Яндекс.Метрика

Ранее ЕСПЧ выявил многочисленные нарушения Европейской конвенции при рассмотрении их уголовного дела, что послужило основанием для обращения о возобновлении производства по вновь открывшимся обстоятельствам

В комментарии «АГ» один из представителей Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева сообщил, что защита будет обращаться в Комитет Министров Совета Европы как в орган, надзирающий за выполнением решений ЕСПЧ.

Верховный Суд опубликовал Постановление Президиума ВС от 16 сентября о возобновлении производства по уголовному делу Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева ввиду новых обстоятельств. При этом Президиум постановил оставить приговор осужденным и последующие судебные акты по их делу без изменений.

Напомним, в 2014 г. Леонид Развозжаев и Сергей Удальцов были признаны виновными в организации массовых беспорядков во время митинга на Болотной площади в 2012 г. Леонид Развозжаев был также признан виновным в незаконном пересечении российской границы (он приехал на Украину с целью получить политическое убежище, а затем был, по его словам, насильно вывезен в Россию). Оба заявителя были приговорены к четырем с половиной годам лишения свободы.

Обращение в ЕСПЧ

В жалобах в Европейский Суд оба заявителя ссылались на нарушения ст. 3 («Запрещение пыток»), ст. 5 («Право на свободу и личную неприкосновенность»), ст. 10 («Свобода выражения мнения») и ст. 11 («Свобода собраний и объединений») Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Так, они жаловались на незаконные и чрезмерно длительные меры пресечения, которые необоснованно продлевались судами по формальным основаниям. Они также сослались на неполучение необходимой медицинской помощи во время действия ограничительных мер.

По мнению Леонида Развозжаева, запрет на свидание с больной матерью и на присутствие на ее похоронах, равно как и направление его для отбывания наказания в исправительную колонию Красноярского края, нарушили ст. 8 («Право на уважение частной и семейной жизни») Конвенции. Он также подал жалобу не только против России, но и против Украины в связи с отсутствием эффективного расследования обстоятельств его похищения.

Сначала украинское правительство в своих возражениях ссылалось на надлежащее расследование вышеуказанного инцидента, но впоследствии отметило, что расследование еще не завершено, поэтому преждевременно что-либо утверждать. В свою очередь российское правительство отрицало факт похищения и последующего жестокого обращения с заявителем, утверждая, что оппозиционер добровольно вернулся в Россию и сдался властям. Это обосновывалось отсутствием у Развозжаева каких-либо телесных повреждений.

В жалобах заявители также отметили, что судебное разбирательство по их уголовному делу не было законным, беспристрастным и объективным. По их мнению, суд необоснованно игнорировал доводы свидетелей защиты, в отличие от свидетелей обвинения. Одному из них запретили задавать вопросы сотрудникам полиции во время их допроса в суде, а также ограничили доступ к материалам дела. Политические активисты добавили, что во время судебного процесса один из судей занял пост в Верховном Суде РФ, но продолжил рассматривать их дело.

Леонид Развозжаев также указывал на нарушение его прав помещением в стеклянную кабину в зале суда, что ограничило его общение с адвокатом. Он также указывал, что интенсивный график судебного процесса существенно подорвал его здоровье.

Сергей Удальцов жаловался на необоснованный арест следствием его автомобиля и денежных средств на сумму 142 тыс. руб. в нарушение Протокола № 1 к Конвенции. Кроме того, также он указал на нарушение ст. 18 («Пределы использования ограничений в отношении прав») Конвенции, поскольку его задержание во время митинга, домашний арест и последующее осуждение приравнивались к политическим репрессиям.

В возражениях Правительство РФ указало на обоснованность избранных мер пресечения в отношении заявителей, срок которых не превысил разумный. Государство-ответчик также отметило, что в следственных изоляторах Развозжаеву оказывалась необходимая медицинская помощь, а состояние его здоровья позволяло ему участвовать в судебных процессах. Кроме того, отмечалось, что он не ходатайствовал об участии в похоронах матери.

Подтвердив факт назначения одного из судей на должность судьи ВС РФ, российская сторона сочла, что судебное разбирательство в отношении подсудимых было справедливым и обоснованным. Относительно нахождения Развозжаева в стеклянной кабине в зале суда было пояснено, что тот мог использовать микрофон или же говорить через щели.

