Яндекс.Метрика

ВС разрешил взыскать убытки, так как уведомления об ограничении на выезд не было

Гражданская коллегия Верховного суда (ВС) разрешила взыскать убытки, возникшие из-за ограничения на выезд за рубеж, в ситуации, когда должник знал о судебном долге, но не знал о возбуждении исполнительного производства. В деле пристав не только не уведомил должника о начале исполнительного производства, чем нарушил процедуру взыскания, но и не уведомил должника об ограничении на выезд. Спор отправлен на пересмотр в апелляцию, которая отказалась взыскивать убытки с Федеральной службы судебных приставов (ФССП).

Игорь Тимохин взыскивал с управления ФССП по Челябинской области убытки (112 тыс. руб.), связанные с несостоявшейся поездкой в Турцию в октябре 2018 года. Он купил путевку, но только на паспортном контроле узнал, что выезд из РФ ему ограничен. Это было связано с неисполнением решения суда о взыскании с Игоря Тимохина 155 тыс. руб. неосновательного обогащения в пользу администрации города. Решение было вынесено в начале в январе 2018 года, а ограничение на выезд на полгода было наложено 20 июля.

Игорь Тимохин в отдельном процессе добился судебного признания постановления пристава об ограничении на выезд незаконным. Пристав не уведомил истца о возбуждении исполнительного производства и о принятии постановления об ограничении на выезд, чем нарушил правила Закона об исполнительном производстве.

На незаконность постановления пристава сослалась первая инстанция, взыскавшая позже убытки с ФССП. Но апелляция и кассация отменили это решение и отказали в иске. Они решили, что на момент покупки путевки Игорь Тимохин знал, что у него есть долг, взысканный судом. Значит, действуя с должной степенью разумности и предусмотрительности, он мог до приобретения путевки узнать, есть ли препятствия для выезда за границу.

Гражданская коллегия ВС с апелляцией и кассацией не согласилась (дело было рассмотрено 6 октября). По мнению ВС, основанием для ограничения на выезд является не наличие решения суда о взыскании долга, а неисполнение требований исполнительного документа в срок, установленный Законом об исполнительном производстве. Согласно ст. 30 этого Закона срок составляет пять дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства. Но Игорь Тимохин утверждал, что о возбуждении исполнительного производства не знал и не был об этом уведомлен. Он не уклонялся и не скрывался от исполнения, место жительства и номер телефона не менял, имеет постоянную работу, свои доходы и имущество не скрывал. Эти доводы апелляция и кассация не оценили.

Гражданская коллегия ВС отправила дело на пересмотр в апелляцию.