Яндекс.Метрика
Супруги развелись, но после развода не стали делить недвижимость. Есть ли шансы у одного из них отсудить общую квартиру, если с момента расторжения брака прошло больше трёх лет? Две инстанции решили, что это справедливо, но Верховный суд сделал другие выводы. Эксперты отмечают, что дата развода в этом случае не имеет значения, и разъясняют, как считать срок давности в таких спорах.

Развод без претензий

Дмитрий и Мария Субботины* были женаты. Находясь в браке, супруги приобрели трёхкомнатную квартиру в Балашихе, оформив её в совместную собственность. Жене по договору пожизненной ренты также досталась «однушка». Но супруги решили развестись.

После развода дети остались жить с женой в трёхкомнатной квартире, а однокомнатную квартиру Мария Субботина сдавала. После развода бывший муж обратился в мировой суд, чтобы разделить права на спорное имущество. Они поделили автомобили, но о пользовании квартирами супругам удалось договориться без суда, то есть конфликт по этому поводу не возникал. Через четыре года после развода Дмитрию Субботину стало известно о намерениях бывшей супруги продать однокомнатную квартиру. В итоге он обратился в суд, чтобы поделить её как общее имущество, а «трёшку» оставить за женой.

В первой инстанции истцу отказали, сославшись на то, что он пропустил срок исковой давности. Суд отметил, что о нарушении своего права в отношении спорного имущества Субботин узнал в январе или феврале 2014 года. Об этом свидетельствуют поданные при рассмотрении спора о расторжении брака встречные иски о разделе общего имущества супругов, после чего супруги заключили соглашение и поделили только машины. Но требования в  суд он заявил через четыре года после развода. Решение устояло в апелляции.

Верховный суд исправил ошибку

Но Верховный суд не согласился с нижестоящими коллегами. Коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Игоря Юрьева напомнила, что срок давности в делах о разделе общего имущества составляет три года. Но исчисляется он не со дня развода или регистрации права собственности за одним из супругов, а с момента, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на имущество (п. 2 ст. 9 Семейного кодекса, Пленум ВС № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»).

На то, чтобы подать в суд и поделить общее имущество после расторжения, есть три года. Но исчисляются они не с даты развода. Считать нужно с момента, когда бывшему супругу должно было стать известно, что нарушаются его права на общее имущество, следует из определения суда (дело № 4-КГ19-19).

То, что истец обращался к мировому судье с требованием о разделе спорного имущества, подтверждает наличие такого спора на момент подачи иска о расторжении брака, соглашается ВС. Но позже проблема была снята. Субботин не обращался в суд, чтобы делить квартиры, поскольку считал, что он и его бывшая жена пользуются ими по взаимному согласию, а забеспокоился только после информации о продаже жилья. В такой ситуации срок не пропущен, сделал вывод ВС и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (результаты рассмотрения не указаны на сайте суда).

Три года не решат вопрос

Если подождать три года с момента расторжения брака, то всё имущество достанется тому супругу, на имя которого оно зарегистрировано – такое мнение распространено среди обывателей. Но это заблуждение, напоминает адвокат по семейным спорам Елена Овчинникова: суды ошибаются в таких вопросах нечасто, считает она.

По словам Овчинниковой, чаще в связи со спорами о разделе имущества возникают другие проблемы. Основные из них три:

  1. Определение состава имущества, подлежащего разделу.
  2. Возможность отступления от равенства долей супругов в интересах несовершеннолетних.
  3. Возврат имущества в совместную собственность супругов  при недобросовестном поведении одного из них, его попытках исключить имущество из состава совместно нажитог

По определению сроков давности для требований о разделе имущества есть устойчивая судебная практика, основанная на нормах права: срок следует исчислять со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество, подтверждает Галина Павлова, управляющий партнёр Павлова и партнеры . Что же касается определения момента нарушения прав, то этот вопрос судами разрешается различно: каждый раз в зависимости от конкретной ситуации. Тем лучше, что на неисследованность обстоятельств действительного нарушения прав указал Верховный суд, отмечает Павлова: «Для судебной практики очень важно, что ВС обращает внимание не только на нарушение норм права, но и на их применение с учётом всех обстоятельств дела».

* – имена и фамилии участников процесса изменены 

источник: Право.ру