Государство-ответчик также утверждало, что оба заявителя неоднократно организовывали массовые беспорядки в целях политической дестабилизации в стране. Следовательно, вмешательство в их демократические права отсутствовало, поскольку они совершили уголовное преступление. Российская сторона также отметила, что Развозжаев не оспаривал направление его для отбывания наказания в Красноярский край.

В доводах на правительственные возражения заявители отметили, что противостояние между участниками протестной акции и полицейскими было следствием чрезмерных мер по контролю за протестующими. Они добавили, что их осуждение было задумано в качестве публичной расправы с лидерами оппозиции в целях побуждения всех политических активистов к отказу от выражения собственных мнений и участия в общественных мероприятиях.

Выводы Европейского Суда

19 ноября 2019 г. Европейский Суд по правам человека вынес постановление по их жалобам.

ЕСПЧ заметил, что стороны не оспаривали факт нахождения Леонида Развозжаева в Киеве и его обращение за политическим убежищем. При этом указано, что первоначальное расследование инцидента с похищением украинскими властями было поверхностным и закончилось отказом в возбуждении уголовного дела. Последующее расследование также было неэффективным. ЕСПЧ при этом отметил, что отсутствие травм у заявителя не является достаточным основанием для отклонения его жалоб на похищение. В связи с этим Суд указал, что правоохранительные органы РФ должны были провести эффективное расследование инцидента, а в случае необходимости им следовало обратиться за помощью к украинским властям. Таким образом, ЕСПЧ выявил нарушение обоими государствами процессуальных гарантий ст. 3 и 5 Конвенции в отношении Леонида Развозжаева, однако, по мнению Суда, оснований для признания нарушения материальных гарантий данных статей нет.

ЕСПЧ также признал, что в рассматриваемом деле характер и тяжесть преступлений, инкриминируемых заявителям, могли сыграть роль в выборе меры пресечения на начальном этапе расследования. Тем не менее это вкупе с риском бегства от правосудия не может оправдывать столь долгое содержание заключенного в СИЗО. Суд зафиксировал нарушение ст. 3 Конвенции в связи с продлением российскими властями содержания под стражей Развозжаева без учета возможности применения альтернативных мер и конкретных обстоятельств.

Европейский Суд также расценил домашний арест Сергея Удальцова, который длился свыше полутора лет, как фактическое лишение свободы по смыслу ст. 5 Конвенции. Отмечено, что российские власти не доказали риск побега заявителя при помещении его под домашний арест, как и возможность совершения им повторного преступления. Тем не менее ЕСПЧ не выявил нарушений ст. 5 Конвенции в указанном аспекте.

Суд отметил, что первоначально фигурантом уголовного дела заявителей был также Константин Лебедев, но, поскольку он признал свою вину, дело в его отношении было выделено отдельно и рассматривалось в особом порядке. В дальнейшем он выступал в качестве свидетеля стороны обвинения. ЕСПЧ пришел к выводу, что заявители были лишены возможности возразить против указанного разделения дела. А показания Лебедева, как подчеркнул Суд, были сомнительны, поскольку он заключил сделку с правосудием в целях уменьшения своего наказания. В связи с этим Европейский Суд обнаружил нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в деле обоих граждан.

Помещение Леонида Развозжаева в стеклянную кабину и интенсивный график судебных заседаний также нарушили п. 1 ст. 6 Конвенции. А запрет на свидание заявителя с матерью и присутствовать на ее похоронах нарушил ст. 8 Конвенции: Суд указал, что похороны женщины проходили в Москве, когда ее сын находился в одном из столичных СИЗО. Следовательно, вмешательство в права заявителя не было необходимым в условиях демократического общества. Суд также выявил, что перевод заявителя в удаленную сибирскую исправительную колонию нарушил его права, защищаемые вышеуказанной статьей.

Как пояснил Суд, ст. 11 Конвенции распространяется только на мирные собрания, а не на те, целью которых являются насильственные действия. В связи с этим он подчеркнул, что действие указанной статьи распространяется на Сергея Удальцова, в отличие от Леонида Развозжаева, который провоцировал прорыв полицейского оцепления, что привело к эскалации насилия.

