Яндекс.Метрика

Председатель суда Ненецкого автономного округа Мартынов Е.А., рассмотрев жалобу на вступившие в законную силу постановление мирового судьи Ненецкого автономного округа судебного района Нарьян-Марского городского суда Ненецкого автономного округа на судебном участке № 1 (и.о. мирового судьи Ненецкого автономного округа судебного района Нарьян-Марского городского суда Ненецкого автономного округа на судебном участке № 2) от 13 марта 2019 г. № 4-206/2019 г. и решение судьи Нарьян-Марского городского суда Ненецкого автономного округа от 23 апреля 2019 г., вынесенные в отношении М-вой Г.Б. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 КоАП РФ, признал незаконным привлечение М-вой Г.Б. к административной ответственности.

Постановлением мирового судьи от 13 марта 2019 г. М-ва Г.Б. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.27 КоАП РФ.

Согласно части 2 статьи 12.27 КоАП РФ (в ред. Федеральных законов от 22.06.2007 г. № 116-ФЗ, от 24.07.2007 г. № 210-ФЗ) данное административное правонарушение выражается в оставлении водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, что влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Как следует из диспозиции части 2 статьи 12.27 КоАП РФ и разъяснений, содержащихся в пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. № 18 (в ред. от 09.02.2012 г. № 2) «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», одним из элементов состава данного административного правонарушения является наличие дорожно-транспортного происшествия.

В соответствии с пунктом 2.5. Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. № 1090 (в ред. Постановлений от 06.09.2014 г. № 907, от 24.11.2018 г. № 1414) (далее – Правила дорожного движения РФ) при дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему, обязан немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство, включить аварийную сигнализацию и выставить знак аварийной остановки в соответствии с требованиями пункта 7.2 Правил, не перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию.

Мировым судьей установлено, что 27 декабря 2018 года в 17 час. 58 мин. по ул. …, в районе дома № … в г. Нарьян-Маре М-ва Г.Б., управляя транспортным средством марки Toyota RAV4, при движении задним ходом совершила наезд на стоящий автомобиль марки ВАЗ 21150, принадлежащий К-ко Д.Н. после чего уехала на автомобиле.

Данные обстоятельства дела подтверждаются доказательствами исследованными мировым судьей и по существу не оспаривались М-вой Г.Б., которая пояснила в судебном заседании 13 марта 2019 года, что столкновения с машиной К-ко Д.Н. при совершении маневра не слышала.

Признавая М-ву Г.Б. виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.27 КоАП РФ, мировой судья сослался на имеющиеся в материалах дела доказательства, а именно на протокол об административном правонарушении, схему места ДТП, справку о ДТП, а также на письменные объяснения К-ко Д.Н. и М-вой Г.Б.

Однако, как указал в постановлении председатель суда округа, выводы мирового судьи в части наличия дорожно-транспортного происшествия, предусмотренного Правилами дорожного движения РФ, в нарушение статьи 26.11 КоАП РФ сделаны без всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела в их совокупности на основании доказательств, представленных органами ГИБДД УМВД России по НАО.

Согласно статьи 28.2 КоАП РФ о совершении административного правонарушения составляется протокол, за исключением случаев, предусмотренных статьей 28.4частями 13 и 4 статьи 28.6 настоящего Кодекса.

В протоколе об административном правонарушении должны быть указаны, в частности, место, время совершения и событие административного правонарушения, статья настоящего Кодекса, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, иные сведения, необходимые для разрешения дела.

В протоколе об административном правонарушении от 27 декабря 2018 г. указано, что «М… управляла автомобилем ТОЙОТА RAV 4 гос.рег.знак …, совершила наезд на стоящий автомобиль ВАЗ 21150 гос.рег.знак …, после чего, в нарушение пункт 2.5 ПДД РФ, ответственность за совершение которого предусмотрена статьей КоАП РФ 12.27 часть 2, оставила место дорожно-транспортного происшествия, участником которого она является, путем уезда на автомобиле».

Мировой судья пришел к выводу, что имело место дорожно-транспортное происшествие, которое М-ва Г.Б. покинула в нарушение п. 2.5 Правил дорожного движения РФ.

