Яндекс.Метрика

 

Казалось бы, старшему поколению всегда есть, в чем упрекнуть молодое. Тем не менее, желающих публично обсудить недостатки нынешних выпускников-юристов не слишком много. “Нам еще потом с ними работать”, “Не могу, у нас очень молодой коллектив” – отвечали на предложение поделиться мыслями о проблемах с “новичками” известные юристы. Тем не менее, список наиболее распространенных претензий к молодым профессионалам составить всё же удалось – как и найти, что отличает их в лучшую сторону от коллег постарше.

Недостаток 1: “Я – талант, и хочу всё и сразу”

Переоценка своих способностей – основной недостаток у сегодняшних выпускников, хором признают собеседники Право.ru. “В целом, у них чрезмерно завышены ожидания в отношении себя”, – замечает Наталья Шатихина, управляющий партнер CLC.
Современных выпускников отличает незыблемая и непоколебимая уверенность в себе, замечает Ольга Цытрина, руководитель юридического отдела BIOCAD. “Это, увы, палка о двух концах: есть очень большой риск перейти в плоскость завышенного самомнения и упустить шансы и возможности для наработки компетенций и саморазвития, которыми успешно воспользуются менее уверенные в себе ребята, самооценка которых равна тому баллу, который они ставят собственным достижениям и результатам” , – говорит Цытрина.

О чрезмерно высокой самооценке говорит и Руслан Коблев, управляющий партнер АБ “Коблев и партнеры”. Но этот недостаток не нов, уверен он. Завышенные требования при неумении самостоятельно решать поставленную задачу и анализировать информацию были основным недостатком и у выпускников пять лет назад.

Поверхностный подход к восприятию информации крайне негативно сказывается на качестве молодых юристов и их отношении к работе, замечает Артём Афанасьев, Директор юридического департамента и комплаенс контроля Dixy Group. Он считает, что проблема – в некоторой степени следствие общих изменений в восприятии информации: сегодняшний молодой человек читает быстро и по диагонали, без детального и въедливого анализа каждой детали. На то есть и объективные причины – времени становится меньше, а успеть хочется больше, замечает Афанасьев. Но для начинающих юристов это губительно: “Зачастую они не ловят серых мышей, замечая лишь ярких слонов, образно выражаясь”, – проводит аналогию Афанасьев. Впрочем, не стоит исключать, что нежелание докапываться до сути вещей и корпеть часами над договором, полируя свою работу до совершенства может оказаться обычной ленью и слабой мотивацией, замечает он.

Каковы бы ни были причины такого подхода, его результатом может стать разочарование. Ведь в том числе и в силу завышенной самооценки нынешние выпускники юридических вузов не могут адекватно, в том числе, с финансовой точки зрения, оценить свои первоначальные знания и навыки, и потребности рынка, замечает Юлия Маранц, руководитель санкт-петербургского офиса КА “Юков и партнеры”. Не хватает порой элементарного. Например, у современных выпускников юрвузов не развит навык письма, замечает Юлия Маранц: “Небрежность оформления, невнимание к деталям, отсутствие логичной структуры документов, избыточность информации и тому подобное – это, к сожалению, встречается повсеместно. Конечно, когда в ВУЗе отсутствует предмет, хотя бы отдаленно напоминающий legal writing, удивляться этому не стоит.”

Недостаток №2: Много прагматизма, мало энтузиазма
“Не хватает энтузиазма, часто глаз не горит, больше прагматиков, чем было раньше”, – озвучивает в одном предложении сразу две претензии многих партнеров юрфирм Андрей Князев, управляющий партнер “Князев и партнеры”.

Недостаточно выраженный профессиональный интерес со стороны сегодняшних выпускников отмечает и Мария Казакова, юрист корпоративной практики Hogan Lovells в России. “Сейчас в целом растет более сытое поколение, которое по понятным причинам имеет меньшую мотивацию в сравнении с поколением нулевых или 90-х, когда определённости было существенно меньше, а желания трудиться изо всех сил и честно работать – больше”, – доступно объясняет причины сниженной мотивации Артём Афанасьев.