ЕСПЧ также выявил, что напряженность протестной акции была следствием действий российских властей из-за изменений маршрута ее движения. Он отметил, что действия Сергея Удальцова носили мирный характер на всех этапах общественного мероприятия, поскольку он призывал протестующих к спокойствию и мирному поведению.

По мнению Европейского Суда, российские суды не обеспечили необходимый баланс интересов при рассмотрении уголовного дела, так как мирная демонстрация не должна влечь уголовную ответственность в виде лишения свободы. Суровость приговора в отношении Сергея Удальцова свела на нет желание других оппозиционеров и общественности участвовать в протестных акциях. Пугающий эффект уголовной санкции был усилен тем, что она была направлена на видного общественного деятеля и само уголовное судопроизводство широко освещалось в СМИ. С учетом изложенного Суд выявил нарушение ст. 11 в отношении Удальцова.

Страсбургский суд также признал, что обвинительный приговор не содержал указаний на освобождение авто и денежных средств Сергея Удальцова. Он пояснил, что российские власти не уточнили, как осужденный гражданин мог вернуть изъятые активы. Это нарушило его права, указанные в ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Европейский Суд обязал выплатить Россию и Украину по 11 и 4 тыс. евро соответственно, в качестве компенсации морального вреда Леониду Развозжаеву. Сергею Удальцову присуждена компенсация морального вреда в размере 9 тыс. евро.

Постановление Президиума ВС РФ

В связи с решением ЕСПЧ представители Развозжаева и Удальцова, адвокат АП Московской области, директор МКА «Липцер, Ставицкая и партнеры» Дмитрий Аграновский и адвокат АП МО Виолетта Волкова направили обращение председателю ВС Вячеславу Лебедеву о возобновлении производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств. Тот, в свою очередь, направил соответствующее представление в Президиум Верховного Суда.

16 сентября Президиум ВС удовлетворил представление Вячеслава Лебедева, но при этом не нашел оснований для отмены приговора и судебных решений о продлении домашнего ареста в отношении Сергея Удальцова и срока содержания под стражей Леонида Развозжаева.

Он отметил, что при продлении мер пресечения суды учитывали характер и степень общественной опасности инкриминированных преступлений, данные о личности обвиняемых, наличие реальной возможности скрыться от следствия и суда или иными способами воспрепятствовать производству по уголовному делу, продолжить заниматься преступной деятельностью. «С учетом этого беспрепятственное осуществление уголовного судопроизводства в случае применения иной, более мягкой меры пресечения было признано невозможным. Также судами с учетом требований УПК РФ принимались во внимание правовая и фактическая сложность уголовного дела, его объем, характер обвинения и специфика расследования, поведение участников уголовного судопроизводства», – отмечено в постановлении.

Президиум ВС полагает, что судебное разбирательство по уголовному делу обоих подсудимых соответствовало требованиям УПК РФ, а вынесенный приговор содержал описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий совершенных виновными преступлений. Таким образом, обвинительный приговор в отношении Развозжаева и Удальцова не предрешил вопрос об их виновности, поскольку суд подверг необходимой проверке все установленные им обстоятельства. Виновность указанных лиц, как отмечено в постановлении, подтверждается совокупностью иных исследованных в судебных заседаниях доказательств.

«Из материалов уголовного дела усматривается, что Леониду Развозжаеву предоставлялась возможность общения с адвокатами как во время судебного заседания, так и после него, в том числе с объявлением перерывов и выделением дополнительного времени для таких консультаций. Обращений по поводу нарушения конфиденциальности общения между заявителями и их защитниками в ходе судебного разбирательства не поступало. Таким образом, оснований утверждать, что нахождение Леонида Развозжаева в стеклянной кабине в ходе судебных заседаний ограничило его права на эффективное участие в разбирательстве и получение практической и эффективной юридической помощи, не имеется», – отмечено в постановлении.