Как следует из описательной части постановления от 13 марта 2019 г. мировым судьей признано дорожно-транспортным происшествием то, что М-ва Г.Б., управляя автомобилем при движении задним ходом, совершила наезд на стоящий автомобиль, принадлежащий К-ко Д.Н.

Аналогичные обстоятельства дела были признаны действительными и изложены судьей Нарьян-Марского городского суда в решении от 23 апреля 2019 г. при проверки законности и обоснованности постановления мирового судьи от 13 марта 2019 г. по жалобе защитника С.

Вместе с тем, указал председатель суда Ненецкого автономного округа, согласно пункту 1.2. Правил дорожного движения РФ (в ред. Постановления Правительства РФ от 24.01.2001 г. № 67) под дорожно-транспортным происшествием понимается событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб.

Само по себе взаимодействие, соприкосновение транспортных средств между собой без наступления последствий, указанных в пункте 1.2 Правил дорожного движения РФ, не может квалифицироваться как дорожно-транспортное происшествие и на водителя не могут быть возложены обязанности, предусмотренные пунктом 2.5 Правил дорожного движения РФ.

В протоколе об административном правонарушении от 27 декабря 2018 г. отсутствует указание о наличии каких-либо последствий, предусмотренных в пункте 1.2 Правил дорожного движения РФ, при наезде автомобиля под управлением М-вой Г.Б. на автомобиль К-ко Д.Н.

В объяснении К-ко Д.Н. от 27 декабря 2018 г. отсутствуют сведения о том, что его автомобилю был причинен какой-либо материальный ущерб.

М-ва Г.Б. отрицает повреждение своего транспортного средства в результате наезда на транспортное средство К-ко Д.Н.

Из справки о дорожно-транспортном происшествии от 27 декабря 2018 г. видно, что на автомобиле М-вой Г.Б. поврежден «Задний бампер – ПКП», на автомобиле К-ко Д.Н. – «Правое переднее крыло».

Ни органами ГИБДД УМВД России по НАО, ни мировым судьей время и механизм образования указанных повреждений на транспортных средствах не выяснялся: образовались ли они в результате наезда или были на транспортных средствах до наезда.

То обстоятельство, что по данному делу об административном правонарушении не проводилась автотехническая экспертиза на предмет наличия соотносимых между собой повреждений транспортного средства марки Toyota RAV4 и автомобиля марки ВАЗ 21150, не позволяет сделать однозначный вывод об имевшем место дорожно-транспортном происшествии с их участием.

В силу статьи 2.1 КоАП РФ необходимым условием привлечения лица к административной ответственности является установление его вины.

В соответствие частей 1 и 4 статьи 1.5 КоАП РФ и разъяснению, данному в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», при рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также по жалобам на постановления или решения по делам об административных правонарушениях судья должен исходить из закрепленного в статье 1.5 КоАП РФ принципа административной ответственности – презумпции невиновности лица, в отношении которого осуществляется производство по делу. Реализация этого принципа заключается в том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, вина в совершении административного правонарушения устанавливается судьями, органами, должностными лицами, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, должны толковаться в пользу этого лица.

Собранные доказательства по делу не являются достаточными для обоснования вывода о наличии во вменяемом М-вой Г.Б. деянии объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.27 КоАП РФ.

При изложенных выше обстоятельствах дела об административном правонарушении председатель суда Ненецкого автономного округа постановление мирового судьи Ненецкого автономного округа судебного района Нарьян-Марского городского суда Ненецкого автономного округа на судебном участке № 1 (и.о. мирового судьи Ненецкого автономного округа судебного района Нарьян-Марского городского суда Ненецкого автономного округа на судебном участке № 2) от 13 марта 2019 г. № 4-206/2019 г. о признании Медведевой Г.Б. виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.27 КоАП РФ, и решение судьи Нарьян-Марского городского суда Ненецкого автономного округа от 23 апреля 2019 г., оставившее без изменения указанное постановление мирового судьи, отменил, производство по делу об административном правонарушении – прекратил в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные акты.

Пресс-служба суда НАО