Яндекс.Метрика

Фото: Владимир Астапкович/ИТАР-ТАСС

Самый сильный адвокат России, защищавший «Япончика» и Ходорковского, вспомнил самое интересное дело из своей практики.

Сегодня многие СМИ пестрят рассуждениями о судебном процессе над известным актером Михаилом Ефремовым, который, кстати, имеет определенное отношение к Тверской области. Он служил в армии в Вышнем Волочке и руководил там в молодости театральным кружком. Но это отдельная история, Так вот, многие пытаются дать оценку действиям адвокатов Добровинского и отправленного Ефремовым в отставку Пашаева.

Сегодня, как известно, все сами умные и готовы спорить даже о том, о чем имеют весьма смутное представление. Эмоций, одним словом, много, экспертных оценок мало.

Мнением одного из самых авторитетных адвокатов страны Генриха Падвы поинтересовалось издание Lenta.ru. Автор и защитник рассуждали предметно, именитый адвокат дал оценку неадекватного поведения защитников по делу Михаила Ефремова, запутавших суд, но внимание TVTVER.ru привлекло даже не это.

Интервью, судя по всему, было долгим и собеседники вспомнили известных персонажей из истории современной России, которые прибегли к услугам Падвы. В числе прошлых Вячеслав Иваньков (известный в криминальном мире как «Япончик») и Михаил Ходорковский.

Адвокат, вспоминая о том, когда взялся за дело «Япончика», упомянул, что в тот момент вернулся в столицу из Твери, где долгие годы жил и работал. TVTVER.ru подтверждает, действительно в столице Верхневолжья существовало в далекие годы адвокатское бюро «Падва и Эпштейн», оно располагалось в нынешнем здании «Тверь Плаза». Известно, что до этого адвокат вел дела в Твери еще в советские годы.

Так вот именно из тех лет Генрих Падва до сих пор хранит в памяти процесс, который считает одним из самых интересных в своей практике и по-настоящему гордится им. И оно стоит того, чтобы о нем рассказать.

Вел адвокат тогда дело одного цыгана. В компании перед судом предстали сразу несколько, но именно Падва защищал одного. Упомянутые представители вольнолюбивого народа в те годы не скупали краденное, не торговали наркотиками и даже не гадали на улице.

Они скупали недорого в колхозах истощенных лошадей. Сельхозпредприятия с удовольствием с ними расставались, поскольку кормить было нечем, выхаживали их, т.к. «работа» с лошадьми у них в крови, откармливали и везли в другую область, где меняли на истощенных по той же причине бычков. Снова выхаживали животных, откармливали и сдавали на мясокомбинат в Торжке.

«Все были очень довольны: и колхозники лошадьми, и представители мясокомбината бычками. По сути, цыгане выполняли важную общественно-социальную деятельность, вкладывали свои средства и силы. Но прокурор говорил: они скупали животных для перепродажи с целью наживы — прямой умысел на спекуляцию, но, конечно, искажал этот смысл», — вспоминает Генрих Падва.

И все-таки с позицией адвоката суд согласился, назначив им условное наказание, поскольку, как вспоминает защитник, совсем не наказать в то время было нельзя. Но вышестоящая инстанция отменила мягкий приговор и отправила на новое рассмотрение, мотивируя это тем, что цыгане — народ кочевой и контролировать их на условном сроке невозможно.

Но в период между первым и вторым судом вышло в свет постановление о приобщении цыган к оседлому образу жизни. Все подсудимые на тот момент устроились на работу и довод вышестоящего суда перестал иметь значение, поэтому по итогам нового рассмотрения цыгане вновь получили только условный срок.

TVTVER.ru