Сегодняшний выходец из вуза хочет больше личного пространства:  “Выпускники-юристы прошлых годов были готовы работать не покладая рук, непрестанно учиться чему-то новому и приобретать новые знания и навыки, забывая о свободном времени и личных интересах. Нынешние студенты и выпускники в меньшей степени мотивированы отдавать себя работе, заботясь больше о своем личном пространстве нежели о будущей карьере.”

Желание сбалансировать работу и личную жизнь само по себе нормально. Но стало больше и тех, кто хочет занять высокую должность с минимумом усилий. Директор Юридической группы “Яковлев и Партнеры” Анастасия Рагулина замечает, что сегодня многие вчерашние студенты не хотят становиться профессионалами в юриспруденции, зато хочет зарабатывать много денег и быстро продвинуться по карьерной лестнице за непомерно короткие сроки. При наихудшем сценарии средства для достижения целей не выбирают: “Они не готовы к работе в команде, не протянут руку помощи коллегам в случае необходимости, более того, готовы присвоить чужие мысли, выдав их за свои. Не способны отвечать за свои действия, стараются спихнуть вину за их совершение на кого-нибудь другого. Я не против амбиций, но считаю, что они должны быть здоровыми”, – говорит Рагулина.

Недостаток №3: Рынок, клиенты? Нет, не слышали!
“Нынешним выпускникам юридических вузов не хватает того, что называется soft и human skills, понимания рынка и особенностей бизнеса”, – обращает внимание Наталья Шатихина. По мнению Андрея Князева, у многих незнание реалий юррынка – не единственная проблема: сложности возникают и с вопросами устройства адвокатуры или даже суда.

Претензии к системе и грани опыта
Многие недостатки, отмеченные консалтерами, можно считать следствием проблем в системе образования. Так, по словам Андрея Князева, сохраняется иногда огромное отличие в базовой подготовке выпускников МГУ, МГЮА , МГИМО и других ведущих вузов от даже очень умненьких выпускников чисто коммерческих вузов, которым многое приходится добирать потом (См. Рейтинг юридического образования Право.ru). В целом, студентам нужно больше практики, уверен Князев. Причем речь идет не только о практике в вузе – но и, например, об опыте работы в правоохранительной системе. Вопрос особенно актуален для уголовной практики – здесь студента без опыта даже не рассмотрят как кандидата на вакансию. Такова, к примеру, ситуация в АБ “Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры”.

“Во-первых, для осуществления юридической практики по уголовным делам кандидат должен либо иметь статус адвоката, либо обладать достаточным опытом работы для его получения. Во-вторых, у нас просто нет достаточных ресурсов для того, чтобы воспитывать специалиста “с нуля” и дожидаться, когда он будет соответствовать формальным требованиям, предъявляемым законом об адвокатуре. В-третьих, мы сами целиком и полностью состоим из юристов, имеющих опыт работы в правоохранительной системе. Это позволяет нам быть на одной волне друг с другом, быстро просчитывать действия процессуальных оппонентов, а также правильно выстраивать процессы коммуникаций с нашими процессуальными оппонентами в ходе работы по делам”, – поясняет такой подход Александр Забейда, управляющий партнер АБ “Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры”.

Идеальный кандидат – это выпускник юрвуза с непродолжительным опытом работы в правоохранительных или судебных органах (до 10 лет), знающий эту работу изнутри, но при этом не утративший высоких моральных принципов юридической профессии, говорит Забейда. С одной стороны, такой кандидат обрастает нужными нам навыками – профессионализм, ответственность, умение работать в команде. С другой стороны, профессионал экстра-класса, но “деформированный до степени деградации” – не подходящий вариант.

Однако постажироваться в подобных адвокатских бюро – возможность вполне реальная. “Не часто, но мы берем к себе на стажировку молодых специалистов, чтобы они могли увидеть, как работает современная уголовная юридическая фирма, и правильно выстроить для себя профессиональные ориентиры. Тех, кто нам понравился, мы с удовольствием рекомендуем нашим коллегам из следственных органов или прокуратуры, а затем наблюдаем за их профессиональным становлением. Не все выпускники с достоинством проходят этот так называемый “курс молодого бойца”, но именно этот фактор является основным показателем при рассмотрении кандидата в нашу команду”, – рассказывает Александр Забейда.

