особое внимание в целях недопущения их в дальнейшей работе.

 

 

Судья Тульского областного суда                                                                  Т.Н.Ульянова

 

ПОДПИСКА

https://i2.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/rss.jpg?resize=25%2C25     https://i0.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/tt.jpg?resize=25%2C25     https://i0.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/ff.jpg?resize=25%2C25     https://i1.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/vv.jpg?resize=25%2C25     http://https://i2.wp.com/www.makaroff.com/wp-content/uploads/2012/06/lj.jpg?resize=26%2C26