Президиум ВС РФ добавил, что Развозжаев имел все возможности полноценно готовиться и участвовать в проводимых судебных заседаниях по уголовному делу: «Кроме того, Европейский Суд по правам человека в своем решении указал, что интенсивность графика судебных слушаний не достигла достаточной степени тяжести, чтобы квалифицировать ее как бесчеловечное или унижающее достоинство обращение по смыслу ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

В постановлении также отмечено, что назначенное наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие чрезмерной суровости. «Установленные Европейским Судом по правам человека нарушения ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающей право на уважение частной и семейной жизни, в связи с отказом в посещении близкого родственника и позднее в присутствии на его похоронах, а также ввиду перевода для отбывания наказания в исправительную колонию в Красноярском крае в отношении Леонида Развозжаева не влекут отмену судебных решений, поскольку таковые по данному вопросу не выносились», – подчеркнул Президиум ВС.

Таким образом, он не усмотрел нарушений УПК, которые бы путем лишения или ограничения гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение приговора.

Один из адвокатов осужденных прокомментировал позицию Президиума ВС

В комментарии «АГ» Дмитрий Аграновский с сожалением констатировал, что в распоряжении защиты имеется не так много эффективных инструментов в случае отказа государства выполнять решение Европейского Суда в части юридических последствий. «В части выплаты компенсации решения исполняются практически всегда, так как сумма компенсации не является для государства сколь-нибудь значимой», – подчеркнул он.

По словам адвоката, отказ отменить приговор по делу Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева был ожидаем, но не с точки зрения закона, а с чисто технической точки зрения: по делу проходят 86 сотрудников ОМОНа, признанных потерпевшими, и более 300 свидетелей. «Поэтому направить дело на новое рассмотрение было затруднительно. Президиум Верховного Суда РФ имеет полномочия прекратить дело самостоятельно, однако такой практики нет вообще – максимум, чего можно добиться, это отмены приговора и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Однако в деле Удальцова и Развозжаева есть два новых принципиальных момента. Во-первых, Президиум ВС РФ отказался отменять даже постановления судов первой и апелляционной инстанций, касающиеся содержания под стражей и домашнего ареста, что ранее делал во всех известных нам случаях», – отметил Дмитрий Аграновский.

Во-вторых, добавил адвокат, Президиум Верховного Суда пошел против своей же практики: ранее Постановлением от 16 ноября 2016 г. по делу № 155П16 приговор и апелляционное определение в отношении Алексея Навального и Петра Офицерова были отменены на основании решения Европейского Суда, а уголовное дело было направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом суда.

Если сравнивать оба эти решения ЕСПЧ между собой, отметил Дмитрий Аграновский, в отношении Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева, помимо полностью аналогичного нарушения ст. 6 ч. 1 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ставшего основанием для отмены судебных решений в отношении Алексея Навального и Петра Офицерова, установлен намного больший объем нарушений, чем в отношении последних лиц. «Мы обращали внимание, что заявители и сейчас испытывают негативные последствия от незаконного приговора в виде жесточайшего так называемого административного надзора, которым Сергею Удальцову запрещена фактически любая публичная политическая активность», – подчеркнул он.

Дмитрий Аграновский также сообщил, что Президиум ВС отклонил второе представление председателя ВС, касающееся отсутствия эффективного расследования похищения Леонида Развозжаева из Киева. «В Европейский Суд были представлены показания непосредственного свидетеля похищения, сотрудника миссии Комиссариата ООН по делам беженцев в Киеве Садека Али-Шарифа, который видел момент похищения Развозжаева. И то, и другое было крайне важно, поскольку, вопреки утверждениям судов, в том числе и Президиума ВС РФ, по делу нет вообще никаких доказательств виновности Удальцова и Развозжаева, кроме показаний Константина Лебедева на сделке с правосудием и так называемой явки с повинной Развозжаева, написанной им в неизвестном подвале в Брянской области», – заметил адвокат.

«В связи с тем, что решение в отношении Удальцова и Развозжаева не выполнено, мы будем обращаться в Комитет Министров Совета Европы как в орган, надзирающий за выполнением решений ЕСПЧ. Также мы планируем обратиться в Конституционный Суд и в Президиум Верховного Суда, поскольку в соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 412.1 УПК РФ постановления Президиума обжалуются в Президиум ВС РФ», – сообщил Дмитрий Аграновский.

источник: «АГ»