Другие – но хорошие
Недостатков много, но хорошего больше, чем плохого – оптимистично признают юристы с опытом, говоря о коллегах помладше. При всех претензях и амбициях новичков экономические реалии берут своё – и выпускники к этому готовы. “Отличие нынешних от выпускников 5 летней давности  в том, что они в большей степени готовы на реальные условия для специалистов без опыта в плане оплаты, графика, больше держатся за место”, – констатирует Андрей Князев. По словам Руслана Коблева,  хотя и пять и десять лет назад большинство выпускников стремилось найти работу именно в ильфах, а большинство нынешних выпускников продолжает мечтать о работе в госкомпаниях или в правоохранительных органах, сегодня становится все больше тех, кто готов к самостоятельной карьере – например в адвокатуре.

Что касается практических навыков, то у молодого поколения есть очевидные плюсы, самый яркий из которых – знание иностранных языков. Несколько лет назад можно было с уверенностью говорить о знании иностранного языка только студентами МГИМО – даже выпускники МГУ, ВШЭ и МГЮА были очень сильны в вопросах права, но не всегда в знании иностранного языка, говорит Мария Казакова. Сейчас же студенты свободно говорят на английском языке, в том числе и на юридическом английском, признает она. “Даже в нашем бюро, в котором приоритетной практикой является уголовно-правовое представительство практически все сотрудники свободно владеют английским языком что является очень важным например по делам об экстрадиции или экзекватуре”, – соглашается и Руслан Коблев.

Многие представители нового поколения юристов отлично ориентируются в иностранном праве, демонстрируют живое мышление и могут решать задачи нестандартным образом, что принципиально важно для юриста, замечает Юлия Маранц. В целом при снижении в коммуникации и презентации можно говорить о более высоком уровне подготовленности вчерашних студентов, считает и Наталья Шатихина.

Но при всех “поколенческих” достоинствах и недостатках, любой поиск специалиста – это своего рода лотерея, уверена Ольга Рыбцова, начальник юридического отдела ЗАО “Московская Пивоваренная Компания”. “Повезет вытянуть раковину с жемчужиной или придется из имеющегося песка выбрать самую крупную песчинку и растить жемчужину самостоятельно? Семь лет назад на позицию ассистента юротдела я приняла первого же кандидата-выпускника. Не разочаровалась ни разу. Да, мне попалась жемчужина, но это не означает, что все выпускники того года были столь же ценны. В прошлом году в режиме ограниченного времени на поиск пришлось выбирать из “песчинок”. И удачно: человек быстро “отполировался, заблестел” и был повышен. Текущий поиск нового ассистента затянулся на несколько месяцев: каждый кандидат хочет через год быть продвинутым на позицию младшего юрисконсульта, но, не обладая даже теоретическими знаниями сегодня, не демонстрирует готовность саморазвиваться и в течение следующего года. И все равно верю, что это не потому что “последний выпуск был хуже предыдущих”, а просто потому, что пока не пришел на интервью нужный моей команде человек”, – приводит пример Рыбцова.

В целом же молодые юристы не лучше и не хуже коллег постарше – они просто другие, говорит Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners.

“Другое поколение. Другие мотивации: важны не только деньги, но и некий комфорт, гармония, возможность заниматься собой, life-work balance, меритократичная корпоративная культура, в которой они будут на первых ролях с самых ранних позиций. Они существенно лучше подготовлены для практической работы, чем я был 10 лет назад, когда выпускался. Уверен, что креатива и творчества для практической деятельности у них больше, чем у нас было 10 лет назад. Наверное, неправильно говорить о том, чего им не хватает. Им всего хватает. И они бы выиграли в конкурентной борьбе со мной 10-летней давности, когда я получал диплом. Лучше поразмышлять, что предложить работодателю современным выпускникам-звёздам, чтобы они выбрали именно его”, – резюмирует Савельев.

право.ру